среда, 8 ноября 2017 г.

САМОУБИЙСТВО ЕВРОПЫ И ИЗРАИЛЬ


С одной стороны, перед израильтянами стоят гигантские проблемы национальной безопасности – вызовы, незнакомые ни одному другому демократическому обществу. Эти угрозы стоят перед вернувшимися из изгнания на историческую родину евреями в течение последних 140 лет, и по всей вероятности в ближайшие 140 лет никуда не денутся. Причем эти вызовы, как региональные, так и международные, становятся с каждым днем все серьезнее и серьезнее. В результате Израиль оказался в очень тяжелом положении. Но при этом упускаются из вида те выгоды, которые Израиль может извлечь из незавидной ситуации. То есть вопрос стоит так: какими средствами мы располагаем, чтобы преодолеть нынешние трудности?

Директор центра по изучению проблем национальной безопасности при университете Хайфы Дан Шифтан
При оценке тяжелой ситуации необходимо сопоставить проблемы и средства их разрешения. Если по мере нарастания проблем мы становимся сильнее, тогда все в порядке, даже если положение очень трудное. А вот если мы не в состоянии найти действенные решения серьезных проблем, тогда дело швах, тогда мы обречены.

Европа совершает самоубийство. Во-первых, демографическое: народы, которые не хотят детей, лишены будущего. В Европе нет детей, зато ее захлестывает цунами арабских иммигрантов. Что ж, пусть европейцы и пришлые мусульмане наслаждаются взаимным общением – они стоят друг друга. Но гораздо важнее то, что европейцы утратили веру в свои ценности. И если сравнить положение Израиля и Европы, Израиль находится в куда менее опасной ситуации. Израильские проблемы намного серьезнее, но зато в отличие от Европы Израиль располагает средствами для их решения.
Мы живем на Ближнем Востоке – самом мерзком регионе мира. Арабское общество нежизнеспособно – и оно это сознает. Все начинания арабов за последние 200 лет неизменно кончались провалом. Возможно, в них заложен потенциал, который позволит им возродить былое величие – кто знает? Но нынешнее поколение и поколение, идущее ему на смену, не только остро ощущает горечь перенесенных поражений, но не питает никаких надежд в отношении ближайшего будущего, и у него есть для этого все основания.
 Арабский мир обладает антимидасовым прикосновением. Все, чего касался царь Мидас, обращалось в золото, а все, к чему прикасаются арабы сегодня, обращается во фронт работ золотарей. И арабы это сознают. И тем не менее никто из них ничего не делает для решения этих проблем, что дало бы надежду, что со временем ситуация улучшится. А тем временем становится все хуже и хуже.

Израиль оказался в центре охваченного кризисом региона. Речь идет не об отдельных государствах-неудачниках, а о целом провальном регионе. Казалось бы, можно только радоваться, когда твоему врагу плохо. Но это близорукий взгляд. Ближневосточный регион – источник нестабильности и насилия, которые уже перехлестывают через границы. Причем следует иметь в виду, что то, что творится в Исламском Государстве, – это лишь витрина того, что происходит во всем арабском мире за закрытыми дверями. Проблема универсальна.
В арабских странах есть люди, которые это понимают и готовы действовать, но они незаметны на общем фоне, они не пользуются никакой поддержкой в своем обществе. И даже если все проблемы Израиля с его соседями каким-то чудесным образом будут решены, Израиль останется островком в этом море отчаяния, безнадежности, неумения и нежелания что-либо сделать, чтобы улучшить свою долю.
При этом арабский мир снедаем завистью к евреям. Арабы убеждены, что именно они должны быть на вершине пирамиды, а евреи должны барахтаться в грязи. А на самом деле все как раз наоборот, и эта зависть сама по себе, помимо конкретного содержания арабо-израильского конфликта, исключает какую-либо возможность мирного урегулирования в обозримом будущем.

Новым позитивным элементом является то, что израильское общественное мнение это наконец-то поняло, как показали результаты последних выборов. Левые сулили народу золотые горы, но слово «мир» исчезло из политического обихода. Даже левые теперь осознают, что любые разговоры о мире обрекут их на верный провал, народ от них отвернется. Потому что никто уже не принимает всерьез подобные разговоры, и это очень хорошо, ибо трезвая оценка обстановки, понимание реальности – это залог успеха, в то время как самообман может иметь только роковые последствия.

Теперь о международных организациях. Все, чем они занимаются – это неустанное поливание грязью Израиля, к этому фактически сводится вся деятельность ООН. Иного и быть не может.
Организация Объединенных Наций – гнойник на теле цивилизации.
В ней доминируют закрытые, недемократичные, в массе своей варварские государства, которые занимаются вопиющим проституированием всех основных цивилизованных ценностей. Я не удивлюсь, если в ближайшем будущем Израиль будет обвинен в убийстве Мертвого моря и подвергнется гневному осуждению за это преступление перед человечеством.
И с каждым годом ситуация становится все более вопиющей. И кто же поощряет эту вакханалию? Европа! Отвержение Израиля – неизбежная данность. Против нас автоматически выступают 22 арабских государства, 58 мусульманских государств и 37 так называемых неприсоединившихся государств, а 28 европейских государств при голосовании воздерживаются. Словом, те, кто надеется на улучшение атмосферы в международных организациях, ошибаются. Дальше будет только хуже.

С Европой дело обстоит сложнее – потому что у Израиля с Европой общие ценности, но она все больше и больше отворачивается от Израиля. Не на правительственном уровне: с правительствами европейских стран на двустороннем уровне у Израиля вполне приличные отношения. Проблема в европейских элитах, в академическом мире, в журналистике и в культуре, которые впали в подлинное безумие. Причем самые остервенелые элиты – британские. Складывается впечатление, что Би-би-си сводит всю свою деятельность единственно к распространению лжи и клеветы о евреях. Со временем эта разрушительная работа СМИ дает свои плоды, люди начинают верить тому, что им внушают журналисты. Зарождаясь в среде элиты, пропаганда просачивается вниз и инфицирует общество.

Но должен ли Израиль принимать европейцев всерьез?
Нет.
Если бы Израиль прислушивался к ним, нас давно бы не было. Три примера: если бы Израиль послушал Европу, Саддам Хусейн имел бы ядерное оружие, Асад имел бы ядерное оружие, и шахиды по-прежнему, как 10 лет назад, свободно бродили бы по улицам Тель-Авива. Так что дилемма перед нами не стоит, но отношения у нас с Европой сложные.
Сложные отношения у Израиля и с нынешней американской администрацией. Нельзя сказать, что Обама антисемит, каким был Картер. Обама просто поразительно невежествен и не понимает, что происходит. Если бы я написал книгу о том, чего не надо делать на Ближнем Востоке, Обама мог бы подать на меня в суд за плагиат. Я не припомню ни одного его хода, который не был бы невероятно глуп – в первую очередь с точки зрения американских интересов. То есть ситуация очень тяжелая.

Ну а теперь перейдем от дурных новостей к новостям не столь дурным.
Первое: у нас великолепные отношения с американским народом. От двух третей до трех четвертей американцев поддерживают Израиль. Потому что нас объединяют общие этические принципы, весьма отличные от европейских.
Европеец выглядывает утром в окно и думает: кому бы мне сегодня сдаться? Адольфа нет, Иосифа нет, Ясера нет – так может, Путину? Не важно кому, лишь бы капитулировать. При первых признаках опасности европеец поднимает руки вверх и думает про себя: ничего страшного, американцы придут и нас выручат.
Израильтяне и американцы – люди совершенно иного склада, их роднит одинаковое мировоззрение.
Второе преимущество Израиля – наше общество. Израильское общество – это восьмое чудо света, вернее, страна трех чудес. Первое чудо: ни одна страна в мире, непрерывно воюющая на протяжении 140 лет, не может создать демократическое общество, в особенности если основная масса населения – выходцы из стран, лишенных демократической традиции. И при том, что мы все время воюем и располагаем самым неподходящим для демократии людским материалом, мы тем не менее создали полнокровное, динамичное демократическое общество.
Другое чудо – в 1981 году Израиль стоял на грани гражданской войны между ашкенази и сефардами. Ситуация была ужасная. Прошло 33 года, очень краткий срок по историческим меркам, и бюро переписей объявило, что уже не в состоянии определить, кто из израильтян принадлежит к какой группе: смешанные браки стали таким повседневным явлением, что практически каждая семья в Израиле стала смешанной. Конфликты существуют, люди ругаются, но ругань перенесена в семейную сферу, а какая семья без конфликтов? В результате израильское общество функционирует прекрасно. Это колоссальное достижение, хотя его никто не замечает.
Третье чудо Израиля – экономика. Поначалу мы были бедной страной с голодным населением. А сегодня Израиль – богатая страна, которая тратит больше на похудание, чем вся Африка на питание.

Порукой успеха израильского общества служит тот факт, что израильтянам нравится жить в Израиле: из всех стран Организации экономического сотрудничества и развития, за исключением лишь одной, Израиль характеризуется самыми низкими темпами оттока эмигрантов. Темпы эмиграции из Германии и Великобритании выше, чем из Израиля. И это при том, что многие израильтяне обладают европейскими паспортами, владеют языками, им легче, чем кому-либо, жить за рубежом. Но они в массе своей предпочитают оставаться дома.
В самом солидном опросе общественного мнения, проводимом Центральным статистическим бюро, ежегодно участвуют 33 500 израильтян. Им предлагают ответить на два вопроса: «Что вы думаете о положении в Израиле?» и «Довольны ли вы жизнью?»
На первый вопрос участники опроса отвечают: положение в стране просто ужасное, экономика стоит на грани краха, все разваливается, стране грозит фашизм. Словом, все плохо, хуже не бывает, караул!
А на второй вопрос, довольны ли вы жизнью, подавляющее большинство (80%) отвечает: у меня все замечательно, я живу прекрасно. А чего вы ждете в будущем году? Что станет еще лучше.

Словом, ситуация в Израиле очень хорошая, но мы все время брюзжим. Потому что если еврей не брюзжит и не жалуется на жизнь, то он не еврей. Подытоживая: положение трудное, и будет еще труднее. Нам приходится иметь дело с врагами не только в регионе, но и на международном уровне. На нас со всех сторон валятся обвинения, в глазах недоброжелателей мы несем вину за все беды в мире. В общем, дела неважные. Но вопрос в том, как отвечать на вызовы.
Приведу пример. Прошлым летом в течение 50 дней шла война, израильские города были под обстрелом, значительная часть населения сидела в бомбоубежищах. И что же случилось как только смолкла канонада? Израильтяне отряхнулись, вернулись к своим обычным занятиям и тут же забыли, что была война. Война фигурирует только в спорах о том, когда начнется ее следующий раунд: через три месяца, через полгода, через три года или через шесть лет? Израильтяне знают, что мир недостижим; израильтяне знают, посылая своих детей служить в армии, что им придется воевать; израильтяне знают, что следующей войны долго ждать не придется; израильтяне знают, что живут в регионе, где иначе быть не может.
Американцы страдают от землетрясений, наводнений и смерчей, а израильтяне – от арабов. Это то же стихийное бедствие, только другого типа. Оно случается периодически, кто-то погибает, но из расчета на душу населения меньше израильтян гибнет в войнах, чем погибает в Америке в результате стихийных бедствий. Израильтяне привыкли к такому положению вещей: да, это неприятно, кто спорит, но жизнь от этого не менее прекрасна. Им нравится жить в Израиле, потому что это единственное место, где они чувствуют себя в полной безопасности как евреи и где они могут постоять за себя, когда им грозит опасность. Про европейских евреев такого не скажешь.
Так что ситуация трудная, но мы в состоянии с ней справиться. И при этом, естественно, как положено евреям, брюзжим и жалуемся на жизнь. То есть в основе своей все нормально.

В заключение своего выступления в Лондоне директор центра по изучению проблем национальной безопасности при университете Хайфы Дан Шифтан рассказал философский анекдот, который как нельзя лучше иллюстрирует положение Израиля. 
Бог вызвал к себе представителей всех трех монотеистических религий и предупредил, что через две недели он собирается устроить новый великий потоп, но только на сей раз это окончательно и бесповоротно, никаких ноевых ковчегов, жизнь на земле прекратится. И приказал: идите и разнесите весть о грядущей неотвратимой погибели.
Священник сказал христианам: мы грешили, посвятим же последние две недели добрым делам, авось нам это зачтется и мы попадем в рай.
Мулла объявил мусульманам, что правоверные вели безгрешную жизнь и должны продолжать в том же духе в последние две недели своего существования, и тогда рай им гарантирован.
А раввин собрал евреев и сказал: нам отпущено две недели, за это время мы должны научиться жить под водой.


Источник: club.berkovich-zametki.com
Автор: Дан Шифтан

1 комментарий:

  1. «…даже если бы имелись у нас… полные карманы всяких других уступок, вплоть до согласия стать участниками какой-то фантастической арабской федерации… то и тогда заговорить о них можно было бы только назавтра после того, как с арабской стороны будет изъявлено согласие на еврейскую Палестину. Деды наши это понимали. В Талмуде есть поучительный юридический казус. Двое идут по дороге и находят кусок сукна. …Но вообразим казус, когда только один из них упрямец, а другой, напротив, решил удивить мир джентльменством. Он говорит: мы нашли сукно вместе, я претендую только на половину. Зато другой твердо стоит на своем: нашел я, сукно мое. Судья говорит: об одной половине спора нет, г-н А сам признает, что оно принадлежит г-ну В. Спор идет только о второй половине, следовательно, разрежем её пополам. Ибо джентльменом быть хорошо, но фофаном быть не следует. Деды это понимали, но мы забыли.» З.Жаботинский, «Этика железной стены».

    «Есть, правда, у нас мечтатели, которым кажется, будто палестинских арабов можно «склонить» при помощи выгод экономического характера, но…эта мечта вытекает из бездонного неуважения к арабской душе, для которого у нас никаких оснований нет. Отдельных арабов можно купить, но целую народность никто не уговорит добровольно отказаться от национальных замыслов за «экономические выгоды»…. И именно потому, что невозможность соглашения с палестинскими арабами есть объективный факт, именно потому оно до сих пор ещё не состоялось. З. Жаботинский. «Круглый стол с арабами».

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..