среда, 8 ноября 2017 г.

За что советские евреи благодарны раввину Кахане


Борис Ентин

За что советские евреи благодарны раввину Кахане


5 ноября 1990 года, около семи часов вечера, Нью-Йорк. На втором этаже гостиницы «Мариотт», на углу Лексингтон-авеню и 48-й улицы, подходил к концу семинар американской сионистской организации. Последний оратор, сойдя с трибуны, присел на стул и продолжил отвечать на вопросы обступивших его слушателей.
В этот момент в зале раздались два выстрела. Сидевший на стуле человек упал на пол. Стрелок бросился бежать и его поймали уже на улице. Раненого доставили в госпиталь, где врачи констатировали его смерть. Так 27 лет назад был убит раввин Меир Кахане. Теракт вызвал бурный резонанс в Израиле и в США – уж слишком заметной фигурой был раввин Кахане. Его убийцей оказался активист «Аль-Каеды» Эль-Саид Нусейр, выходец из Египта. Как выяснилось впоследствии, он входил в состав террористической ячейки, планировавшей взорвать Всемирный торговый центр в Нью-Йорке в 1993 году. На похороны Меира Кахане в Иерусалиме, по разным данным, пришли от 20-ти до 50-ти тысяч человек.
Раввина Кахане не назовешь даже спорной фигурой – в его отношении однозначно высказался израильский закон. Созданная и возглавляемая им партия «Ках» в 1988 году была отстранена от выборов в Кнессет, как расистская, а в 1994 году, уже после убийства Кахане, была признана террористической организаций и объявлена вне закона. Аналогичное решение принял тогда и госдепартамент США. Поводом для этого послужило массовое убийство, совершенное в Гробнице праотцев активистом «Ках» Барухом Гольдштейном. В феврале 1994 года он расстрелял во время молитвы 29 мусульман.
Партия «Ках» получила одно место в кнессете на выборах 1984 года. Среди ее законодательных инициатив – трансфер арабов из Израиля, лишение израильского гражданства всех неевреев, запрет браков и сексуальных отношений между евреями и неевреями. Кахане, представлявший собственную партию в кессете, очень часто выступал с парламентской трибуны в гордом одиночестве. Едва ли не все депутаты – представители как левого, так и правого лагеря, бойкотировали раввина. Но популярность партии «Ках» только росла. Опросы, проведенные в канун выборов 1988 года, сулили ей от 4 до 12 мандатов. Отстранение партии от участия в избирательной гонке оставило без ответа вопрос о достоверности этих прогнозов.
Меир Кахане пользовался популярностью и среди части репатриантов из Советского Союза. При этом о нем до сих пор с уважением отзываются и те, кто отнюдь не разделял его политических взглядов. Это, в основном, отказники и активисты еврейского движения в СССР. Они прекрасно помнят, что созданная Кахане в 70-х годах в США «Лига защиты евреев» была мощной силой, выступавшей в поддержку своих собратьев за «железным занавесом», попавших в жернова репрессивной политики советских властей.
В то время Израиль вообще был лишен возможности вести какие-то переговоры с Советским Союзом – дипломатические отношения между двумя странами были разорваны после Шестидневной войны 1967 года. Еврейский вопрос не был темой публичной дискуссии со странами Запада – ведь, по официальной версии, в Советском Союзе он просто не существовал. Недаром советских евреев в те годы, с легкой руки Эли Визеля, называли «евреями молчания».
Раввин Меир Кахане был одним из немногих, кто отказывался молчать и уповать на успехи дипломатов. Его «Лига защиты евреев» стала проводить шумные акции в поддержку советских собратьев. Это привлекло внимание многих, в том числе очень известных людей. В начале 70-х несколько собраний активистов Лиги посетил музыкант Боб Дилан. «Кахане – искренний парень»,  заявил он в 1971 году в интервью журналу «Тайм». Не скрывал своих симпатий к Кахане и знаменитый «поющий раввин» Шломо Карлебах. Активисты Лиги не ограничивались мирными демонстрациями. 23 ноября 1970 года они бросили бомбу в офис Аэрофлота в Нью-Йорке,  и в том же месяце сожгли три машины советских дипломатов. В апреле 1971 года были организованы взрывы в советских торговых представительствах в Нью-Йорке и Амстердаме.
26 января 1972 года члены организации бросили дымовую шашку в офис знаменитого импресарио Сола Юрока, который занимался организацией гастролей советских артистов в США. В результате погибла, задохнувшись в дыму, секретарша Айрис Конес. Ранения и ожоги получили сам Юрок и около десяти его сотрудников. Кахане, находившийся в это время уже в Израиле – он репатриировался в 1971 году – назвал эту акцию безумной. Позже он писал: «Я уверен, что те, кто изготовил взрывное устройство, не имели ни малейшего намерения принести ущерб еврею или любому другому сотруднику фирмы. Однако еврейский народ был в состоянии войны за свободу советских евреев, и, как это ни трагично, иногда на войне бывают невинные жертвы».
Как вспоминает бывший председатель Сионистского форума, участник «самолетного дела» Иосиф Менделевич, отказники жадно ловили информацию об акциях «Лиги защиты евреев» в США. Значит, появились друзья и поддержка, и это вдохновляло на продолжение борьбы за возможность покинуть тоталитарную страну. 24 декабря 1970 года, в день вынесения приговора участникам «самолётного дела», несколько десятков тысяч человек вышли на митинг протеста перед зданием ООН. В руках они держали плакаты с воззванием: «Отпусти народ мой!» Поэтому сегодня некоторым вполне либерально настроенным израильтянам – репатриантам 70-х и начала 90-х годов приходится объяснять друзьям и коллегам по работе, почему они с благодарностью вспоминают раввина Кахане, чья партия была признана террористической организацией и объявлена вне закона.
К десятилетней годовщине убийства раввина группа репатриантов опубликовала открытое письмо под названием «Мы помним» (см.ниже). «Сейчас наступило время, когда мы обязаны, независимо от своих личных политических взглядов, почтить память этого человека, сыгравшего огромную роль в освобождении советского еврейства, в том, что мы сегодня живем в Израиле — в таком Израиле, который мы сами построили, в таком Израиле, каким его не хотел бы видеть Меир Кахане», — говорится в письме. Его подписали такие известные люди как Ида Нудель, Пинхас Полонский, Нина Воронель, Иосиф Менделевич и другие. И 27 лет спустя после убийства Кахане их слова не утратили своей актуальности.

МЫ ПОМНИМ (открытое письмо)


Десять лет назад от руки арабского террориста погиб создатель "Лиги защиты евреев" раввин Меир Кахане. Трудно найти в истории борьбы еврейского народа за свое существование в последние полвека более спорную и более яркую фигуру. Если евреи, в целом, и Израиль, в частности, всегда являлись самым раздражающим фактором для всего остального человечества, то Меир Кахане оказался самой раздражающей фигурой именно в Израиле. В своей борьбе за освобождение советского еврейства, за честь и достоинство любого еврея в любой точке мира он считал законными самые жесткие средства. Пока нам, сидевшим взаперти в Советском Союзе, а потом вызволявшим оттуда своих родных и друзей, это давало надежду и поддержку, мы восхищались этим человеком и были готовы поддержать любые его акции. Потом в Израиле его непримиримость к любым притеснениям евреев, к капитуляции Израиля перед арабами многим показалась вызывающей и несовместимой с "правилами хорошего тона" в политике. Но сейчас наступило время, когда мы обязаны, независимо от своих личных политических взглядов, почтить память этого человека, сыгравшего огромную роль в освобождении советского еврейства, в том, что мы сегодня живем в Израиле - в таком Израиле, который мы сами построили, в таком Израиле, каким его не хотел бы видеть Меир Кахане. Но другого у нас нет, как поется в песне.
В 1969 году Меир Кахане призвал американское еврейство помочь советским евреям вырваться из "коммунистического рая". Это было время, когда ни Америка, ни Израиль не могли себе представить, что с советским монстром можно разговаривать с позиции силы. Меир Кахане доказал, что это не только возможно, но и необходимо, что только так можно говорить с тоталитарными "партнерами", что только так можно заставить коммунистический режим "отпустить народ мой". Он был одним из инициаторов знаменитой "поправки Джексона-Вэнника", которая легла в основу той политики силы, сделавшей возможным выезд советских евреев.
Пока рав Меир Кахане грозил с трибуны советским представителям в США, что в случае расстрела "самолетчиков" "Лига защиты евреев" будет мстить, пока он срывал концерты Большого театра в Америке и устраивал гигантские демонстрации перед американским Конгрессом, пока он боролся с политикой "тихой дипломатии" израильского правительства, которая на самом деле была просто страхом перед "великим и могучим" советским режимом - мы смотрели с надеждой на этого человека. Став добропорядочными израильтянами, некоторые из нас с негодованием отвернулись от него, осудив за "антидемократические" и "нецивилизованные" методы борьбы, которые спасли нас и, возможно, могли спасти Израиль. Так давайте хотя бы сегодня, под дулами арафатовских боевиков, оглянемся назад и почтим память человека, протянувшего нам руку помощи.
Ида Нудель, узница Сиона
Эмма Сотникова, редактор
Иосиф Менделевич, узник Сиона
подпольного журнала "Евреи в СССР"
Анатолий Альтман, узник Сиона
Виктор Фульмахт, отказник
Ари Вольвовский, узник Сиона
Арье Хнох, узник Сиона
Нинель Воронель, отказница
Элеонора Шифрин, отказница
Шломо Дрезнер, узник Сиона
Арон Шпильберг, узник Сиона
Феликс Кочубиевский, узник Сиона
Гилель Шур, узник Сиона
Борис Пенсон, узник Сиона
Пинхас Полонский, отказник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..