понедельник, 12 октября 2020 г.

КОМУ ДАТЬ, КОМУ НЕ ДАТЬ

 

Кому дать, кому Не дать

К вопросу присуждения Нобелевской премии по литературе

Неоспоримая объективность спортивных наград подкрепляется очками, голами, секундами и прижатыми к ковру лопатками. Справедливость научных регалий менее очевидна, но тоже более-менее связана с чем-то ощутимым: с масштабными теориями и открытиями, с новыми методами, лекарствами и материалами.

В отличие от них, литературные премии абсолютно волюнтарны, то есть критически зависят от уровня лоббирования, политического климата, мелкого интриганства, личных пристрастий и взяток на уровне “ты мне – я тебе”. В отсутствие голов, очков и открытий, обоснованность литературной премии оценивается даже не по принципу “кому дали”, а “кому НЕ дали”.

Нобелевская премия по литературе – яркий тому пример.

Я ничего не имею против Гао Синцзяня (француза, а не то что вы подумали) и Видиадхара Найпола (британца, а вовсе не…).

Готов также понять, что жизненно важно продемонстрировать интернациональность награды путем вручения ее Орхану Памуку, Мо Яню и Тумасу Транстрёмеру, имена которых я услышал впервые вместе с новостями о присуждении и тут же забыл раз и навсегда.

Допускаю, что попросту не смог вникнуть в замысловатое обоснование награды, выданной “за создание бесчисленного количества обличий удивительных ситуаций с участием посторонних” (Джон Кутзее, ЮАР) или “за музыкальные переливы голосов и отголосков в романах и пьесах, которые с экстраординарным лингвистическим усердием раскрывают абсурдность социальных клише и их порабощающей силы” (Эльфрида Елинек, Австрия).

Соглашусь даже, что далеко не всегда популярность является синонимом качества (Боб Дилан), и потому отчего бы не исправить ошибку четырехлетней давности, наградив поэтессу, чье имя известно лишь сотне-другой читателей поэтических альманахов (нынешняя лауреатка Луиза Глюк).

Все так, все так. Одно вызывает недоумение. Каким образом (учитывая вышеприведенный весьма неполный список недоразумений и ноунеймов) вне Нобелевской премии остались такие люди как Оскар Уайлд, Ромен Гари, Соммерсет Моэм, Стефан Цвейг, Курт Воннегут, Трумен Капоте, Кобо Абэ, Том Вулф, Умберто Эко, Харуки Мураками – и еще десятка два-три очень звонких имен, которыми вы, без сомнения, можете дополнить этот навскидку составленный перечень. Как? Почему? Боб Дилан – да, а Жорж Сименон, Стивен Кинг и Джеймс Паттерсон – нет? И если уж дают певцам, то почему именно Дилану, а не куда более значительному поющему поэту Леонарду Коэну?

Короче говоря, получается, как в детской песенке: В потолке открылся люк – не пугайтесь, это Глюк”. Не удивлюсь, если автору этого стишка тоже вручат Нобелевку – если не “За безошибочный поэтический голос, который своей строгой красотой делает индивидуальное существование универсальным” (Луиза Глюк, 2020), то уж точно “За влиятельную работу, которая с помощью языковой изобретательности исследовала периферию и специфику человеческого опыта” (Петер Хандке, 2019).

Алекс Тарн

1 комментарий:

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..