суббота, 7 сентября 2019 г.

НА РУИНАХ ЛИВИИ

На руинах джамахирии

Гражданская война в Ливии, пиком которой стало свержение и линчевание Муамара Каддафи, тянется с 2011 года и носит вялотекущий характер, однако и здесь случаются ”всплески” и своего рода знаковые события.
Photo copyright: Ben Conklin. CC BY 2.0
По числу жертв и ожесточенности эта война не идет ни в какое сравнение с сирийским конфликтом – масштабы не те. А для наблюдателей со стороны происходящее в Ливии зачастую даже приобретает некий комический оттенок: многие фото- и видеокадры из тех мест существенно пополнили сокровищницу военных курьезов последних лет. И все же гражданская война в стране, являющейся одним из крупнейших экспортеров нефти, вышла далеко за местные рамки и приобрела огромное международное значение. В обстоятельствах противодействия обширных и необычных коалиций из Ливии периодически приходят весьма неожиданные известия.
Подробные объяснения, кто против кого и почему воюет сегодня в этой стране, слишком длинны и не являются целью данной статьи. Отмечу лишь, что в Ливии очень глубок раскол между востоком (Бенгази) и западом (Триполи) и сильны всевозможные географические и племенные факторы. Не стоит пренебрегать и идеологией ввиду изобилия исламистских группировок разных направлений. Если рассматривать ситуацию упрощенно, то основных сил в стране две, причем каждую поддерживают внешние союзники, по поводу которых уместно задаться вопросом: а что, собственно, они в Ливии забыли?
Имеет ли отношение к происходящему в Ливии Израиль? В сколько-нибудь достоверных источниках на данный счет нет никакой информации. Однако тамошнюю ситуацию нельзя назвать совсем уж безынтересной для еврейского государства, ведь страны, глубоко замешанные в “ливийских забавах” – а это Катар, Турция, Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия и иже с ними, – важнейшие региональные игроки. Не будем забывать и о секторе Газы: именно из Ливии в первые годы гражданской войны туда через территорию Египта было переправлено значительное количество оружия. Так что наряду с поставками из Ирана через Судан бывшие запасы Каддафи служили важными источниками пополнения арсенала террористов Газы. Среди прочего, на парадах ХАМАСа неоднократно светились новые модели автоматов Калашникова, которые Россия успела продать режиму Каддафи перед свержением. Правда, сегодня туннельная “автострада” между Египтом и Газой почти ликвидирована, и проблема ливийской оружейной контрабанды в сектор утратила остроту, хотя я бы не стал полностью сбрасывать ее со счетов.
Первая из двух основных сил в Ливии, которая держит оборону в столице Триполи, – получившее признание ООН и широкую международную легитимацию Правительство национального согласия (ПНС), возглавляемое Фаизом Сараджем. Правда, на данный момент признание является следствием инерции, и международному сообществу по большей части попросту наплевать на ПНС, которое опирается на локальные ополчения и группировки, именуемые “бригадами”. Кстати, значительная часть формирований, союзных и подконтрольных ПНС, – исламистского толка. Действуют в Ливии и ИГ с “Аль-Каидой”, но они не выступают на чьей-либо стороне. Главные союзники ПНС – это Турция и Катар. Кое-кто называет еще и Италию, однако говорить о серьезной поддержке Римом Триполи не имеет смысла.
Основным противником ПНС формально является Палата представителей Ливии – орган законодательной власти, избранный в 2014 году. Однако в реальности это ширма Ливийской национальной армии (ЛНА) во главе c фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Его главные соратники Египет, ОАЭ и в меньшей степени Саудовская Аравия. “Крышует” Хафтара и Россия, он также пользуется поддержкой французов, в результате чего Париж недавно попал в весьма неловкое положение.
Немного о Халифе Хафтаре, у которого, несмотря на все сложности, есть шанс одержать решающую победу в этом противостоянии
В 1969 году в возрасте 26 лет этот весьма примечательный персонаж, будучи сторонником Каддафи, участвует в свержении монархии. Во второй половине 1970-х и в первой половине 1980-х Хафтар дважды командируется на учебу в СССР: на офицерские курсы “Выстрел”, а затем в Академию генштаба. В 1987 году в звании полковника Хафтар в прямом и переносном смысле попадает в историю, командуя ливийским контингентом в Чаде. Располагая значительным количеством бронетехники, артиллерии и боевых самолетов советского производства, он умудрился потерпеть сокрушительное поражение от противника, почти не имевшего тяжелого оружия, чьим основным козырем были пикапы “тойота”. Не зря те события получили название “война “тойот”, а пикапы и внедорожники этой марки с тех пор остаются одними из главных “героев” боевых действий в нашем регионе, как, например, в Сирии и Ираке. Ливийцы в Чаде были по большей части перебиты или взяты в плен, а огромное количество бронетехники, артиллерии и даже самолетов достались противнику. Сам Хафтар тоже попал в руки южных соседей, а когда Каддафи отрекся от пленных и в том числе полковника, которому он до этого покровительствовал, тот превратился во врага режима. Однако до самой ливийской революции в деле свержения Каддафи он не преуспел, даже получая периодически поддержку от США.
После 2011 года Хафтар далеко не сразу выдвинулся на первые роли, но в марте 2015-го “перепрыгнул” в чин генерал-лейтенанта, который ему присвоила Палата представителей. По ее милости еще через полтора года Хафтар становится фельдмаршалом – поразительный карьерный рост на старости лет. Два месяца спустя, в ноябре 2016-го, он прибывает в Москву на переговоры с министрами обороны и иностранных дел России, после чего амбиции главы ЛНА становятся очевидны.
И все же главной опорой фельдмаршала являются, как уже было отмечено, Египет и ОАЭ, сумевшие обеспечить Халифе Хафтару военную и экономическую поддержку. Географическая близость Египта стала одним из важнейших факторов, дающих ему определенное преимущество, а уж средств на его поддержку ни Каир, ни ОАЭ не жалеют. И если для Египта Ливия не просто нефтедобывающий сосед, но и источник нестабильности у границы, то для ОАЭ вмешательство в ливийские дела – не более чем следствие возросших региональных амбиций страны, среди прочего желающей помочь и своему союзнику в Каире.
Кстати говоря, у далекого Катара, помогающего ПНС в Триполи, схожая мотивация: политические амбиции плюс солидарность с более ярко выраженным исламистским правительством и, конечно же, желание насолить враждебному режиму Ас-Сиси, ОАЭ и саудовцам. Как и Доха, симпатии к исламистам, а главное – ненависть к нынешним властям Каира испытывает Анкара, вернее, лично президент Эрдоган, из которого желание навредить египетскому лидеру, свергнувшему власть “Братьев-мусульман”, так и прет. С ОАЭ, тем более, с саудовцами у Турции в последние годы тоже далеко не самые теплые отношения.
С начала 2017 года Хафтар при непосредственной поддержке двух союзников, в том числе и с воздуха, непрерывно расширял свою территорию. Его важнейшим успехом стал полный захват Бенгази – главного города на востоке Ливии. Кроме того, ЛНА на данный момент контролирует практически всю нефтяную отрасль страны, и это важнейший фактор преимущества Хафтара в борьбе с ПНС. Война войной, а нефть – нефтью. Парадоксально, но факт: в разгар противостояния Ливия добывает около 1,3 млн баррелей в сутки (сегодня цена барреля несколько превышает 60 долларов).
Несмотря на плотную поддержку извне, армия Хафтара, а если быть точным, – его группировка так и не стала по-настоящему боеспособной силой. При отсутствии популярной идеологии и множестве внутриливийских противоречий это и неудивительно. Тем более что на западе Ливии, где расположен Триполи, ПНС и местные “бригады” оказались популярнее, чем пришлый Хафтар. Разумеется, огромную роль сыграли поставки оружия из Турции и финансирование из Катара. В боях стороны активно применяют ударные беспилотники. На стороне Хафтара – это машины китайского производства от щедрот ОАЭ, а у ПНСовцев – турецкие. Последние, судя по всему, нанесли один из самых впечатляющих и неожиданных ударов с апреля 2019 года, когда стартовало наступление Хафтара на Триполи. Скорее всего, турецкие БПЛА 26 июля и уничтожили на ливийской авиабазе Эль-Джуфра два севших там тяжелых транспортных самолета Ил-76, принадлежавших украинской авиакомпании “Европа Эйр” и доставлявших Хафтару оружие из ОАЭ. До сих пор стороны воздерживались от уничтожения иностранных транспортных средств доставки, так что ПНС и их патроны сделали первый и очень резкий шаг в этом направлении. Ответ не заставил себя долго ждать: 5 августа в аэропорту Мисураты, БПЛА Хафтара сожгли Ил-76 еще одной малоизвестной украинской авиакомпании под названием “Скайавиатранс”. Самолет только что приземлился, завершив рейс из Анкары – якобы с грузом для ливийского “Красного полумесяца”.
В начале июля Хафтар и Эрдоган обменялись серией угроз: ливиец даже пообещал топить турецкие суда и задержал шестерых турецких граждан. В свою очередь Эрдоган пригрозил прямым военным возмездием, презрев тот факт, что возможности Турции в Ливии по причине огромного расстояния весьма ограничены, в отличие от шансов нарваться на силовую реакцию находящихся поблизости египтян. Как бы там ни было, фельдмаршал турок отпустил, и накал напряженности несколько снизился.
Что касается наступления на Триполи, начатого в апреле, то после первоначальных успехов оно фактически провалилось. Не обошлось и без серьезного конфуза: в ходе контратаки силы ПНС заняли город Гарьян, в котором размещался логистический центр Хафтара. Среди самого разного оружия, в том числе и китайского производства, доставленного в Ливию ОАЭ, обнаружилась и сенсационная находка – четыре новейших управляемых противотанковых ракеты американского производства “Джавелин”, которые наряду с израильскими “Спайками” считаются лучшими в мире в своем классе. Вначале предполагалось, что это ОАЭ, не получив санкции от США, поставили Хафтару суперсовременное американское оружие. Однако по номерам на упаковках быстро выяснилось, что “Джавелины” изначально проданы… Франции. Как сообщили французские источники газеты “Нью-Йорк Таймс”, ракеты ЛНА не поставлялись, принадлежат французским же военным, а те самые четыре штуки со склада неисправны и хранились в ожидании утилизации. Оказавшись в неловком положении перед американцами, Париж невольно сознался в том, что французские военные действуют в Ливии на стороне Хафтара – против признанного ООН правительства…
Ну а пока, фельдмаршал уже успел объявить о новом, втором наступлении на столицу – пока в основном на словах.
Давид ШАРП
“Новости недели”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..