понедельник, 29 января 2018 г.

ОБ ОДНОМ ДЕМОГРАФИЧЕСКОМ ПРОГНОЗЕ

24.01.18

Мирон Я. Амусья,
профессор физики

Деление сущностей
(Мнение неспециалиста об одном демографическом прогнозе)

Погадай мне на кофейной гуще
Или на чаинках погадай,
В карты посмотри получше
Если хочешь, руны доставай,
Положи мою судьбу на кости,
Совершив загаданный бросок,
Обещаю, что не будет злости
На предсказанный тобой итог.
Венедикт Немов

Не так страшен чёрт, как его малюют.
Пословица

Недавно появились данные о новом докладе известного и авторитетного американского Исследовательского центра Пью (Pew). Согласно этому докладу, мусульманское население Европы к 2050 году удвоится, а возможно, и утроится. Эти результаты, совместно с почти ежедневно распространяющимися СМИ новостями о стремительной исламизации Европы, о повсеместно и стремительно гибнущей там иудео-христианской культуре, производят гнетущее, пугающее впечатление.
Некоторые утверждают, что опасность мусульманизации Европы возможно даже больше той, о которой говорит Центр Пью. Например, специалист в этой области Soeren Kern утверждает, что Центр Пью занизил число мусульман, уже на сегодняшний день находящихся в Европе. Я же, с другой стороны, неоднократно отмечал, что личные впечатления, пусть я и человек, крайне далёкий от науки демографии, заметно отличаются от этих апокалиптических видений. Но то личные впечатления, а то – результат как «общего мнения», так и исследований центра Пью, да к тому же с ещё более пугающими поправками. Есть, казалось бы, от чего забеспокоиться.
Конечно, удвоение или даже утроение, как следует из этого же доклада, не приведёт к тому, что число мусульман в странах Европы, общим числом 30 (страны ЕС плюс Норвегия со Швейцарией) на сегодняшний день, а также в отдельных странах, превысит оценку в треть населения. Однако и это тоже довольно много, и не может не проявиться в изменении, отнюдь не благоприятном, общественной и культурной жизни этих стран.
Однако от «заветной черты» 2050 меня отделяет не только личная уверенность, что до этой даты не доживу я сам, но и глубокое сомнение в достоверности подобных цифр, постоянно болеющих одним общим недостатком – использованием линейной экстраполяции при изучении заведомо нелинейных систем, к которым относятся отдельные страны и, тем более, их сообщества. У меня в памяти ещё крепко сидят предсказания знаменитого «Римского клуба», относящиеся к началу семидесятых годов прошлого века, о судьбе всего человечества. По мнению тогдашних экспертов, стремительный рост народонаселения приведёт к исчерпанию в течение двадцати, максимум – тридцати лет, возможностей себя прокормить, обогреть, напоить водой. Быстрее всего должно было стать большим дефицитом, если не исчезнуть совсем, жидкое топливо – за десять – пятнадцать лет.
Критические замечания в адрес прогнозов Римского клуба появились сразу после появления этих прогнозов. Сторонники, конечно, энергично спорили и отвергали критику. Сегодня, с дистанции почти полувековой, можно определённо сказать – фактически ни один из этих прогнозов не оправдался. Наиболее впечатляющая ситуация с жидким топливом – сегодня нет проблемы в его добыче на основе уже разведанных запасов, а открываются всё новые, наряду со способами его получения не напрямую, из нефтяных месторождений, а из других источников, в первую очередь – из сланцев. Для нас важно, что Римский клуб ошибся в прогнозе роста народонаселения Земли, которое оказалось много меньше предсказываемого. Причина ошибки в том, что в основе лежал по сути метод линейной экстраполяции, применяемый без достаточно убедительных оснований к очень сложной и открытой системе, обладающей многочисленными обратными связями, какой является человечество и окружающая его среда.
В докладе Центра Пью приводятся конкретные данные за 2010 (19.5 млн. мусульман, или 4.9% населения) и 2016 (25.8 млн. мусульман, или 3.8% населения). Прирост составляет в среднем 0.183% в год. Совсем уж грубо через 34 года, т. е. к 2050 получается доля мусульман в 6.4%. Значит, без учёта ускоренного притока мигрантов к цифре 30% не прийти. А для этого нужна экстраполяция со слишком короткого периода наблюдения на относительно очень большой срок. Такая экстраполяция невозможна, если нет теории явления, в данном случае – количественной теории миграции. Но миграция - само по себе очень сложное явление, связанное и определяемое рядом факторов. Если прогноз погоды, которая изучается столетие, остаётся, особенно в его долговременной части, весьма ненадёжным, что говорить о прогнозе миграции.
          Известна рекомендация, пришедшая к нам из далёкого средневековья – не стоит умножать сущности без необходимости. Однако и делить их без достаточных оснований не стоит. Чтобы преодолеть трудности с изменением миграции, авторы доклада рассмотрели три возможных сценария миграции – первый – это её отсутствие, второй – прекращение на уровне 2016 года, и, наконец, сохранение прироста беженцев на пиковом уровне 2014-15 гг.
Результаты расчёта имеют большой разброс. Так, согласно первому сценарию, мусульманское население Европы увеличится примерно на 10 миллионов человек, достигнув в 2050 году 35.8 миллионов, и составит 7.4% от общего числа жителей 30 указанных стран. Увеличение абсолютного числа произойдёт за счёт естественного прироста мусульманского населения, а относительный рост учитывает ещё и грядущую убыль европейского народонаселения.
Второй сценарий, предполагающий сохранение притока мигрантов  на уровне 2016 года. В таком случае, количество мусульман в Европе достигнет к 2050 году 57.9 млн. человек, или 11.2% от населения Европы в 2050 году. Этот сценарий авторы доклада считают наиболее вероятным.
Наконец, в самом «мигрантском» сценарии, предполагающем поток беженцев на уровне максимума, достигнутого на промежутке между 2014 и 2016 годами, к 2050 году число мусульман дойдёт до 75.6 млн. человек, составив 14% населения Европы, что станет почти троекратным увеличением по сравнению с нынешней долей.
Из приведенных цифр видно, во-первых, что даже опаснейший сценарий вовсе не означает полную исламизацию Европы. Цифра в 14%, сама по себе, не означает качественного изменения ситуации, хотя, разумеется, не может не сказаться на политике государств Европы. Отмечу, что доля арабского населения в Израиле даже чуть выше, но она совсем не отрицает очевидный еврейский характер этого государства. Во-вторых, видна огромная (в 2 раза) зависимость предсказания  от предположения о ходе миграции. В-третьих, вероятно заложенный в модели темп естественного прироста мусульманского населения Европы по умолчанию предполагается сегодняшним, что крайне сомнительно при экстраполяции на период более чем в тридцать лет, многократно превышающим длину самого существования хоть сколько-нибудь значительного присутствия мусульман в Европе.
В-четвёртых, предположение сокращения собственно европейского населения на 10% к 2050 означает, что сегодняшний темп сокращения рождаемости и, тем самым, уменьшения населения сохраниться на протяжении тридцати лет. Но в истории популяций известны случаи роста рождаемости, а не только её падения. Здесь прекрасным примером служит рост рождаемости еврейского населения в Израиле, достигнутый в нерелигиозном секторе населения. Этот рост, одновременно с сопутствующим замедлением роста арабского населения, фактически полностью ликвидировал опасность арабизации Израиля просто за счёт преимущественного роста арабского населения на предвидимые грядущие десятилетия.
Изменение ситуации с ростом числа аборигенов в Европе  тем более вероятно, что сегодняшнее их уменьшение общеизвестно, вызывает озабоченность общества и правительств. Несомненно, что будут приняты меры социально-экономического плана, которые простимулируют появление, скажем, первых двух детей в семье, тем самым поощряя в первую очередь семьи аборигенов. Насколько знаю, например, в Германии, некоторые меры, в частности, удлинённый оплачиваемый отпуск после родов, уже действуют.
Говоря о сценарии, в котором за основу принят максимальный поток беженцев, не учитывается, что поток этот вполне мог быть в значительной мере «рукотворным», созданным целенаправленным воздействием того государства или государств, которые заинтересованы в дестабилизации ЕС. Такой рост может быть лишь кратковременным. Происходившее в период недавнего особого роста потока мигрантов в течение нескольких месяцев 2015 носило явные черты рукотворности. Но такое увеличение в течение длительного времени искусственно создать и поддерживать просто невозможно.
При вычислении естественного прироста мусульманского населения уместно исходить не из тех значений, которые описывают неустроенное сообщество вновь прибывших людей, а те значения, которые появятся по мере стабилизации ситуации. Соответствующих данных пока просто не существует. Каким-то ориентиром здесь могут служить данные по сравнительно стабильным, с точки зрения деторождения и естественной убыли населения, мусульманским странам. Для этого привожу таблицу демографических данных по некоторым государствам, как мусульманским, так и высокоразвитым, не мусульманским. Видно, что прирост населения в Алжире и Сирии превосходит достигнутый Израилем лишь немного – 1.7% против 1.5%. А прирост в Иране – 1.24% меньше израильского. Стоит обратить внимание на число мигрантов. В Германии их меньше (в расчёте на 1000 жителей), чем в остальных развитых странах.

Таблица. Некоторые демографические сведения о ряде стран
(по данным CIA Word Factbook)
Страна
Алжир
Иран
Сирия
Израиль
Германия
Франция
Россия
США
Рождаемость/ 1000
22.2
17.9
21.2
18.1
8.6
12.2
11
12.5
Смертность (младенцы)/1000
4.3 (19.6)
5.3 (15.9)
4 (14.8)
5.2 (3.4)
11.7 (3.4)
9.3 (3.2)
13.5 (6.8)
8.2 (5.8)
Прирост, %
1.7
1.24
1.73
1.51
-0.16
0.39
-0.08
0.81
Мигрантов /1000
-0.90
-0.20
61.5
2.2
1.5
1.1
1.7
3.9
Средний возраст, лет
27.8
30.3
24.3
29.9
47.1
41.4
39.6
38.1
Длина жизни, лет
77
74
75.1
82.5
80.8
81.9
71
80

Пример Израиля показывает, что высокий уровень хозяйственного развития не препятствует быстрому приросту населения c одновременным ростом ожидаемой продолжительности его жизни (см. Таблицу). Этому же само по себе не мешает появление мигрантов. Конечно, важно, какие это мигранты – от этого зависит период их адаптации к  условиям проживания в новой стране.
Замечу, что если на первых парах мигрантами руководит, говоря об экономических факторах, лишь желание улучшить уровень своей жизни по сравнению с тем, каким он был в странах прошлого их проживания, то очень скоро перед ними возникнет цель куда более высокая - не уступать в уровне жизни аборигенам. И если достижение первой цели легко обеспечивается социальной программой приёма, то вторая цель с помощью социальной помощи - недостижима. Для её достижения придётся учиться новой или совершенствоваться в старой профессии, овладевать языком аборигенов, находить работу. Это всё плохо стыкуется с усиленным деторождением, приводя на длительное время к сегодняшним европейским цифрам для аборигенов.
Обычно в странах, которые мигранты покинули, общественное положение у женщин ниже, чем у мужчин. Запад, и все развитые страны, дают пример достижения равенства между полами в правах, да и частично, в смене основных обязанностей в семье. Позитивный этот пример открывает, в первую очередь перед мигрантками, заманчивые перспективы свободной жизни. А такая жизнь не способствует появлению многодетных матерей.
У давних мигрантов появляется новая цель – не только жить самим лучше, но и обеспечить через лучшее образование возможность детям подняться на следующую социальную ступень. Помню, как много лет назад, в вашингтонском Чайна-тауне, в ресторане, мы разговорились с его хозяином. Бизнес был успешен, он сам об этом говорил. Но с принципом «делай, как я!» для своих детей был определённо не согласен. Он хотел, чтобы они выучились, и заняли социально более высокое положение в жизни.
Упомяну ещё один фактор в жизни мигрантов, развивающийся со временем. Постепенно новые мигранты осваиваются и становятся старожилами. Ведь далеко не всюду удаётся вновь приехавшим в страну числиться десятилетиями «новыми репатриантами», извлекая из этого статуса ту или иную пользу для себя. Эти новые «старожилы», заметь они хоть малейшее ухудшение своей позиции с появлением новичков, будут становиться наиболее ярыми противниками приёма новых мигрантов, справедливо полагая, что увеличение числа едоков быстро уменьшает получаемую каждым долю социального пирога. А сохранение пирога означает как минимум сохранение уровня производства на душу населения и неизменность принципов распределения созданного обществом, т.е. фактически неизменную систему социальной защиты, что совместимо лишь с западной цивилизацией.
Словом, приведенные в докладе Центра Пью пессимистические (возможно, для некоторых и вполне приятные) данные об исторически близкой печальной судьбе Европы представляются мало убедительными. Напротив, есть основание полагать, что существует вполне достаточно возможностей для предотвращения сокращения коренного европейского населения, и, тем самым, сохранения основных черт европейского образа жизни и европейской науки и культуры.
Делаемый в данной заметке вывод означает, что в обозримом будущем Европа будет оставаться примерно такой же, как сегодня, в том числе останется важнейшим партнёром Израиля – торговым, культурным, научным. Тот факт, что с ней придётся иметь дело, означает, что следует ясно понимать мотивы её тех или иных действий на международной арене. Их сейчас нередко связывают с доминирующим в политике Европы исконным антисемитизмом. Недавно в журналистский оборот была запущена фраза «Давно пора реабилитировать Гитлера», в том смысле, что Холокостом занимались, и его организовали не только Гитлер и немцы, но и чуть ли не все народы мира. Не полемизируя с этой, мягко говоря, странной формулировкой, замечу, что исконный антисемитизм играет малую роль в определении политики развитых западных стран. Они руководствуются в первую очередь своей выгодой.
А эта выгода властно диктует им поддержание арабо-израильского конфликта на «малом огне». Им не полезны ни гибель Израиля, ни его победа с последующим изгнанием эдак десяти, если не более, тысяч бандитов, кормящихся только от этого «малого огня». Куда подадутся эти, не способные к мирной жизни, «воины Аллаха», умеющие лишь убивать людей и транспортировать наркотики. Только на запад, в развитые страны, а не, например, к Талибану в Афганистан. В этом случае Европа приобретёт целую армию бандитов, сдерживание которых потребует от неё значительнейших усилий. Ей это не надо, а потому она что есть сил будет поддерживать,, без её прикрытия, определённо проигрывающую сторону – ФАТАХ, ХАМАЗ, «Палестинскую автономию». Ничего личного – старый, верный бизнес.

Иерусалим

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..