четверг, 19 октября 2017 г.

Каталония: сторонники независимости начинают и выигрывают

Каталония: сторонники независимости начинают и выигрывают

Авраам Шмулевич
cat-flags

Часть первая

У зарубежных сторонников и противников независимости Каталонии последние действия «мятежников» часто вызывают одинаковую реакцию, хотя и с разными знаками. И тем и другим кажется, что власти автономии испугались, не проявляют решительности, их «революционный порыв» выдохся, и дело независимости Каталонии можно сдать в архив.
На самом деле, ситуация прямо противоположная. И власти Испании, и руководители «сепаратистов», насколько можно судить, воспринимают происходящее по-иному. Если «мятежники» не допустят существенной ошибки – они уже выиграли. А «мадридский двор» на ошибки просто обречен – что бы он ни делал, вернуть ситуацию назад ему не удастся.
Почему?
Для понимания ситуации надо предварительно уяснить два важных момента.
Первый: каталонцы – это, действительно, не испанцы. Это особый народ со своей особой исторической судьбой и национальным самосознанием. Каталонцы утверждают, что им куда ближе французы, чем испанцы – хотя, конечно, входить в состав унитарной Франции вовсе не желают.
В русском языке почему-то существует путаница: страна и народ пишутся через «О» – КаталОния и каталОнцы, а их язык через «А» – каталАнский язык.
На этом языке говорят более одиннадцати с половиной миллионов человек. Каталанский язык является единственным официальным языком Княжества Андорра (маленького независимого государства в Пиренеях) и государственным (наряду с испанским) языком трех автономных регионов Испании: Каталонии, Валенсии, Балеарских островов. На нем говорят также во Франции (в департаменте Восточные Пиренеи)  и в Италии (г. Альгеро на острове Сардиния).
Испанский – для сторонников независимой Каталонии – язык завоевателей и язык Франко.
После победы Франко в Гражданской войне (1936—1939) вплоть до конца диктатуры в 1975 году, использование каталанского языка было запрещено, законодательство франкистской Испании предусматривало за это уголовную ответственность. Официально считалось, что каталанский – «испорченный диалект» испанского, что каталонского народа не существует. Впрочем, придумал все это не Франко – Мадрид навязывал эту точку зрения задолго до рождения будущего генералиссимуса. Запрет на каталанский язык действовал в Испании с 18 века.
Идея каталонской независимости возникла не сегодня.
Каталония присоединена к Испании лишь в конце 15 века, при этом она не получила права пользоваться плодами испанских колониальных завоеваний в Латинской Америке, на это имели право лишь кастильцы – каталонцы получили его лишь в середине 18 века.
Впервые Каталонская Республика была провозглашена 10 сентября 1640 года. Затем она была завоевана испанцами, но получила автономию, ликвидированную через пятьдесят лет. В 1871 году Каталония вновь попыталась добиться независимости.
В 20 веке идея возродилась. Учредительное собрание независимой  Каталонии было созвано еще в 1928 году, в изгнании на Кубе. Затем в самой Каталонии местные власти провозгласили независимость в 1935 году. Но тогдашнее республиканское правительство подавило их силой. Руководители были арестованы. В ходе гражданской войны Каталония оказала ожесточённое сопротивление франкистам. Каталония – последняя территория, завоеванная в ходе гражданской войны войсками Франко.
Все годы диктатуры действовал президент Каталонии в изгнании, он имел резиденцию во Франции и вернулся в страну в 80-е годы, после отмены диктатуры. Также каталонские диппредставительства работали в некоторых странах Латинской Америки – Кубе, Мексике, Венесуэле, Аргентине.
В 1975 франкистская диктатура в Испании отменяется. В 1979 году Каталония получает автономный статус, официальное признание каталанского языка. Регион официально именуется «автономной областью Каталония». По новой конституции  Каталонией управляет своё правительство, оно именуется Женералитат. Оно считается преемником власти существовавших с 1359 года Кортесов, сословно-представительских собраний, и состоит из Парламента со 135 депутатами и Исполнительного Совета. Председатель Женералитата (премьер-министр Каталонии) избирается Парламентом на 4 года. Имя нынешнего председателя стало сейчас известно всему миру — Карлес Пучдемон (Carles Puigdemont).
В 2006 году в Каталонии был принят новый автономный статус с расширением финансовой самостоятельности. Правительство автономии контролирует основные сферы жизнедеятельности региона, включая местную полицию, в ведении Мадрида осталась лишь оборона и, что важно, судебная система.
В 2009-2010 годах прошли неофициальные опросы-референдумы о будущем Каталонии, на которых более 90 % голосовавших высказалось за независимость.
В сентябре 2012 года по всей Каталонии прошла массовая манифестация с участием более 1 миллиона человек под лозунгом «Каталония – новое государство Европы».
После прошедших 25 ноября 2012 года региональных выборов, по результатам которых абсолютное большинство в парламенте составили депутаты партий-сторонников независимости, 23 января 2013 года парламентом была провозглашена Декларация о суверенитете («Каталония – суверенный политический и правовой субъект в составе Испании»), а 9 ноября 2014 года состоялся опрос граждан об отделении. Проведение референдума тогда запретил Конституционный суд Испании, и власти Каталонии позиционировали его как «социологический опрос», на котором сторонники независимости вновь взяли большинство.
Нынешний Женералитат Каталонии, избранный в 2015 году, обещал гражданам в двухлетний срок решить вопрос независимости де-юре и исполнил свое обещание. 1 октября 2017 года, несмотря на запреты, угрозы и противодействие испанских властей, правительство и муниципалитеты Каталонии в одностороннем порядке провели референдум о независимости.
Мадрид ввел в Каталонию тридцать тысяч полицейских. Они пытались конфисковывать избирательные урны, были арестованы многие организаторы, граждан, пришедших голосовать, выгоняли из избирательных участков и даже избивали – ничего не помогло. Референдум все же состоялся. Около 90,18 % проголосовали за независимость от Испании.
Казалось бы, проблемой для сторонников независимости является то, что живут в Каталонии не только каталонцы. При Франко в Каталонию целенаправленно завозили жителей других регионов Испании.
Однако тридцать лет уже каталанский язык – язык каталонской школы. Все школьники в Каталонии учатся по каталанском. Испанский язык более распространён сегодня среди «простых людей» – рабочих и т.п., тогда как интеллигенция и «высшие» слои говорят по-каталански. Так же, как и крестьяне. Во многих деревнях вообще не говорят по-испански.
Как такового разграничения по этническим группам здесь нет, все, кто интегрирован в общество, принял его и живет здесь – считается каталонцем. Предками каталонца могут быть выходцами из Андалузии, Кастилии, Валенсии, Галисии, Прованса. Вы можете часто услышать такое: наши родители были астурийцами, а мы каталонцы.
Центральное правительство в Мадриде смотрит на перспективы каталонской независимости с ужасом – ведь это самый экономически развитый регион страны.
ВВП региона (€215,6 млрд) сопоставим с ВВП Португалии или Финляндии и составляет пятую часть экономики Испании. При этом Каталония занимает лишь 6,3% площади Испании, а живет в ней 16% населения страны. На нее приходится 23,8% всего потока туристов в Испанию, 25,6% экспорта и почти треть (29,2%) новых иностранных инвестиций.
В регионе низок уровень безработицы (13,2% против 17,2% в среднем по Испании) и один из самых высоких ВВП на душу населения (€28,6 тыс.). Выше он лишь у нескольких регионов Испании, включая Мадрид, у некоторых же областей ВВП ниже почти вдвое.
Работающий в Каталонии грузинский бизнесмен David Japaridze приводит следующие цифры:
Для того, чтобы понять масштаб Каталонского бизнеса, проведу параллели с российскими компаниями.
Активы банка La Caixa оцениваются в 350 млрд евро, для сравнения российский гигант номер один Сбербанк имеет всего 335 млрд; активы каталонского банка Sabadell – 212 млрд, в то время как как второй по величине российский банк ВТБ значительно скромнее, обладая 140 миллиардами.
Caixa Bank является мировым лидером в области технологических инноваций и первопроходцем в области новых платежных систем. Euromoney признал его самым инновационным банком мира в 2013 и 2014 годах, а недавно он получил приз Innovative Spirit («Инновационный дух») на церемонии 2014 Global Banking Innovation Awards, организованной Институтом банковского администрирования и Finacle.
Энергетический гигант Gas Natural Fenosa с капитализацией более 35 млрд евро, примерно на 20% больше «Лукойла» и в полтора раза выше, чем у «Сургутнефтегаза». Пожалуйста, имейте ввиду, что в Каталонии нет ни нефти ни газа, а в России энергетика – основной источник дохода…
Или взять к примеру каталонскую компанию Abertis — управляющую платными дорогами в Европе и обеих Америках. По километражу — 8 тысяч километров шоссе — крупнейшая в мире.
То есть, в секторальной экономике региона с 7,5 млн населения и площадью 32 108 км² денег в разы больше чем в России с населением 147 млн человек и площадью 17 125 191 км²
Я привожу эти параллели, чтобы вам было легче понимать, какие интересы затронуты…
Второй принципиальный для понимания ситуации момент: и «сепаратисты» и правительство в Мадриде хотят действовать именно в правовом поле.
В это часто трудно поверить подданным Москвы, но для политиков обоих лагерей идея о том, что граждане сами должны решать свою судьбу, сомнений не вызывает. Что демократия и воля народа – это не пропагандистские лозунги, а естественный смысл политической жизни.
Вот только понимание «правового поля» у сторон конфликта различается до противоположности.
Для каталонцев демократия и воля народа – это их право на референдум. Однако для Мадрида демократия и воля народа зафиксированы в испанской конституции, которая, кстати, также была принята на референдуме. Причем в 1978 году за нее голосовало и большинство жителей Каталонии.
Эта конституция не позволяет регионам в одностороннем порядке отделяться от королевства – даже проведение референдумов на эту тему считается незаконным. Но если правовое сознание граждан региона за 39 лет уже существенно эволюционировало – не повод ли это задуматься над поправками в конституцию? Следует ли приравнивать основной закон страны к неизменным «священным писаниям»?
Пока мадридские политики настаивают на неизменности конституции. Более того, если они не применят по отношению к «каталонским сепаратистам» 155-ю статью конституции (распускающую правительство региона и отзывающую у него права автономии), они сами нарушат свой основной закон. Однако если применят и обрушат на Каталонию новые репрессии – это станет слишком явным противоречием с правовыми нормами ЕС, в который Испания вступила в 1986 году.
Конечно, в странах ЕС случаются беспорядки и полицейское насилие. Однако каталонские события 1 октября были беспрецедентны в том, что полиция впервые разгоняла не каких-нибудь буйных футбольных фанатов или антиглобалистов, но граждан, которые собирались мирно проголосовать на референдуме, пусть и «незаконном» с точки зрения Мадрида.
Каталонцы (в отличие от басков) не мечтают ни о каком вооруженном протесте. А десятки тысяч полицейских, переброшенных в регион, могут справиться с любыми гражданскими выступлениями, тем более что и сторонников единства Испании в автономии немало. Казалось бы, в Каталонии победило «право силы»?  Пошумели и по домам? Но не так все просто. У каталонцев есть немалые шансы добиться реальной независимости.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..