понедельник, 24 сентября 2018 г.

«Дорогая» передача или переодевание в прыжке


22.09.18
Мирон Я. Амусья,
профессор физики

«Дорогая» передача или переодевание в прыжке
(Переодевание в кувырке или «Вечер у Соловьёва» на канале «Россия 1» 18.09.18)

- Ой, Вань, гляди, какие клоуны!
Рот - хоть завязочки пришей...
Ой, до чего, Вань, размалеваны,
И голос - как у алкашей!
В. Высоцкий, «Диалог у телевизора»

Нет, не внешним задёрганным бытом –
Всей душой ко злу мы причастны:
Всё потеряно, всё забыто,
Все озлоблены, все несчастны.
Я. Капкалка, «Годы» (1958-2007)

Утром 18 сентября мы с женой услышали по радио сообщение о том, что при заходе на посадку на военную базу РФ в Сирии Хмеймим сбит российский самолёт-разведчик Ил 20, и что все, находившиеся на борту 15 человек, погибли. Говорилось, со ссылкой на министерство обороны России, что в гибели самолёта и людей виноваты израильские самолёты, атаковавшие прошлой ночью объекты в Латакии. Вскоре с прямым обвинением Израиля выступил министр обороны РФ, который «сказал Либерману, что в результате безответственных действий израильских военно-воздушных сил произошла трагедия, унесшая жизни 15 российских военнослужащих». Это сообщение неоднократно повторялось.
В нём же говорилось, что «Минобороны России по различным каналам взаимодействия неоднократно призывало израильскую сторону воздерживаться от ударов по сирийской территории, создающих угрозу безопасности российских военнослужащих. …Минобороны России «оставляет за собой право на дальнейшие ответные шаги». Где-то к полудню сообщили, что заявление министерства обороны России вышло с одобрения президента РФ.
Это подтверждалось и слухами из Государственной думы РФ, откуда начали звучать требования примерно наказать Израиль. Предложения были разные, одно грознее другого. Буквально на глазах ещё вчерашний друг превращался в злейшего врага. Выступавшие на ТВ и по радио соревновались во всевозможных угрозах – от ещё терпимого «Разорвать дипломатические отношения» до долженствующего пугать и сильно настораживающего «Подвергнуть бомбардировке (разбомбить – были варианты!)». Со вторым предложением выступил, как сообщали, первый зампред комитета Государственной думы по обороне А. Шерин. Буквально с каждой минутой нарастало напряжение. Поначалу всё выглядело незамысловато, просто и весьма опасно – Израиль ни с того, ни с сего «над нашей Сирией сбил наш самолёт».
В воздухе пахло серой, дьявол побеждал в борьбе с Богом. Угроза бомбить Израиль создавала основания для прямого конфликта США с Россией, в этой части напоминающее Карибский кризис в 1962. Но с тех пор в корне изменилось, скорее всего – необратимо, соотношение сил США – РФ. Разрыв в мощи столь огромен, что его не закроешь бородатым советским ядерным наследием. Но даже упоминание такой угрозы определённо не проходит мимо ушей политиков Запада, и просто заставляет их стараться себя обезопасить любой ценой, в прямом и переносном смысле слова, от этой угрозы, не повторяя ошибок начала девяностых годов прошлого века.
Да и сам Израиль, даже откажись он от прямой военной поддержки со стороны США, при сегодняшнем соотношении сил в мире не разбомбишь так просто – захотел и сделал. Ему определённо не стоит грозить – Израиль может воспринять это всерьёз и ответить куда решительнее, чем на раздражающие уколы Хамаса. Из того, что израильский офицер сносит шлепки от зарвавшейся юной паскуды-арабки, неверно делать далеко идущие обобщения. Все предыдущие войны Израиля, куда СССР влезал не только оружием, но и войсками, заканчивались потерей оружия и уроном для советских войск.
Иное дело – разрыв дипломатических отношений. Тут, хотя у СССР уже был малоудачный опыт, я допускал, что такое в принципе возможно. Однако РФ при этом теряло бы связи с единственной страной западного мира, с которой у неё отношения не испорчены. К тому же, такой разрыв, с ещё живой памятью о двух предыдущих, восстановил бы против РФ мировое еврейство, а это, пусть малая по числу людей, но крайне большая по влиянию в СМИ, политике, культуре и науке часть общества. Следовательно, в здравом уме на разрыв дипломатических отношений не пойдёшь. Но вот на здравость ума полагаться в те часы истерики СМИ, интеллектуального сброда, да и многих политиков было крайне трудно.
А между тем, все СМИ взрывались и ревели. Вина Израиля в том, что «наших бьют» воспринималась легко, как нечто само собой разумеющееся. Во всяком случае, не слышно было голосов, отсылающих страсти к расхожей презумпции невиновности. Такого нарастающего вала обвинений я давно не видывал и не слыхивал. Хотя, если бы и сбили российский самолёт, в этом ничего неожиданного быть не должно. Это просто означало бы, что случилось то, что вполне следовало ожидать. Влезая в зону столь важную для Израиля, переполненную много-направленными интересами борющихся там сторон, с обилием техники, в том числе и самолётов – чем, как не их падением, могло кончиться дело, притом скорее рано, чем поздно?
Это должно было случиться, на мой взгляд, со стопроцентной вероятностью. При этом возникло нечто, что можно было выдать за нападение Израиля на РФ. И начала стремительно выползать морда из-под маски. Сначала говорили просто о нападении, без деталей. Потом уточнили обвинение, отметив, что Израиль якобы не сообщал о своём налёте. Затем признали – сообщал, но только после полудня выяснилось, что сделал это всего за несколько минут, чуть ли не за одну минуту до выстрела по Ил-20. А то, что эти одна или две минуты по израильским меркам соответствуют расстояниям значительным, в пару десятков километров, разумеется, не упоминалось. Кстати, через день выяснилось, что израильский налёт состоялся за час до гибели Ил-20! А весь первый день сообщения, обвиняющие Израиль шли вперемежку с выражением печали по поводу гибели людей, как будто это просто жертвы авиакатастрофы, а не участники боестолкновения.
Однако после 16.00 тон СМИ внезапно сменился. Дело в том, что в ходе пресс-конференции президента РФ и премьера Венгрии, на вопрос «Эта ситуация не осложнит ли наши взаимоотношения с Израилем? Невольно вспоминается ситуация с Турцией, которая была у нас недавно. И каких ответных мер со стороны России можно ожидать?» президент РФ ответил: «Что касается Вашего сравнения с известными событиями, когда турецким истребителем был сбит наш самолёт, то это всё‑таки другая ситуация. Тогда турецкий истребитель сознательно сбил наш самолёт. Здесь скорее это похоже на цепь трагических случайных обстоятельств, потому что израильский самолёт не сбивал наш самолёт. Но, безусловно, мы должны в этом серьёзно разобраться. А наше отношение к этой трагедии изложено в заявлении Министерства обороны Российской Федерации, которое со мной полностью согласовано.
Что касается ответных действий, то они будут направлены прежде всего на дополнительное обеспечение безопасности наших военнослужащих и наших объектов в Сирийской Арабской Республике. И это будут такие шаги, которые заметят все».
Не знаю, как все, но я заметил – решение вверху принято, ценность дружбы с Израилем перевесила. Ему, в отличие от Турции, не придётся даже «отделываться помидорами». И не важно, что противоречие с недавним заявлением министерства обороны. было очевидно. Кому до этого дело? А то, что говорилось до того в адрес Израиля сворой антиеврейски настроенных политиков и людей СМИ, можно было теперь забыть, понимая, что поток поношений вслух их авторам придётся заметно ослабить. Мне же диалог на пресс-конференции с вопрошателем напомнил старую шутку: «Хаим Зейгер, угадай, что у меня в руке? [1] - Часы. - Правильно. А в какой руке? – В левой! - А точнее? – В правой. - Угадал. Молодец
Можно было успокоиться, вспомнив заученную смолоду команду «Боевую готовность разоружить. Всем спать», применить её к внутреннему состоянию, и достойно встретить наступление самого важного дня еврейского года - Йом Кипура.
Но день ещё продолжался, и его окончание по григорианскому календарю сулило нечто потенциально интересное. В 23.15 по ТВ «Россия 1» намечалась программа «Вечер с Соловьёвым». Я крайне редко смотрю ТВ, но про данные программы нередко читал освещающие их статьи журналиста, проф. И. Яковенко, после которых полностью пропадало желание обращаться к самой программе. Но был особый день, и особый повод, так что решил правило нарушить, тем более, что обычно пропагандист Соловьёв приглашает отнюдь не безвестных, не имеющих влияния людей.
Итак, в назначенное время представление началось, и цирк не обманул ожидания. Главными ковровыми выступали сам активный ведущий и гвоздь программы В. Жириновский. Был там и член совета федерации И. Морозов, и сошки поменьше, включая С. Станкевича и «израильского разведчика» Я. Кедми. Для задания общей установки выступлений, того, что должно было, как мне кажется, стать сухим остатком передачи, Соловьёв её начал с демонстрации той части упомянутого выше выступления президента РФ, в которой упоминался инцидент со сбитым самолётом. Перед выступающими стояла трудная задача – погасить кипящие в душе (или разыгрываемые – кто их знает?) предыдущим накачиванием в течение всего дня антиизраильские страсти, и плавно перейти к рекламе правильности недавно объявленной политики: Ил-20 – жертва случая, а Израиль преступления не совершал. Участникам передачи оставалась задача предвосхитить, какими же будут меры, которые «заметят все».
Скажу прямо, из выступавших всё равно рвался адский огонь. Все почему-то стояли, как при пении гимна. Все выражали соболезнования погибшим, не упоминая, что идущая уже не первый год война всё время требует своих жертв. Ни один не обсуждал, зачем она ведётся, не обсуждал, когда она кончится и что именно даёт РФ. Отмечались высокие профессиональные качества погибших, как будто квалификация делает их смерти особенно печальными.
Впечатление от программы было тягостное. Жириновский, регулярно что-то выкрикивал, и эти выкрики было практически невозможно простыковать в нечто осмысленное. Однако ясно звучало его предупреждение, что на угрозу надо реагировать немедленно, и изо всех сил. «Вот не прореагировали сразу, и сколько мы настрадались от беспечности в 41ом!», - кричал он. Все так или иначе (за исключением Кедми) взывали «Отмщенья, государь, отмщенья, паду к ногам твоим. Будь справедлив и накажи убийцу!», хотя им было сказано: «Случайность, остолопы! Ясно?». «Что, израильские лётчики не видели, что это наш самолёт заходит на посадку?! Должны были видеть! Пусть теперь отвечают!»,- как бы в ответ директиве кричал Жириновский.
Много говорилось о том, что, как к моменту передачи уже точно выяснилось, Израиль не сбивал Ил-20, что сделало это сирийское ПВО с помощью российской ракеты С-200. Но он создал условия для сбивания тем, что его четвёрка почти невидимых на радарах истребителей F-16 так пристроилась за садящимся и имеющий огромный радиолокационный размер Ил-2, что оказались в его тени. Русский, как это всем участникам было известно, испокон веку принимает огонь на себя, бросается на амбразуры, закрывая собой других, особенно когда надо защищать евреев. Лишь Кедми, видимо вспомнив приближение Йом Кипура, ответил, что Израиль никогда не считался с ПВО Сирии, игнорировал его боево-огневую мощь, и никакого резону от этой ПВО скрываться у него не было. Бедняга Кедми в этой передаче больше помалкивал, и мне показалось, что на него смотрели не столько как на эксперта, сколько как на представителя потенциального агрессора. Никто не обсуждал временную картину происходившего, что было бы полезней, чем нести околесицу про тень и плетень.
Примечательно, что когда уже больше чем через день дым неведения, как будто, рассеялся, и намёки на игру в прятки оказались явно неуместными, выступила пресс-секретарь МИДа РФ М. Захарова, и, среди прочего, сказала: «Со своей же стороны полагаю, что израильские летчики, в результате действий которых была создана угроза и погиб российский самолет, и об этом свидетельствуют данные наших военных экспертов, вели себя по меньшей мере непрофессионально. Хочу сказать, что стыдно прятаться за спиной тех, кто обеспечивает в том числе твою безопасность и, выполняя свой долг, не может отклониться от пули, которая адресована не тебе». Кому была адресована пуля, кроме израильских лётчиков, я, сколько ни перечитывал, так и не понял. Однако на таком посту не «брякают отсебятину», поскольку там есть, что терять. Это значит, что страсти во влиятельных людях и их ведомствах бушуют, едва прикрываемые начальственным окриком с самого верха.
Все участники передачи, как один, слегка в разных формулировках, но единодушно поносили и США – за войны, включая ВМВ, за более мелкие гадости всем на свете, возможно, и за первую мировую войну тоже – не упомнил. Морозов утверждал, что «планирование операции в штабе ВВС Израиля носило провокационный характер. Там обязаны были учесть, что рядом находится российская база и аэродром». Однако ни он, ни другие выступавшие ни слова не сказали о том, как оказались склады оружия, направленного против Израиля, под защитой и, тем самым, под патронажем российской военной базы. Ведь для Израиля всё, что происходит в Сирии – не отдалённая от границ геополитика, а жизненно важная проблема. Но об интересах Израиля никто, даже «израильский разведчик», не упомянул.
Им всем нет дела до того, что между Иерусалимом и Дамаском фактически прямая дорога длиной в 200 км, а даже до Сочи, ближайшей точки РФ – путь из Сирии идёт через две страны (Турцию и Грузию) и заметно больше 1200 км. В РФ в ходу обычный довод: «У американцев интересы простираются по всему миру. А чем русские хуже?» В принципе, ничем не хуже. Просто, на сегодняшний день, да и в пределах предвидимого будущего экономическая и военная мощь, а, следовательно, и политические возможности этих стран просто несопоставимы. Не случайно рекомендуют «по одёжке протягивай ножки», а то протянешь их просто так.
Реализм и ответственность, включая ответственность за будущее своей страны, в согласии с буквально понятой формулой «А зачем нам такой мир, если там не будет России?» начисто отсутствовали фактически у всех участников передачи. Они были едины в том, что «это» (т.е. нечто, сделанное Израилем), вслед за чем последовала гибель российского самолёта, «так», т.е. без последствий, оставить нельзя. И единственный их ответ-рекомендация был «бить и стрелять», так, чтобы пропала охота повторять или чтобы виновный, ещё лучше, просто переставал существовать.
Примечательно, что в общем гаме вокруг «бить и стрелять», участники выясняли, может ли виновный Израиль быть прощён, если сменит свою политику в «правильную» сторону. Основной голос, кричавший «нет, никогда не сменит. Бомбил и будет бомбить» принадлежал Жириновскому. Такая позиция, обобщённая тут же на всех, кто посмеет посягнуть на нечто русское, после сказанного «Надо отучить нападать на нас. Сбили один русский самолёт – тут же сбиваем пять. Или семь» ясно демонстрировала направление мыслей кричавшего. Отмечу, что в игре «Кто больше?» остальные были более пассивны, лишь каждый, за исключением того же Кедми, выкрикивал что-то явно грозное.
Обсудили и предложение об объявлении места, где находятся русские военные, русские интересы и т.п. зоной, закрытой для авиации других стран. Я обратил внимание, сколь часто вместо возможного государственного «российские», полемисты использовали этническое «русские». Совершенно в другой связи сталкивался с тем, что опять, всего через семьдесят лет после предыдущей подобной кампании, в РФ возобновилось насаждение русских приоритетов в самых разнообразных областях.
Замечу, что ведущий Соловьёв несколько раз намекал на какую-то дополнительную информацию, которую он черпает из недоступных простым смертным источников. Может, там в это время шло обсуждение введения вокруг Сирии и над ней зоны, где запрещено летать нероссийским самолётам. Или «Вечер с Соловьёвым» подсказал. Так или иначе, но с 20 по 26.09 РФ введён запрет на полёты в воздушном пространстве, относящемся к побережью Сирии и к Кипру.
Отмечу, что на встрече немало времени уделили теме «стрелять». Там, к моему удивлению, предлагалось использовать для этого и ядерное оружие. Среди «стрелял» также лидировал Жириновский, а остальные просто поддакивали. Он проявил понимание, что при использовании ядерного оружия жертв будет много больше пятнадцати. Он грозил отбомбить США, а прочим, более мелким странам, обещал просто полное уничтожение. Наличие малых ядерных зарядов привело его и ведущего в восхищение. Вот будет урок, мол, зарвавшимся негодяям, посмевшим посягнуть на русские жизни, имущество, права и т.д., и т.п. Вообще, о ядерном оружии говорили, как о чём-то обыденном.
Помню, как после первого заявления Киселёва о том, что РФ может, если понадобится, превратить США в пепел, группа известных учёных РФ выступила в печати с резкой критикой его деятельности. Соловьёв и Ко пошли много дальше. Они говорили об использовании ядерного оружия вовсе не в ответ на гипотетическое ядерное нападение, но как о чуть ли не естественной реакции на лишь почти что неповиновение. Казалось, это просто умалишённые, случайно оказавшиеся на свободе. Угрозы высказывались так, как будто рядом не было окружающего мира, вполне способного дать ответ. Тот факт, что такой мир есть, выступавшими не мог не осознаваться. Тогда с какой целью они его провоцируют? И невольно убеждают своих слушателей, что такая «ядерная политика» несёт опасность для других и должна их сдерживать, а для РФ она вполне уместна и безопасна. Если они так считают – есть основания усомниться в здравомыслии выступавших. Если же это лишь для зрителей – они сеют среди них опаснейшее из заблуждений.
Напрасно ждал я от «Встречи» ответы на несколько вопросов, лишь внешне чисто технических. Во-первых, радиолокационная огромность Ил-20 – это из-за возраста, разведывательной профессии или просто от тяги к величию во всём, во-вторых, как получилось, что сирийский экипаж сбившей российский самолёт ракеты С-200 оказался без российского военного советника, и, в-третьих, как получилось, что израильские самолёты оказались не замечены ПВО российской базы Хмеймим, где будто бы расположены не ветераны С-200, а последняя чудо-модель, грозные С-400? Теперь что, и российские ПВО смотрят только строго по курсу садящегося самолёта, или огромный на радиолокационном экране Ил-20 закрывает всю полусферу обзора? Ведь известно, что израильтяне прилетали на час раньше, чем отстрелялся по Ил-20 сирийский С-200.
Задать свои вопросы через телевизор я не мог. Тем более, относящийся не только к погибшему Ил-20, но и ко всем ВС РФ в Сирии – от рядового до верховного главнокомандующего, адресуя им строки классика: «Что ищет он в стране далекой? / Что кинул он в краю родном
Возможно ли повторение подобных, и даже более серьёзных пересечений в будущем? На мой взгляд, несомненно, с той же стопроцентной вероятностью. Командование РФ извлечёт уроки из происшествия. Это ещё более осложнит выполнение боевых задач израильскими самолётами. А их успех жизненно важен для Израиля. Не упрощает, а усложняет ситуацию для Израиля и обсуждаемое (или уже ставшее реальностью?) патрулирование военной полиции РФ на Голанах.
Полагаю, что нейтралитет, выбранный руководством Израиля (главой правительства Нетаньяху, им же как министром иностранных дел, министром обороны Либерманом, ранее бывшим министром иностранных дел) в отношении режима Асада был ошибкой. Оказалось, что достигнутое ими со-понимание с первым лицом РФ – условие абсолютно необходимое, но, как показала уже ситуация с погибшим Ил-20 – недостаточное. Ещё покойный академик А. Сахаров отмечал, что основой политики должны быть в первую очередь принципы морали. Краткосрочный прагматизм очень часто подводит.

Санкт-Петербург



[1] Игра слов – зейгер (идиш) - часы

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..