среда, 30 декабря 2015 г.

МИРОН АМУСЬЯ. США И ЕВРЕИ

29.12.15
Мирон Я. Амусья,
профессор физики

США и евреи
(Некоторые замечания о дебатах, посвящённых роли США в мире)

Не в шумной беседе друзья познаются,
Друзья познаются в беде.
Коль горе настанет и слёзы польются,
Тот друг, кто поможет тебе...

          Непосредственным толчком, приведшим к написанию этой заметки, стала публикация 18 декабря 2015 перевода на русский язык статьи хорошо известной журналистки Каролин Глик «Рубио, Круз и глобальное лидерство США». Я всегда поражаюсь журналистскому мастерству Глик, хорошему знанию обсуждаемого предмета, впечатляющей про-израильской находчивости в дебатах, да и личному мужеству, которое проявилось, когда она участвовала как корреспондент в военных действиях США против армии Саддама Хуссейна.
          Мне была интересна и эта статья журналистки, равно, как и упомянутые в ней дебаты между претендентами, старающимися выдвинуть свои кандидатуры на пост президента США от республиканской партии на выборах 2016 года. Как я понял, центром дискуссии после многолетнего перерыва стала внешняя политика США. В частности, политика по отношению к Ирану и Сирии, или, более широко, вопрос о том, есть ли у США возможности и желание вернуть себе мировое лидерство и ответить на вызовы мусульманского мира, который сам погряз в войне и, несмотря на занятость чисто внутренними разборками, бросает вызов всему западному миру.
          Статьи Глик в хорошем смысле слова израиле-центричны. Её интересует в первую очередь, как то или иное действие сильнейшей в мире державы отражается, и будет отражаться, на Израиле. Такой подход вполне оправдан – если мы сами не будем беспокоиться о себе, о своих, так уж исторически сложилось, отнюдь не локальных, а воистину глобальных интересах, то кто о нас будет заботиться?! Ведь не случайно именно еврейский мудрец написал очень давно: «Если я не за себя, то кто за меня?». Кстати, напомню, что сентенция эта имела и вторую, типично еврейскую часть: «Но если я только за себя, зачем я?».
          Именно в этом ключе я воспринимаю то, что Глик концентрирует внимание на исламской части мировых проблем как несущей наибольшие угрозы для Израиля. Однако сегодняшний Израиль уже не невидимая точка на карте мира, а интегральная и важная часть всей глобальной системы. И нарушение стабильности этой системы, идущее сейчас вовсе не только от исламского мира, не может не касаться Израиля самым серьёзным образом.
          Глик, да и не только она одна, сейчас много пишут и говорят об опасности, которую несёт в  себе для Израиля ядерное вооружение Ирана и деятельность сравнительно недавно возникшего главного бандформирования сегодняшнего исламского мира – ИГИЛ. Однако угроза со стороны Ирана, хотя он и декларирует непрерывно свою антиизраильскую направленность, не может и не должна восприниматься и анализироваться изолированно. А именно это и делает в своей статье Глик, Именно поэтому я читал данную статью уважаемого автора с огорчением и даже тоской.
          Анализ военно-политического положения Израиля должен включать не только учёт той потенциальной силы, которой является Иран, способный, возможно, сравнительно скоро обзавестись ядерным оружием, но и другие силы и риски. Конечно, история мира, особенно в его ближневосточной части, сейчас развивается просто с невероятной скоростью. Ближайшие 7-10 лет могут привести к совершенно неожиданным на сегодняшний день изменениям. Это не означает, конечно, что следует пренебрегать грядущими угрозами. Это лишь значит, что следует помнить обо всей сегодняшней расстановке сил.
          Анализируя ситуацию Ближнего Востока, помня о будущих угрозах, не следует забывать и того, кто уже 62 года снабжает врагов Израиля современным оружием, и подстрекает нестабильность там эдак с 1920. Следует тщательно анализировать, кто потенциально опаснее для Израиля - Иран, у которого будут ракеты, возможно - ядерные, ИГИЛ с её 60-тысячным войском, оснащённым главным образом пикапами с пулемётами, или тот, кто подрывает стабильность в мире? А ведь нарушение стабильности прямо привело уже к гибели примерно девяти тысяч человек на Украине, не считая тех трёх сотен тысяч, что погибли и гибнут в гражданской войне в Сирии. Причём у тех, кто эту стабильность нарушает, уже есть полный набор бомб, снарядов и ракет, в том числе ядерных. Есть самолёты, боевые корабли, множество танков. Так как об этом можно забыть, если претендуешь на анализ мировой проблемы во всей её полноте и сложности?!
          Я хочу верить, что противостояние в упомянутом мною направлении ушло в далёкое прошлое, и оно не повторится никогда. Однако, как рекомендует народная мудрость, о которой вспоминал ещё президент США Р. Рейган, «доверяй, но проверяй». В этом смысле, спор между президентскими кандидатами о том, надо или не надо бомбить ИГИЛ силами США или даже всем миром, кажется мне мало относящимся к делу. Серьёзно звучит лишь заявленное кандидатами желание проводить внешнюю политику, целью которой должна быть победа США над врагами Америки. Надеюсь, однако, что когда они говорят о победе, то имеют в виду не только и не столько её болезненный и заметно устаревший военный аспект, но и политический, экономический, моральный, если хотите.
          На сегодняшний день демонстрация преимущества образа жизни, убедительная его пропаганда могут вполне быть эффективней военной победы, после которой в наше цивилизованное, хочу надеяться, время, у победителя возникнет нелёгкая задача кормить побеждённых. Успехи переустройства разгромленных во время ВМВ” Германии и Японии в решающей мере определились тем, что они приняли демократическую систему правления, капиталистическую форму организации экономики вместе с необходимой для её устойчивого существования системой социального обеспечения.
          Думаю, попытка Дж. Буша (младшего) насаждать демократию, которую Глик считает провалившейся, вовсе не провалилась, а осталась многообещающей. Тот факт, что мусульманские страны восприняли западные технологии в области строительства, коммуникаций и транспорта, и явно не намерены от них отказываться, вкупе с неизбежным падением цен на нефть и газ, заставляет эти страны искать пути развития современной индустрии. Без «нефтегазовых денег» покупать продукты деятельности науки и техники станет просто не на что. А развивать науку и технику при архаичном политическом строе, при огромной власти религии просто невозможно.
          Это совсем не случайно, что «арабская весна» началась прежде всего там, где «время жизни режима» достигло сорока лет. Людям, в первую очередь молодёжи, такие режимы надоели. Они хотели (и, вероятно, хотят) не только пользоваться западной технологией, не только одеваться, как на Западе, но и периодически выбирать своих правителей. Иное дело, кто пришёл на этой весенней волне к власти и сколь надолго. Кстати, сказанное в полной мере относится и к Сирии, где первые выступления были тоже против «сорокалетней династии». И не стань Сирия ареной острейшей политической борьбы противоборствующих заинтересованных стран, вместо «дамасского мясника» там был бы давно иной руководитель, и обошлось бы это без стольких жертв и массового исхода населения в другие страны.
          Многие говорят и пишут сейчас об антиизраильских настроениях в Европе, её неизбежной исламизации, а с ней и гибели чуть ли не всей иудео-христианской цивилизации. У меня заметно иная точка зрения по этому вопросу. Думаю, что у Европы есть все основания сказать: «Слухи о моей скорой смерти слегка преувеличены». Что касается антиизраильских настроений, их носителями в основном являются пришлые мусульмане.
          Нередко говорят, что дух антисемитизма витает среди интеллигенции Европы и США. Вероятно, это относится к гуманитариям или богеме. В среде научно-технической интеллигенции подобных проявлений как сколько-нибудь широкого явления не вижу. В качестве примера приведу избрание буквально на днях проф. Э. Рабиновичи вице-президентом Совета ЦЕРНа – крупнейшего научного центра Европы, в который входит 21 европейская страна. Подобные избрания, замечу, совсем не исключение, а отражение признания достижений науки Израиля.
          Многие сейчас говорят и пишут о вине европейцев и США, а не только Германии, в том, что мог произойти Холокост. Среди рассылок, которые я получаю, не проходит и дня, чтобы не появился какой-нибудь новый материал на эту тему. Задают тон здесь, пожалуй, книги Джона Лофтуса[i] и Марка Ааронса[ii] «Тайная война против евреев» и Уильяма Перла[iii] «Заговор Холокоста». Примечательно, что статья Б. Гулько «Мир против евреев», явно инициированная книгой Перла, начинается с фразы «Давно пора защитить репутацию Гитлера». Хуже не скажешь...
          Не историк, я едва ли готов к полемике на эту тему. Впрочем, не являются историками и упомянутые авторы. Думаю, однако, что дело тут не в заговорах против евреев как сознательному действию, а в печальном безразличии к судьбам других людей, особенно когда кажется, что собственное благополучие можно купить уступками интересов этих других. Кто, как не выходцы из бывшего СССР знакомы с подобным безразличием. Ведь не только массовые аресты, высылка кулаков или «враждебных» народов не встречала не только ни малейшего сопротивления, но даже саботажа. Да что там высылка – просто изгнание с работы явно по неделовым соображениям часто ли встречало, да и встречает, сопротивление коллег?
          Сейчас тот факт, что президент США Рузвельт не изменил визовую политику США, не открыл двери этой страны для евреев Европы, не приютил беженцев-евреев с судна Сент-Луис в мае-июне 1939, не отдал приказа бомбить подъездные пути к Освенциму или газовые камеры и печи Биркенау, трактуется как его нежелание спасать евреев и чуть ли не проявление личного антисемитизма. Думаю, что дело не в этом. Просто, оценка той или иной ситуации с ходом времени меняется, и люди сегодня склонны упрощать задачи, стоявшие перед руководителями стран вчера, но не перед рядовыми гражданами, в том числе, собою, и вчера, и сегодня. Чуть перефразируя поэта, скажу: «И то, что было ясность мудреца, потомству станет бредом сумасшедших».
          Помню, как я расспрашивал трёх знакомых профессоров, детьми покинувших Берлин лишь в 1938, почему они, точнее, их родители, не уехали раньше, хотя жуткое рыло нацизма к тому моменту уже вполне приоткрылось. Ответ был одинаков – им, слава Богу, «было, что терять». Хотя ко времени отъезда уже у их родителей не было работы, в школу их не пускали, и по тротуарам нельзя было ходить, и продукты не разрешали покупать. Жить помогали немцы-соседи, и мечталось, что болезнь вчера ещё такой цивилизованной и уютной страны вот-вот пройдёт. Я каждого из них спрашивал, почему они не уехали в 1938 в Палестину. Ответ был один – жившие или бывавшие там родственники или знакомые в письмах своих категорически не советовали делать это, объясняя моим берлинцам, сколь не цивилизована, дика и неуютна Палестина. Словом, она была совсем не как Израиль в 1990-91 гг.
          Что касается меня, то полагаю, что, вынудив США вступить в войну с нацизмом вопреки воле могущественных в стране изоляционистов, сыграв в войне против нацизма значительнейшую роль, президент США Рузвельт заслужил благодарность от евреев вне зависимости от того, руководствовался ли он в своей политике юдофилией, или совсем нет. Стоит помнить, что Рузвельт был президентом демократической страны, а не диктатором. Менять квоты, впускать или выгонять, переселять сотни тысяч и миллионы людей по своему произволу мог Сталин, но не Рузвельт. Однако о возможностях еврейского спасения, возьми их к себе СССР, в литературе практически не упоминается.
          Примечательно, что, во всяком случае, на русском языке не пишется ничего, или до незаметного мало, о том, что Европа и США виновны и в процветании сталинщины на огромной территории СССР, режима, унёсшего десятки миллионов жизней. Конечно, совсем немало могли сделать цивилизованные страны (разумеется, включая США) и для предотвращения гитлеризма, что просто сняло бы Холокост с повестки дня,  и для укрощения сталинщины. Стоит помнить, что значительная часть промышленного потенциала довоенного СССР была создана американскими и немецкими инженерами. Один только Альбер Кан, американский еврей, руководил проектированием и строительством почти 600 военно-промышленных объектов в СССР.
          Оценивая и иногда не без оснований осуждая действия людей в прошлом, надо помнить поговорку «Эх, если б я был такой умный вчера, как моя теща сегодня». Можно поставить в вину цивилизованным народам их нежелание воевать на основании пусть основательных, но подозрений, если, как им казалось, они могли обеспечить себе мир. Помню, как впервые попав в Оксфорд в 1970 и бродя по лужайкам его колледжей, я вдруг понял неизбежность когдатошнего «мюнхенского сговора» - уйти от такой жизни на войну можно только после сильнейшего пинка. Но мы помним, что эти оксфордцы в итоге первыми ушли на войну со злом и бились с ним, проливая, в соответствии с обещанием У. Черчилля, «пот и кровь», один на один больше года.
          Думаю, что говоря столь много о враждебности к евреям европейцев и к Израилю со стороны США, пишущая братия вредит, прежде всего, евреям и Израилю. Понимаю, что в основе политики других стран лежат вполне законно интересы народов тех стран, как их политики понимают. Поэтому я не считаю нужным уж очень сильно копаться в том, кто в душе антисемит, а кто ни с того ни с сего «любит евреев». По мере роста и укрепления государства Израиль, оно должно лучше понимать, что в глазах других всё меньше остаётся «слабым и беззащитным». Нам не очень нужны те друзья, которые хотят нам просто сочувствовать, поскольку Израиль уже давно может ответить и отвечает на атаки врагов так, что его слёзы как страны в целом, и не требуется.
          Но это не значит, что нам следует как-то изолироваться или перестать думать, попросту плевать на то, как мы выглядим в глазах других людей. Израиль борется, и совсем не без успеха, за завоевание общественного мнения, за создание позитивного образа своей страны в глазах других стран и народов. Иногда говорят, что это бесполезное занятие. Дескать, насилу мил не будешь, любви не добьёшься. А я и не считаю, что нужно, чтобы нас любили. Нужно, чтобы взаимодействие с нами было взаимно полезным, и эта польза перевешивала бы то, что другим кажется негативным фактором. Нам нужна и помощь, в первую очередь – дипломатическая. И уже многие администрации США, охотно или неохотно, подчиняясь желанию своего народа, такую помощь оказывают. Я имею в виду в первую очередь длинную череду голосований в ООН и в СБ, включая вето, накладываемое на враждебные нам резолюции, которые СССР и даже её правопреемник – Россия, неизменно поддерживали и поддерживают.
          Разумеется, очевидны случаи, когда действия США по отношению к Израилю далеки от справедливости. Ближайший пример – тридцатилетнее тюремное заключение Полларда, даже сегодня ещё полностью незавершившееся. Однако нередко то, что относится к давлению со стороны США, их диктатом по отношению к Израилю, таковым не является. Я имею в виду, например, решение А. Шарона о де-евреизации сектора Газа, признание Арафата как предводителя Палестины и ряд других примеров, Израильские политики и общественные деятели совсем нередко стараются представить свои взгляды и поступки как следствие давления США.
          Нередко американское еврейство представляют как некий антагонист и враг Израиля, как скопище к тому же глуповатых самоубийц, готовых, вместе с евреями Европы, привести в своих страны к власти только леваков и наводнить страну мусульманами. В этом отношении, меня впечатлило интервью каббалиста М Лайтмана от 9 декабря, которое дошло до меня лишь сегодня. В этом интервью, Лайтман, не согласный с негативным, будто бы, отношением американских евреев к видному участнику президентской гонки Д. Трампу, обвиняет их в упомянутых выше грехах. В выступлении я не заметил мудрости Каббалы, но услышал политического агитатора, сторонника определённого кандидата.
          Не обсуждая, как и выше, ту или иную кандидатуру на пост президента США[iv], отмечу, что и в создании Израиля, и обеспечении права на выезд евреев из СССР, и в вооружении Израиля именно эти евреи, при всех пороках и даже анти-израилизме некоторых их организаций, сыграли огромную роль. Они играют немалую роль и сейчас. Добрым делом считается завещать или собирать деньги для больниц и университетов Израиля. Проявления этого видны в многочисленных наименованиях университетских кафедр и кампусов, больничных корпусов. Кстати, «Израиль ха-Йом», самая популярная газета в Израиле, к тому же бесплатная, на сегодняшний день покончившая с монополией «левой прессы», издаётся на деньги американского миллиардера Ш. Адельсона. Забывать обо всём этом определённо не стоит.
          Я стал про-американцем, когда осенью 1941 увидел первый самолёт, который меня, семилетнего, защищал – у него были белые пятиконечные звёзды на крыльях и фюзеляже. А в январе 1942 я впервые за месяцы блокады ел яичный порошок  и белые, чистенькие сушёные лук и картошку. Моя первая школьная тетрадка была из США, как и первые ботинки. И первый раз мне доверили на свободной дороге руль большой машины, «Студебеккера», ещё в 1943. Эту помощь, равно как и отношение к Израилю с момента его образования и до наших дней, я не забываю никогда.

ПС Пользуюсь случаем, и поздравляю моих читателей с наступающим 2016 годом. Желаю им и их близким, вне зависимости от того, празднуют ли они этот день или нет, всего самого хорошего в новом году. В любом случае, доброе пожелание не повредит.



[i] Биография Лотуса.
[ii] Биография Аарона
[iii] Биография Перла
[iv] У меня есть мнение, но эта тема находится определённо вне рамок данной заметки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..