понедельник, 24 апреля 2017 г.

Меркель, ЕС и беженцы

Меркель, ЕС и беженцы

«Вся история человечества состоит из ошибок, и, несмотря на это, всякое правительство считает себя безгрешным. Это закон природы, и ему надо подчиняться».
Петр Капица

Добрый десяток лет Германия, возглавляемая Меркель, была локомотивом Европы, тянувшим к благополучию страны ЕС, а сама Ангела была его классным машинистом. Выдающаяся роль Меркель в Германии, Европе и мире была общепризнанной, для ее подтверждения не хватало, быть может, только Нобелевской премии мира.
Но во второй половине 2015 года, на 11-ом году отменного руководства страной, у Меркель, вероятно началось, по выражению товарища Сталина, «головокружение от успехов»: она неосмотрительно произнесла магические слова «примем всех» и предприняла действия по открытию границ, которые в условиях миграционного кризиса были подобны бензину для тушения пожара. Мало кто мог ожидать, что Меркель сделает такой подарок крайне правым и националистам всей Европы и, не согласовав не имеющий никаких четких рамок миграционный курс ни со своим народом, ни со странами ЕС, направит локомотив Европы туда, где и рельсов не видать.
Больше чем на год Меркель утратила способность самокритики и трезвого понимания происходящего в стране и ЕС. Вину за утрату контроля над миграцией и возросшее число преступлений в связи с политикой «открытых дверей» ее правительство возлагало на полицию, местные власти, руководство других стран ЕС –на кого угодно, но только не на себя.
Первоначально казалось, что Меркель говорила и действовала под влиянием сиюминутных эмоций, из чувства сострадания. Но упорство, с которым она и год спустя продолжила свой курс, зная, что произошло в новогоднюю ночь в Кельне, кто совершал теракты в Германии и Европе, какие результаты выборов в 10 из 16 земель страны, заставляет это предположение отбросить.
По поводу причин миграционного курса Меркель можно строить сколько угодно предположений, ибо случившееся с ней с рациональной точки зрения необъяснимо.
Как-то после одной из бесед с Путиным, Меркель сказала, что «он потерял связь с реальностью» и «живет в другом мире». А не заразилась ли она от него, часто контактируя, этой «другой реальностью»? Сию версию также нельзя не принимать во внимание, поскольку нечто подобное случилось и с бывшим Госсекретарем США Керри, однажды признавшимся, что выступление Сергея Лаврова заставило его ощутить себя в «параллельной вселенной». Нельзя исключать, что русские, первыми оказавшиеся в космосе, первыми же проникли в психиатрический космос и обрели способность вовлекать в него даже столь оберегаемых людей, годами втягивая их в бесплодные переговоры и тем самым ослабляя отпор «гибридным» действиям Путина. Ведь какие-то обстоятельства непреодолимой силы заставили Меркель взять курс на раскол немецкого общества и разлад в ЕС, на рост крайне правых сил и вполне возможное преобразование Германии в исламскую страну. И вот Меркель не только заботится о выявленных в Германии опасных исламистах и ищет скрывающихся, но искренне возмущается, что Трамп не хочет пускать их в США. И как ее не понять: если Трамп не пустит в страну, по его выражению, «радикальных мусульманских террористов», то тогда все они могут достаться ей. Хорош союзничек, называется! Тоже, кстати, моментами живущий как бы в альтернативной реальности: успешный бизнесмен и, по всей вероятности, толковый человек, и вдруг заявляет немыслимое –что будет бороться с терроризмом вместе с Путиным, возглавляющим террор над своим и другими народами. Ну невероятно широкий антитеррористический фронт можно создать с Путиным и его славными союзниками – Асадом, «Хизбаллой» и Ираном! Еще бы КНДР туда для комплекта включить не забыть.
Очевидные ошибки курса Меркель вызвали серьезные изменения в политической системе Германии. Лично Меркель и правящая коалиция ХДС/ХСС и СДПГ стали стремительно терять популярность, а крайне правые и популисты ее обретать. Трещины утраты контроля пошли по всему зданию демократического, с успешной экономикой государства, вызвав опасения даже за его фундамент.
Прежде всего надо сказать, что курс Меркель не мог быть поддержан широкими слоями общества. Если бы финансовую нагрузку приема в 2015 году миллиона беженцев взял на себя миллион немецких миллионеров, это было бы выше всяких похвал. Однако Меркель эти расходы отнесла на все население страны (в 82-х миллионах которого уже порядка 20% уже имеют мигрантские корни), а точнее – на 43 миллиона работающих. Властям хватило ума утешать население тем, что тяжесть расходов не будет перенесена на будущие поколения, видимо полагая, что нынешнее поколение очень радо, что свыше 20 млрд евро только прямых расходов будет ежегодно тратиться на новых беженцев из бюджета страны.
Чтобы обеспечить себе и своей семье современный западный уровень жизни, немцам приходится трудиться с полной самоотдачей по 35-40 лет до пенсии, величина которой у многих незначительно превышает размер нынешнего пособия для беженца. 2-3 послевоенных поколений немцев восстановили разрушенную и опустошенную войной страну, взяли на свои плечи тяготы выравнивания экономики бывшей ГДР с Западной Германией, спасают кризисные экономики стран еврозоны. Неограниченный поток беженцев немецкий Боливар уже не выдержит – ни в экономическом и политическом, ни в культурном и религиозном плане. Ну не улыбается типичному герру Хофманну просыпаться по утрам под песнопения муллы с минарета в Германской Исламской Республике, где он будет принадлежать к немецкому меньшинству и где ему не отвертеться от шариатских требований интеграции. И он не верит обещаниям Меркель, что её нынешний курс не приведёт к этому, тем более, что покидавший пост президента Германии Йоахим Гаук ему сообщил, что в будущем президентом ФРГ может стать мусульманин.
Миллионы граждан бывшей ГДР, давно живущих в Германии «русских» немцев, турок, итальянцев и поляков настроены против большого прибытия мигрантов, потому что сами еще недостаточно интегрированы и отстают в благосостоянии от немцев бывшей Западной Германии. То же можно сказать и о странах Восточной Европы, стремящихся к выравниванию своей экономики с экономикой стран Западной Европы.
Призрак недовольства миграционной политикой Германии бродит по Европе. Не одни немцы, но и граждане других стран ЕС чувствуют себя обделенными, поскольку «мамочка» Меркель, не спрашивая их согласия, принимает в их семью чужих детей, тратя на это огромные средства и добавляя к миллионам безработных молодых людей в Германии и ЕС миллионы не имеющих перспектив трудоустройства беженцев.
В то же время в самой Германии серьезных проблем выше крыши: почти 13 млн человек, или 15,7% населения страны, считаются бедными, и разрыв между богатыми и бедными все растет; велика безработица среди молодежи, растет бедность среди пенсионеров и детей, не хватает средств для надлежащего оснащения Бундесвера и так далее. Тем более что в благодарность за свободу и роль США в экономии расходов на оборону, Европа зачастую платит Америке неприязнью, а то и ненавистью. Теперь же не склонный к сантиментам президент США Дональд Трамп заставит европейцев вносить должный (2% ВВП) финансовый вклад в общую оборону.
Когда к существовавшим проблемам ФРГ и ЕС добавился вагон и маленькая тележка новых, локомотив Меркель остановился на путях Европы. Поддержка Меркель в Германии резко упала, а в ЕС она фактически оказалась в изоляции. Большинство европейцев отцепило свои вагоны от тепловоза Меркель, и она, маневрируя, вынуждена была тоже ввести контроль на границах и понемногу давать задний ход, одновременно продолжая заявлять о правильности избранного ею курса.
Объявляя ислам частью Германии и не допуская никаких ограничений для прибытия его приверженцев извне, Меркель утверждает, что в Германии есть место только такому исламу, который уважает немецкую конституцию и допускает равноправие женщин. А где она найдет такой ислам? Вырастит в немецкой пробирке? Тысячи имамов из Турции и Саудовской Аравии в мечетях Германии на немецком языке станут проповедовать отказ от главенства законов шариата? Немцы видят, что даже в наиболее европеизированной турецкой общине, имеющей более чем 50-летнюю историю интеграции в Германии, еще далеко до равноправия женщин и следования основам демократии. Сегодня все более далеким кажется присоединение Турции к ЕС и возникала опасность переноса внутриполитических конфликтов Турции на территорию Германии – противостояния между сторонниками и противниками Эрдогана, между турками и курдами. Острота различий понимания и следования основам демократии достигли такой степени, что Эрдоган сравнивает германскую политику с нацистской. Вот и приходится Берлину делать хорошую мину при плохой игре и заявлять о наличии в отношениях с Анкарой «глубоких расхождений во мнениях», а «демократической» Турции входить в НАТО с «нацистскими» ФРГ и Нидерландами. Это наглядный пример того, что у гуманизма, толерантности и политкорректности есть границы, переход через которые опасен даже утратой носителей западных ценностей – людей, организаций, государств – и наступлением и победами сил мракобесия и антидемократии.
Угроза терактов в Германии существовала из-за прозападной политики страны. С массовым неконтролируемым наплывом мигрантов она многократно усилилась. Но население убеждают в неизбежности терактов при любой политике и любом положении вещей. «Повышенный уровень террористической угрозы, по словам экспертов, является сегодня чем-то вроде нормальной ситуации», – как ни в чем ни бывало сообщают авторы в газете «Die Welt».
Стали наглядными старания СМИ, полиции и других структур государства загладить, затушевать, а то и отринуть проблемы, возникшие в связи с мигрантами. Как только происходит террористический акт, тотчас заводится песня с такими мотивами: нападавший был психически нездоров, это не сирийцы и не исламисты, это не беженцы, а если и беженцы, то во втором или в третьем поколении. Но эти психи почему-то выбирают для нападения иностранцев, места скопления людей, тщательно планируют свои нападения; они, как правило, молоды, а если и рождены на Западе, то это только подчеркивает всю нелепость курса «открытых дверей». Люди видят, что мусульманские мигранты даже во втором и последующих поколениях считают себя вправе с оружием в руках наводить порядок не в стране происхождения, а в приютивших их демократических государствах, и не верят утверждениям Меркель, что Германия останется такой же, какой она им дорога. А сами террористы оставляют без внимания мнение Меркель, что так вести себя подло.
Совершенно верно Меркель предупреждает, что провал интеграционного процесса чреват для Германии тяжелыми последствиями, которые могут затянуться на десятилетия. Но поскольку миграционный курс был избран ею самою и она от него не отказывается, то никакого «успеха» ожидать тут не приходится, в то время как последствия не заставляют себя долго ждать и могут затянуться даже на столетия.
Многие возникшие проблемы были более чем очевидны, но правительство делает вид, будто они (появились неожиданно и их нельзя было предвидеть.
Вряд ли в немецком Федеральном ведомстве по труду сидят такие простофили, как сообщают его источники: «Уровень образования соискателей убежища в Германии оказался ниже, чем ожидалось». Можно быть уверенным, что среди экономистов Германии было мало прожектеров, ожидавших притока квалифицированной рабочей силы из стран Ближнего Востока и Африки.
И будто только через год после начала массового приема беженцев из Сирии стало ясно, что вместе с беженцами, у 70% которых отсутствуют документы, в Германию и ЕС попали также террористы. Тем более, что по сообщениям прессы, порядка 15% беженцев искусственно себя «оссиривают», так как Меркель гарантировала прием всех сирийцев.
Смешно, но лишь теперь из глубин ХДС удается услышать здравые мысли о том, что надо бы «иметь стратегию и проявлять жесткость. Иначе мы выставим себя на посмешище и подорвем доверие населения к интеграции». Ну а пока самая простая арифметика получается уморительной: «ведь для круглосуточного наблюдения требуется от 24 до 30 сотрудников на одного беженца»; а если темпы приема беженцев в Германии сохранятся и они начнут приглашать свои – пока отложенное на два года право – многочисленные семьи, то недалеко то время, когда в Германии не хватит населения только для того, чтобы принимать, интегрировать и следить за беженцами.
Президент Ведомства по защите конституции (BfV) Ханс-Георг Маасен сообщил что количество опасных исламистов с 2015 года выросло вдвое и » В настоящее время мы насчитываем 1,6 тыс. человек, которые потенциально способны совершить теракт исламистской направленности». Это говорится только об известных опасных исламистах. Тот же Ханс-Георг Маасен уже заявлял: «Мы не можем взять всех беженцев в поле зрения нашего радара и контролировать то, что творится в их головах». Тем самым он политкорректно пытался объяснить персонам в руководстве страны, что единственный выход в данном положении – контролировать мозги в своих головах.
Граждане Германии были бы признательны властям за ясность по следующим вопросам: если прием беженцев сохранится без ограничений, то через сколько лет ФРГ станет мусульманской страной?; какое количество приема предполагаемых террористов является для Германии оптимальным и предельно допустимым?..
Основы привитой Германии демократии оказались недостаточно прочными, чтобы в относительно короткое время остановить ошибочный курс руководства. Массовый прием мигрантов шел под фанфары всех немецких СМИ, которые взахлеб расхваливали Меркель. И только первый серьезный слом мигрантами немецкого порядка в новогоднюю ночь 2016 года в Кёльне, с которым не удалось справиться силам полиции и более тысячи граждан подверглись насилию, наметил поворот части средств информации к трезвому отражению миграционного кризиса. Сквозь блокаду достоверной информации в печати стали появляться невероятные для немецкого порядка вещи: то сообщали, что на территории ФРГ без регистрации проживает до полумиллиона беженцев; то сотня с лишним тысяч зарегистрированных беженцев не прибыла к месту назначения. Где уж тут говорить о надежной работе органов безопасности.
Для примера, история одного из «1,6 тыс. человек, которые потенциально способны совершить теракт исламистской направленности». Отсидев несколько лет в тюрьме в Италии, в Германию прибывает опасный исламист Анис Амри. Живет под 14 вымышленными именами, полиция за ним следит круглосуточно, но потом почему-то прекращает круглосуточную слежку и не арестовывает хотя бы за проживание под подложными именами и получение незаконных пособий. А затем наступает закономерное завершение жизни «потенциально опасного» исламиста: захватив тяжелый грузовик, он утраивает теракт на рождественской ярмарке в Берлине с десятками убитых и раненых.
А сколько в Германии и ЕС в результате мигрантской политики Меркель осело исламских экстремистов «глубокого погружения», сколько радикализируется в результате разочарования в небеспроблемной жизни на Западе, в несвойственной для мусульман общественной и культурной среде – одному Аллаху известно.
Германию и ЕС хорошо просквозила политика «открытых дверей». Перечисление ее негативных и трудно исправимых последствий можно продолжать до бесконечности.
Ангела Меркель из ангела, покровительствовавшего всему ЕС, превратилась в ангела, сопровождающего его в загробный мир.
Считается, что Библия и Бог не допускают возможности покаяния для падших ангелов. А для людей покаяние не только допускается, но и приветствуется. Однако Ангела – то ли ненастоящий ангел, то ли час ее человеческого покаяния еще не наступил – с миграционным бедламом она распрощаться не в состоянии. Ее не остановили Brexit, события в Кельне, теракты в Германии, успехи правых в ФРГ и Европе, бойкот ее миграционной политики в ЕС – такова, значит, непоборимая сила поразившей ее «другой реальности».
Долго еще будет аукаться политика «открытых дверей» и неизвестно, с какими потерями Германия и ЕС выйдут из нее. Эта политика не могла быть решением только ФРГ. И не только по причине нарушения принципа единства принятия решений в ЕС. Решение требовало общеевропейского согласия еще и потому, что Германия, страна находящаяся в центре Европы, политикой «открытых дверей» фактически открыла границы всего союза: ведь Меркель не собиралась доставлять беженцев к себе самолетами. Миллионы потенциальных мигрантов и беженцев планеты, услышав обнадеживающие слова Меркель «примем всех», обращенные ею, правда, только к миллионам сирийцев, ринулись через страны ЕС, как через проходные дворы и вокзалы, восклицая: «Германия! Германия!»», а некоторые даже утверждая: «Меня пригласила Меркель».
Осознанно или неосознанно, Меркель вынудила другие страны ЕС начать контролировать свои границы и действовать по принципу «каждый за себя».
И никакими квотами по приему беженцев или угрозами «двух скоростей» жизни в ЕС Меркель эти страны не уговорит. Тем более что суд ЕС признал решение вопросов по беженцам правом национальных государств, а не ЕС.
Имеющийся политический капитал пока позволяет Меркель сохранять пост канцлера и, вполне вероятно, в сентябре его продлить.
Но Германии деваться некуда: она откажется от миграционной политики Меркель с Меркель или без нее, с ЕС и Шенгенской зоной или без них.
На словах Меркель признает значение ЕС, заинтересованность и ответственность Германии в его сохранении, Но ее слова вызывают недоверие, так как многих она поставила перед дилеммой: Меркель или Германия?; Меркель или ЕС?; Меркель или еврозона? И если Германия еще колеблется в ответе на эти вопросы, то страны ЕС с самого начала отвергают политику «открытых дверей» и шансов на ее принятие нет никаких.
Существующее законодательство Германии и ЕС неприменимо к приему неограниченных масс мигрантов и беженцев, к тому же не разделяющих ценности Запада. Абсурдной и безответственной является миграционная политика, которая создает иллюзию возможности миграции в Европу для десятков и сотен миллионов страждущих жителей Ближнего Востока, Азии и Африки. Возможна ли переработка экспортируемого в больших объемах средневековья в Германию и в какие сроки, сколько миллионов мигрантов и беженцев может принять Германия (с ее 60 миллионами коренных немцев) – на эти вопросы у Меркель нет ответа.
Деятельность Гельмута Коля, сыгравшего выдающуюся роль в процессе объединения Германии и Европы, бывшего 16лет на посту канцлера и завершившего политическую деятельность из-за участия в незаконном финансировании ХДС, а также Ангелы Меркель, намеренной быть избранной канцлером в четвертый раз, ставит в повестку дня такой вопрос: а не должно ли быть ограничение срока пребывания у власти самой сильной фигуры в политической системе Германии – канцлера? Существующее ныне ограничение срока пребывания у власти только у чисто представительской должности, формального главы государства – Президента ФРГ – очевидная несообразность. Реальной власти у канцлера несравнимо больше, от него зависит внутренняя и внешняя политика, от него зависит, кто будет президентом страны, а не наоборот. В Германии и мире скорее назовут имя даже главы МИДа ФРГ, чем имя президента. Конечно, эта несбалансированность противовесов не грозит утратой демократии, подобной происшедшей в России, но, тем не менее, порой наносит существенный вред как самой ФРГ, так и ЕС.
Безусловно, Европа и ФРГ должны принимать беженцев из стран мусульманского мира, готовя из них, образно говоря, прививку западных ценностей, способную облегчить этой цивилизации переход к современному мирному существованию. Но доза прививки ислама должна не угрожать существованию самого западного мира и обеспечивать безопасность его гражданам.
В ближайшие годы как никогда необходима стабилизирующая и объединяющая роль Германии. Но стране не хватит ресурсов осуществлять ведущую роль даже только в Европе, так как их поглотят затраты на беженцев в самой Германии и за ее пределами, повышение расходов на оборону, расходы на уменьшение в стране бедности и прочие.
Да и сама Меркель – является ли она теперь той личностью, которая может лучшим образом способствовать сохранению ЕС? Этого самого великого проекта в истории человечества, в десятках странах-участниках которого никому и в голову не приходит решать какой-либо вопрос посредством войны.
Сохранение этого проекта – как примера и образца достойного человеческого существования – в глубинных интересах исламского и «русского мира» да и всего человечества. Пора на всей нашей грешной Земле выполнять хотя бы одну из божьих заповедей – «Не убий».
Михаил ВЕРНОВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..