четверг, 24 декабря 2020 г.

И пока у нас будет Новый год и прочие радости, он будет сидеть в ШИЗО в одиночке, шестой год подряд

 

И пока у нас будет Новый год и прочие радости, он будет сидеть в ШИЗО в одиночке, шестой год подряд

Мы все такие стремительные, и жизнь такая стремительная: обсудили уже и зятя-миллиардера за 100 долларов, и дочку Кривоногих, и восемь сыновей криворуких, и синий гульфик – всё уже старо, вчерашний день.

Вот чуть Юлию Галямину не посадили по дадинской статье, все переживали, но ведь условно же, обошлось, поехали, что там дальше.

А кто-то должен остаться в той точке, которая широкая публика давно проехала. Остаться, и попытаться решить проблему. Хотя бы для того, чтобы кто-то в эту точку не вернулся – а она уже обсуждена сто раз, как будто бы проехали, но ничего не решилось.

Помните Сергея Мохнаткина? Его сажали за характер, за донкихотство, за правдоискательство. И убили там. Да, он умер на свободе, но ему в зоне сломали позвоночник, и добавили срок. Его умучили на зоне.

И вот три адвоката – Карина Москаленко, Илья Сидоров и Леонид Крикун – ездят упорно в город Котлас, и добиваются правды. Зачем? Мохнаткину уже не помочь.

Да не Мохнаткину они помогают, а нам.

А Дадина помните? Его тоже пытали, но уже не в Мурманской области, а в Карелии. В ИК-7. Тот же адвокат, который остался в деле Мохнаткина – Леонид Крикун, он питерский – остался и в дадинском пыточном деле.

А в той зоне остался заключенный Коба Шургая, которому добавили срок за сопротивление пыткам, и который пять с половиной лет не выходил из одиночки. В обычной зоне.

Леонид Крикун пытался добиться признания нарушений и в прокуратуре, но в итоге получил замечательный ответ. Прокурор в своём ответе указал, что всех заключенных в Карелии содержат в одиночках, иное, по его мнению, не предусмотрено

С тех пор, как мы рассказали об этом деле, прошло несколько судов. Мы вместе с вами добились того, что суд (еще в октябре) постановил, что Кобу нужно перевести в другую зону, ближе к месту жительства, но никто решение суда не торопится исполнять, не тот случай.

Мы не знаем, что было бы с Кобой, если бы не его адвокат, если бы не вы, кто сделал работу адвоката возможной. Но мы точно знаем, что вы спасаете его жизнь прямо сейчас.

Почему мы этим занимаемся? Везде пытки, везде жалобы, везде ситуация дикая и ужасная. Это правда. Мы стараемся помочь там, где заключенные готовы отстаивать свои права. Но их очень легко запугать, умучить, лишить свиданий и медпомощи, избить, унизить – надо быть очень стойким и действительно отважным человеком, чтобы стоять до конца. Как Серёжа Мохнаткин.

Мы не спасли его, но ведь не напрасна его жертва? Сейчас мы пытаемся спасти Кобу. 28 декабря у него очередной суд, и снова адвокат Леонид Крикун сядет в Питере в свою поношенную машину и отправится в Сегежу. Он работает без гонорара. Но проезд, гостиницы и бесконечные экспертизы – мы оплачиваем это благодаря вам. Спасибо.

И пока у нас будет Новый год и прочие радости, Коба будет сидеть в ШИЗО в одиночке. Шестой год пойдёт. Он остался один, кто по-прежнему настаивает на своих показаниях о пытках, которые дал вместе с Дадиным шесть лет назад. Все уже забыли эту историю. А там ничего не изменилось.

Жертвы не должны быть напрасными.

Ольга Романова

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..