четверг, 5 октября 2017 г.

КТО БУДЕТ ПРАВИТЬ МИРОМ

Кто владеет роботами — тот правит миром (перевод исследования Гарвардского университета)

Текст: профессор экономики Ричард Фримен, Гарвардский университет, США и IZA (Институт экономики труда), Германия. Перевод: Юрий Федоров, «Спутник и Погром»
Извлечь прибыль из технологий, где теперь вместо работников-людей работают роботы или другие станки, работники смогут, если будут владеть частью капитала, их заменяющего.

Краткое описание

Роботы (от компьютеров до программ искусственного интеллекта), вполне могут заменить людей во многих сферах — даже высококвалифицированных специалистов. И тем самым ставят под угрозу существование хороших рабочих мест и высокую заработную плату.
Но при правильной политике роботы могут поспособствовать улучшению благосостояния работников, повысив их доходы и создав для них лучший досуг. Подумайте о том, как Google снижает потребность в работниках справочных библиотек и научных ассистентах, или как массовые открытые дистанционные курсы уменьшают потребность в профессорах и преподавателях. Влияние новых технологий на благополучие и неравенство работников зависит от того, кто ими владеет.
Основные выводы
 Преимущества Недостатки
+Регуляционная политика может устранить вызванную технологиями безработицу.Роботы, программное обеспечение и приложения заменяют работников. Роботы могут захватить хорошие рабочие места с высокой оплатой труда и оставить низкооплачиваемые места людям.
+Работники могут извлечь выгоду из трудосберегающих и капиталосберегающих технологий, если их предложение менее эластично, чем капиталРаспределение доходов в развитых странах переместилось в сторону капитала.
+Технический прогресс, смещённый в пользу квалифицированной рабочей силы, может повысить относительный спрос на квалифицированных работников быстрее, чем растет обеспечение числа квалифицированных работниковВладение роботами — главный определяющий фактор их влияния на большинство работников.
+Работники смогут получить больше дохода от капитала, чем от работы, владея частью роботов, их заменяющих

Основной тезис автора

Так как компании заменяют человека на станки и компьютеры, работники должны владеть частью основного капитала, что заменяет для них прибыль от применения этих новых роботехнологий. Работники могут владеть акциями фирмы, владеть опционами на акции или получать часть прибыли. Без долей в собственности работники станут крепостными, работающими в интересах хозяев роботов. Правительства могут облагать налогом богатых собственников капитала и перераспределять доходы в пользу работников, но общество не приемлет такую стратегию. Работники должны владеть капиталом, а не полагаться на политику перераспределения доходов правительства.

Обоснование

Что объясняет высокий уровень безработицы, медленный рост реальной заработной платы и продолжающееся неравенство во многих развитых странах спустя годы после Великой рецессии? Некоторые аналитики и ведущие писатели считают, что развитие роботов и других станков с искусственным интеллектом объясняет большую часть проблем с рабочими местами (см. Робот заменяет труд человека — см. вставку после абзаца). За заголовками новостей прячутся достижения искусственного интеллекта, созданные машинами, которые намного лучше заменяют человеческий интеллект, чем это было возможно всего несколько лет назад: беспилотный автомобиль Google; шахматный компьютер Deep Blue, побивший Каспарова в ранге чемпиона мира; Watson, компьютерная система с искусственным интеллектом, ставшая величайшим игроком в «Jeopardy!» («Рискуй!», аналог в России: «Своя игра»); поисковая система Google знает больше, чем кто-либо из нас по каждому вопросу.
Робот заменяет труд человека
Термин «роботы» относится в целом к любым типам машин: от компьютеров до программ искусственного интеллекта, которые представляют собой отличную замену людям. Роботы — это и компьютеры с ИИ, не имеющие никакого сходства с человеком, и роботы-пылесосы, и дроны, и социальные роботы, имеющие некоторое сходство с людьми. Сходство с нами — весьма условная необходимость, не обязательная для выполнения функций человека. Достижения в области компьютерных мощностей и разработке программ искусственного интеллекта, а также подключение микрочипов, которые могут оценить информацию и принимать решения, стремительно улучшают способность машины выполнять сложные задачи, которые казались невозможными еще десять лет тому назад. Принимая постоянный прогресс в разработке всё более интеллектуальных технологий как данность, основное внимание уделяется социальным и экономическим вопросам владения этими технологиями.

Обсуждение преимуществ и недостатков

В публикации 2012 года «Гонка против системы» говорится о том, что цифровизация технологических процессов происходит настолько быстро, что вызывает беспрецедентный сдвиг на рынке труда*. В отличие от механизации и автоматизации в прошлом, которые затронули более низкоквалифицированных рабочих и служащих, сегодняшние информационные технологии влияют на работников с высоким уровнем образования и квалификации. Точно так же, как машины заменили мускулы, они в состоянии заменить и мозг. По некоторым оценкам, около 47% от общего числа профессий в США угрожает компьютеризация*.
Если вы сомневаетесь, cможет ли робот или какая-либо другая машина, оснащенная цифровым интеллектом и доступом к сети, превзойти вас или меня в обозримом будущем, полистайте новости о программе IBM, «придумывающей» новые блюда (повара, вы в опасности), почитайте о битве между анестезиологами и компьютерными программами/роботами, чья работа обходится намного дешевле, и о новейшей версии суперкомпьютера Watson («в два раза мощнее предыдущего») на основе компьютеров, имеющих через интернет доступ к облачным вычислениям от IBM Cloud*. Плохая новость в том, что не нужно быть параноиком, чтобы представить, какие потенциальные технологии, хранящиеся на суперсекретных компьютерах, разрабатываются в Агентстве национальной безопасности США (NSA).
Доктор Кто, просьба всего человечества, пожалуйста, откажитесь от участия в 50-летии BBC! Вернитесь в реальный мир и остановите далеков и киберлюдей из NSA, пока не стало слишком поздно!
Хотя беспокойство по поводу экономического аспекта компьютеризации носит повсеместный характер, многие наблюдатели считают опасение за судьбу рабочих мест перед роботизацией как технократическое заблуждение, научно-фантастические бредни или просто чушь, выдуманную неолуддитами. Боязнь машин, вызывающих массовую потерю работы, возникла во время прошлых периодов длительной безработицы и оказалась ложной, поскольку экономика восстановила полную занятость.
Во время Великой депрессии президент США Франклин Рузвельт обвинил безработицу в том, что в стране нет возможности использовать лишние рабочие руки, появившиеся из-за эффективности производственных процессов*. В то  же время движение технократов пыталось разрешить эту проблему путем замены плановой рыночной деятельности на инженеров. В начале 60-х широко распространенные опасения о том, что автоматизация уничтожает тысячи рабочих мест в неделю, вынудили администрации Кеннеди и Джонсона изучать связь между ростом производительности и занятостью. В 90-х Джереми Рифкин предсказал, что технологии вызовут «конец работе» — прежде, чем бум dot.com повысил отношение работников к взрослому населению в США до исторического максимума*.
Что происходит с занятостью и досугом?
Классическая реакция большинства экономистов на страх перед автоматизацией и роботами — это просто более профессиональная версия реакции Альфреда Ньюмана (который «Что, мне беспокоиться?») на жизнь: «Рынок позаботится обо всем». Если новые технологии создают некоторую безработицу, небольшая экспансионистская макро-фискальная и денежно-кредитная политика гарантирует достаточный спрос на восстановление полной занятости. Если в далеком будущем люди насытятся ширпотребом и услугами, ответ экономистов также обнадеживает: люди просто сократят свои рабочие часы и уделят больше времени отдыху, как предсказал Кейнс в своей статье 1930 года «Экономические возможности для наших внуков»*.
Как мы будем отдыхать в этом идеальном государстве? Возможно, так же, как мы все чаще делаем сейчас — тратя время на компьютерные игры и видео. Если компьютер, отправляющий нас в цифровую войну или на спортивные состязания, отобьет желание становиться геймерами, или если мыльные оперы по ящику нам наскучат, мы можем испробовать такие виды деятельности, которые, по-видимому, предполагал еще Кейнс: теннис или крикет, чай в саду, восхищение великим искусством или симфонической музыкой.
Экономическая теория считает, что торговлю определяет сравнительное преимущество, а не абсолютное. Кроме того, даже если роботы и другие машины захватят большинство рабочих мест, сравнительные преимущества гарантируют, что мы найдем работу в тех областях, где у машин относительное преимущество меньше. Если вы понимаете сравнительные преимущества, но все же боитесь, что роботы превратят вас в безработных, то технофилы от инноваций заклеймят вас как неолуддистского паникера, социалиста, социолога или кем еще похуже.
Что происходит с заработной платой и доходами?
Впрочем, занятость — это лишь один из методов расчёта рынка труда. То, что происходит с заработной платой, также важно для благополучия. Если роботы занимают хорошую должность при высокой заработной плате, а люди получают низкооплачиваемые остатки, уровень жизни людей, зависящих от трудового дохода, будет падать. При таком раскладе страхи луддита выглядят более реалистичными, чем заверения, что гарантии сравнительного преимущества работают для всех в эффективно функционирующей экономике.
Но у экономической теории есть ответ и на эти опасения. Анализ технологических изменений, проведенный Гербертом Саймоном в 1965 году, показал, что в эффективно функционирующей рыночной экономике доходы от трудосберегающих и капиталосберегающих технологий растут до тех пор, пока кривая предложения рабочей силы менее эластична, чем кривая предложения капитала*. В экономике с полной занятостью любой технический прогресс повышает затраты на неэластичное предложение относительно затрат на эластичное предложение. Рассматривая капитал как эластичный и рабочую силу как неэластичную, Саймон фактически поставил теорию Мальтуса с ног на голову.
Исторические факты согласуются с моделью Саймона. С точки зрения цен, реальная доходность капитала в долгосрочной перспективе была примерно постоянной, что предполагает бесконечно эластичную кривую предложения, в то время как реальная заработная плата имела тенденцию к росту. С точки зрения количества, запасы капитала в материальном выражении и запасы капитала знаний значительно увеличились по сравнению с рабочей силой. Население Земли выросло, но рождаемость стремительно упала, так как социум стал богаче. Это говорит о том, что рост населения будет по-прежнему отставать от роста знаний и капитала. Но Саймон рассматривал рабочую силу как однородную и игнорировал распределение собственности, состоящей из роботов и связанных с ними машин, играющих центральную роль в анализе влияния роботов/механизации на социум.
Анализ рабочей силы как неоднородной в рамках технического прогресса, смещённого в пользу квалифицированной рабочей силы
Специалисты в области экономики труда рассматривают труд как неоднородный, определяя различия в заработной плате между квалифицированными и образованными работниками и менее квалифицированными/менее образованными работниками основной областью своих исследований. Некоторые аналитики изучают выполняемые задачи и специфические навыки, используемые в различных профессиях. Так как за последние 40 лет увеличились различия в навыках (несмотря на огромный сдвиг рабочей силы в сторону квалифицированного труда), многие аналитики пытались объяснить структуру изменений с точки зрения технического прогресса, смещённого в пользу квалифицированной рабочей силы. Он повысил относительный спрос на квалифицированных работников быстрее, чем увеличение их предложения. Поскольку нам не хватает независимых средств, чтобы измерить смещение технического прогресса, трудно «доказать», что технология повторяет модель. Практически во всех исследованиях технический прогресс — это неизмеримый фактор, действие которого незаметно.
Версия смещения по квалификации может объяснить некоторые из основных фактов, поэтому экономисты придумали ее, хотя она не соответствует всем данным*. И всё говорит за то, что факторы, выходящие за рамки технологии, — такие как торговля и иммиграция из перенаселенных стран с дешёвой рабочей силой в развитые страны, а также ослабление профсоюзов во всем передовом мире, — также способствовали увеличению разницы в уровнях квалификации и неравенства. Поскольку всем развитым странам доступны одни и те же технологии и при этом предложение высокообразованных и квалифицированных работников увеличено, гипотеза смещения по квалификации не проливает свет на различные уровни неравенства между странами. В таких странах, как США, где институты рынка труда (профсоюзы и государственная защита работников) слабы, неравенство выше, чем в странах, где эти институты сильнее, например, во многих странах Европы.
Гипотеза смещения по квалификации отражает лишь часть реальности, но и близко не дает полного объяснения растущих различий в уровне квалификации и неравенства. Тем более изменений в занятости и безработице с течением времени и между странами. Более того, в той степени, в которой роботизация начала расширять иерархию навыков, с роботами, способными заменить профессионалов (так же, как других работников), изменится смещение трудосберегающих технологий. Возможно, это говорит о том, что шумиха в заголовках по поводу роботов, отнимающих работу, не вызывает никакого смещения уровня квалификации. Всякий раз, когда какую-либо задачу становится дешевле отдать для выполнения машине, чем человеку, рано или поздно эта задача будет отдана машине, если только людям не станут платить меньше за эту задачу. «Железный закон» влияния роботов на заработную плату заключается в том, что возросшая заменяемость человеческих навыков оказывает давление в сторону снижения заработной платы лиц, занимающихся конкурентной деятельностью — давление, которое будет расти в будущем, поскольку технический прогресс увеличивает возможности роботов в плане выполнения задач и снижает их стоимость.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..