пятница, 29 сентября 2017 г.

О ГИЮРЕ

Надав Шенрав

Решить не решать

Вместо того, чтобы Кнессет постановлял, какой гиюр действительный, а какой нет, надо отделить этот вопрос от Закона о Возвращении и постановить, что и прошедшие гиюр по Галахе не получат автоматически гражданство. Новый взгляд на законопроект о гиюре
В июле 1958г. министры от МАФДАЛя вышли из правительства Давида Бен-Гуриона из-за решения министра внутренних дел записать как еврея и того, кто не прошел гиюр по Галахе. В Израиле 50-х годов было много вопросов, раскалывавших общество и омрачавших потенциал политического сотрудничества, например, отношение к коммунистическому режиму в Советском Союзе, и все они угасли давно в пропасти забвения. Поражает видеть, как проблема гиюра и признания гиюра государством все еще жива и угрожает коалиции даже после более двух поколений борьбы.
В этих обстоятельствах можно выдвинуть новое предложение: вместо "окончательного" решения (т.е. до следующего коалиционного каприза) какой гиюр будет признан, а какой нет, - разрубить гордиев узел и принять решение, что Закон о Возвращении не будет распространяться на любых геров. Гер, прошедший гиюр, не важно по каким причинам и кто провел гиюр, даже если по Галахе он еврей "мэадрин мин мэадрин", не будет автоматически получать право на израильское гражданство. Он сможет попытаться получить статус постоянного жителя (прим.перев. - что-то вроде грин-кард) в Израиле, как любой человек, и решение будет приниматься в каждом случае министром внутренних дел или назначенной им комиссией, как принято в отношении желающих получить такой статус.
Устраниться из религиозного пространства
То, что характеризует проблему гиюра, - это его небольшая практическая важность (по крайней мере, до сегодняшнего дня) по сравнению с его огромной принципиальной важностью. На деле речь идет о предоставлении гражданства нескольким десяткам или, максимум, нескольким сотням - ночтожное количество по сравнению с числом неевреев, являющих гражданами государства Израиль. С другой стороны, на принципиальном уровне вопрос гиюра затрагивает самый чувствительный нерв израильской политики: вопрос взаимоотношений между государством Израиль как административным органом и еврейским народом.
Государство Израиль определяет себя ка еврейское государство, и в этом определении есть огромная важность - как внутри страны, так и снаружи, но чтобы достичь приемлемый компромис нежду гражданами государства, надо смириться с некоторым уровнем неоднозначности в отношении определения базовых терминов еврейства и еврейского народа. Попытка заострить углы, решить "кто еврей" и что такое еврейство точным и ясным образом не может не закончиться полным распадом, в котором каждое хасидское течение и каждое духовное направление забракуют еврейство любого, кто не отвечает их критериям. По крайней мере, в тех случаях, в которых есть такая возможность, стоит сформулировать закон таким образом, чтобы он не требовал точные определения такого рода.
Потому что это корень проблемы: невозможность государства - любого государства - достичь единогласия между гражданами в вопросах религии, морали, совести. Это и центральная определяющая демократического государства, в котором существует свобода мнений: у власти нет интереса навязывания деталей (как посредством убеждения, так и силой) под какой моральный кодекс должны подравниваться. Вместо этого государство старается всеми возможностями устраниться из религиозного/морального пространства и ограничивает себя упорядочиванием совместной жизни своих граждан так, чтобы не наносили ущерб друг другу и не страдали от внешних факторов, вроде вражеских организаций.
Нет сомнения, что этот подход доказал себя в истории больше, чем попытки всяческих "педагогов" и "читателей морали" достичь или навязать стандартный моральный или религиозный кодекс - попытки, в большинстве случаев приведшие к аду на земле. Как можно реализовать этот подход, когда речь идет о вопросе, вроде гиюра? Как я предложил выше: решить не решать.
Вот решение, которое я предлагаю: государство Израиль не будет предоставлять гражданство герам. Ни реформистским, ни харедимным, ни тем кто прошел гиюр здесь, ни тем, что за границей - никому. Еврей, согласно Закону о Возвращении, будет определен как сын матери, которая была признана еврейкой на момент принятия закона (прим.перев. - разумеется, правильнее было бы считать евреями тех, у кого оба родителя евреи)
Такой закон создаст разрыв между политическими механизмами и верованиями граждан. Среди функций государства не должно быть решение между реформистским "раввином", проводящим "гиюр", не предъявляя никаких требований к проходящему гиюр, и сверхустрожающим раввином, гиюр у которого сложнее рассечения Красного моря. Не Юваль Штайниц, признающий, что ест квасное на Песах, представит решение, предотвращающее войны между раввинами Друкманом, Лукштейном и Штейнманом. Решение - решение индивидуумов. Власти будут иметь право со временем предоставить гражданство геру, как и сейчас они могут предоставить гражданство иностранному футболисту. Ясно, что министр внутренних дел от Еш атид будет вести себя иначе, чем министр внутренних дел от ШАСа, но и сегодня это так для широкого спектра просящих гражданства или статус постоянного жителя, и нет причины думать, что проблема существенно обострится.
И в нынешней формулировке Закон о Возвращении предоставляет полные гражданские права тем, кто не являются евреями ни в како смысле, вроде "внуков еврея" - т.е. тем, у кого один из дедушек - еврей (прим.перев. - Закон о Возвращении в первоначальной редакции распространялся только на евреев. Поправки о детях/внуках евреев были приняты в 1970-71 годах) Т.е. нет полного совпадения между галахическим определением еврея (даже согласно реформистам) и подпадающими под нынешнюю редакцию Закона о Возвращении. В основе этого лежала идея, что пока проблема численно невелика, можно жить без такого совпадения и решать пограничные случаи с помощью особых решений властей.
Мое предложение заключается в том, что гер, даже если все признают его еврейство, не будет подпадать под Закон о Возвращении, с исключительные проблемы желающих получить статус временного жителя будут решаться особой комиссией. Только так если неожиданно появятся тут 300 тысяч из Мозамбика, ищущих лучшей жизни, которым какой-то чокнутый раввин сделал гиюр, даже самый строгий, - мы не попадем в ситуацию, в которой Закон о Возвращении обязывает автоматическое предоставление им гражданства.
Несмотря на соблазн, часто стоящий перед политиками попытаться использовать свое влияние, чтобы навязать свои нормы всему обществу, я полагаю, и даже часть политиков поймет, что вопрос гиюра - исключение. Как показывает 60-летний опыт, поскольку речь идет о проблеме, практическое значение которой мало, а символическое значение - велико, она превращается в объект коалиционной торговли, и во время политических встрясок то, что постановил Реувен, потом отменит Шимон, и наоборот.
Вместо того, чтобы поставить проблему на ее принципиальное символическое место, так что любое решение - или плевок в лицо "облегчающим" раввинам, или угроза целостности народа в глазах "устрожающих" раввинов, давайте уберем упоминание гиюра в Законе о Возвращении и передадим решение в исключительных случаях в руки комиссии, которая будет отражать коалиционный состав, но в то же время не создаст помпезную видимость влияния свои решений на будущее народа. Если оставим теологические тонкости и галахические споры тем, кого это касается, и освободим министров и депутатов для занятий инфраструктурой страны и вопросов безопасности, то, без сомнения, все стороны выиграют.
Перевел Ханан Фридман, МАОФ
"Макор ришон", 08.2017

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..