пятница, 6 октября 2017 г.

ДО КОНЦА ВОЙНЫ В СИРИИ ДАЛЕКО

«Исламисты контратакуют при любой возможности»

России и Асаду в Сирии противостоит гибрид фанатиков и профессиональных военных, поэтому до победы еще далеко, отмечает востоковед Михаил Магид.


Главной опасностью в регионе продолжает оставаться возможность прямого конфликта между подразделениями России и США.© Фото Евгения Шабанова
В последние дни из Сирии поступают противоречивые сведения о ведущейся там войне с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ). С одной стороны, есть победные реляции министерства обороны России о тысячах уничтоженных боевиков ИГ и успешном наступлении на их позиции. С другой, исламисты вновь активизировались на трассе Пальмира — Дэйр-эз-Зор, а в ряде мест даже перешли в контрнаступление. Кроме того, участились сообщения о потерях российских военнослужащих — погибгенерал-лейтенант Валерий Асапов, от полученных в Сирии ранений скончался полковник Валерий Федянин, появилась информация о похищении боевиками граждан РФ.
О том, насколько сложная ситуация складывается сейчас в Сирии, в интервью «Росбалту» рассказал эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.
— Что вы скажете о положении дел в сирийской войне на данный момент, учитывая противоречивость сводок из этого региона?
 — Я думаю, точного количества погибших боевиков сейчас никто не знает. Кстати, о каких боевиках идет речь? ВКС РФ и самолеты официального президента Сирии Башара Асада бомбят ИГ в Дейр эз-Зоре и одновременно позиции «Нусры» — «Аль-Каиды» (обе организации запрещены в РФ) в Идлибе — регионе, который ей почти полностью захвачен.
В остальном, наступление коалиции состоящей из армии Асада, шиитских формирований (ливанская «Хезболла», иракские шиитские группировки, ополчение шиитов из Афганистана и Пакистана), иранских вооруженных сил и российских подразделений на Дейр эз-Зора и в других районах, в целом развивается успешно. Эти войска вытеснили боевиков из стратегически важных регионов, деблокировали Дейр эз-Зор, открыли большое окно на границе с Ираком, откуда теперь свободно могут перебрасываться в Сирию шиитские ополченцы и иранские солдаты.
С другой стороны, ИГ действительно предприняло контрнаступление. Дело в том, что «Исламское государство» очень сильно отличается от других террористических организаций. Половина или больше его руководителей — выходцы из разведки и армии Саддама Хусейна. ИГ — это гибрид фанатиков и профессиональных военных. Они очень тщательно планируют военные операции.
Тактика ИГ заключается в особом упоре на наступательные действия. Они атакуют или контратакуют при любой возможности, даже находясь в окружении. Сейчас они предприняли наступательные действия в, казалось бы, безнадежной ситуации и смогли нанести чувствительные удары по своим противникам. Более того, около ста боевиков форсировали Евфрат и вступили в бой с соединениями курдов и арабов (Сирийские демократические силы — СДС), которые заблокировали и добивают группировку ИГ в Ракке. Прорвать блокаду им не удалось, но курды понесли серьезные потери.
— Судя по комментариям в российских СМИ, к курдам в этой войне в РФ относятся все более насторожено. Уже не как к союзникам в борьбе с ИГ (при том, что мы знаем, что это, пожалуй, самые принципиальные противники исламистов в Сирии, давно и эффективно воюющие с ними), а почти как к противникам. С чем это связанно? С позицией главного союзника РФ в сирийской войне — президента Асада, который опасается такого же курдского референдума о независимости в Сирии, как тот, что недавно прошел в Ираке? Или с тем, что курды активно поддерживаются США и тем вызывают подозрения в Москве?
 — Это связано со многими факторами, включая указанные вами. В северной Сирии курды формально не провозглашали независимость. Они даже не проводили референдум, подобно иракским курдам. Если в Эрбиле, столице Иракского Курдистана, доминирует Демократическая партия Курдистана (ДПК) Масуда Барзани, на севере Сирии лидирует другая сила — Курдская рабочая партия (РПК). У нее другая тактика. Они действуют гибче и осторожнее.
— В чем отличие?
 — Фактически, курдский регион на севере Сирии имеет все признаки государства. У них свое правительство, вооруженные силы, центральный аппарат управления. Однако, понимая, что в регионе много арабов, РПК, точнее, ее местное отделение — партия «Демократический союз» (ПДС), заключила альянс с местными арабскими племенами и ополчением. Они создали Федерацию северной Сирии. Кроме того, РПК очень зависит от американской военной помощи и защиты, а США выступают против деклараций о независимости курдов.
Сейчас подконтрольная курдам территория в Сирии быстро расширяется. Сирийские демократические силы наступают на ИГ в Дейр эз-Зоре и уже захватили там большую территорию. Одновременно в том же регионе идет наступление российско-шиитских сил, условно, Асада. Естественно, что Асаду происходящее не нравится. Курды и союзные им арабские племена постоянно расширяют контролируемую ими территорию. Некоторые суннитские арабские племена предпочитают Асаду и его союзникам — шиитам, курдов.

— Как далеко может продвинуться эта курдско-арабская коалиция?
 — Сейчас трудно сказать, но она захватывает все больше территорий в Сирии. Соперничество в Дейр эз-Зоре уже привело к прямым столкновениям курдов и шиитско-российских сил, идет борьба за спорные территории. Это, во-первых. Во-вторых, эти районы богаты нефтью, есть там и газовые месторождения. Тот, кто будет их контролировать, в будущем получит прибыль. А кто это будет, как раз и решается сейчас в ходе наступления на ИГ. Идет борьба за наследство «Исламского государства».
В-третьих, курды рвутся к границе с Ираком, чтобы закрыть ее. Хотя шиитские силы уже взломали границу южнее, очистив ее от ИГ, и пробили окно в Ирак, занятие больших участков границы позволит курдам осложнить шиитскую логистику и переброску проиранских и иранских сил в регион.
— Не будем забывать и американский фактор…
 — Совершенно верно. Если РФ и Иран рассматривают зону, контролируемую Асадом, как свою вотчину и рассчитывают на то, что будут в той или иной мере контролировать ее и после войны, то курдский район является зоной влияния США. Американцы поддерживают наступательные операции курдов ударами своих ВВС, вместе с курдами идут американские боевые подразделения. РПК регулярно получает десятки тонн современного американского оружия. А в их тылу США создают свои базы. Есть план превратить аэродром в регионе Табка, выстроенный некогда при участии СССР и ныне контролируемый курдами, в крупную американскую авиабазу. Поговаривают даже о том, что американцы могут перевести туда часть своих подразделений с авиабазы Инджирлик, расположенной в Турции. Разумеется, все это тревожит РФ, Иран, и режим Асада. Тегеран вообще панически боится превращения Сирийского и Иракского Курдистана в американский «непотопляемый аэродром», откуда США смогут наносить удары по иранской территории.
Правда, надо сказать, что сами курды сейчас настроены в отношении Асада довольно миролюбиво и предлагают ему договориться о разграничительных линиях в Дейр эз-Зоре. Но ситуация все еще очень опасная, потому что на стороне Асада воюют российские подразделения, а на стороне курдов американские. Конфронтация между ними стала бы огромной проблемой.
Беседовал Александр Желенин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..