понедельник, 5 января 2015 г.

ХАЗАНОВ - ОТКРОВЕННО


Знаменитый артист дал обширное интервью писателю и публицисту Александру Никонову. Основная его часть, как издавна заведено в разговоре с русским человеком, была посвящена проблемам с еврейством Хазанова. Еще бы не быть проблем, когда потомок Иакова, без всякой примеси иных кровей, вдруг считает себя русским, только потому, что он воспитан в русской культуре. И вот еще что: недоброжелатели в Израиле называли алию начала 90-х годов – колбасной. Они ошибались – были и те, кто становился гражданином Еврейского государства, потому что с нашим паспортом не нужно виз в большую часть стран мира. Но здесь опять проблема, если ты гражданин Израиля - плати налоги с доходов, и не малых, а не хочется Ладно, читайте сами.
 Аркадий Красильщиков.
- Вы сказали, что были гадким утенком. Это из-за смешной внешности? Когда вы себя им почувствовали?
- В детстве. Я жил в послевоенном Замоскворечье - в соляной кислоте неагрессивного антисемитизма. Он был разлит на бытовом уровне. Никаких базовых мотиваций не любить евреев у окрестных мальчишек не было – они не были знакомы с работами Шульгина, не читали еще не написанные тогда лекции Вадима Кожинова и труды Шафаревича. Но тем не менее... Знаете, я с сожалением смотрю на любые проявления национальной исключительности.
И когда еврей объясняет все свои неудачи тем, что он еврей. И когда русский, бьющий себя в патриотическую грудь, объясняет свои неудачи тем, что кругом засели евреи. По большому счету мне жалко и тех, и других . Они счастливы в своих заблуждениях. И эта энергия заблуждения помогает им находить силы для дальнейшей жизни. Вообще, любое заблуждение - очень мощный стимул. А отсутствие заблуждений порождает аморфность….
Я огромный кусок жизни провел в комнате
соседки, которая меня безумно любила. При этом она терпеть не могла евреев. Возможно, я был у нее занесен в какой-то реестр <<неплохих евреев>>. Потому что во мне она души не чаяла. Я у нее все время
болтался, мы смеялись, я помню свой первый поход с ней в кинотеатр... Агриппина Николавна. В миру тетя Груня. Она умерла в семидесятых, и мы
до смерти поддерживали с ней отношения. А в девяностых, когда
открылись архивы КГБ, моей маме принесли бумажку из этих архивов. Это
была ксерокопия документа размером в один листок - я его держал в руках. На одной стороне листка донос на отца моего сводного брата маминого мужа. А на обратной стороне листа приговор и штамп <<расстрелян>>. Как вы думаете, кто написал этот донос?
- Тетя Груня. Но зачем?
- Да, она. Я не знаю, зачем она это сделала...
- Что бы вы ей сказали, если бы узнали об этом до ее смерти?
- Ничего. У меня нет злости по отношению к ней и нет злости ни к
кому-либо вообще. В том числе и к людям, которые считают, что евреев нужно не любить. Равно, как и нет у меня негатива по отношению к тем
из евреев, кто, сопротивляясь этой нелюбви, впадал при этом в
абсолютно местечковую крайность. До перестройки у меня не было
такого ощущения! Потому что при Советах была некая общность.
- <<Советский народ>>.
- А потом началась национальная самоидентификация, и эта центробежная сила национальной самоидентификации растащила нас всех в разные
стороны, дезинтегрировала население. Которое перестало быть советским народом. Это была какая-то неопределенная предтеча <<российского народа>>, который с точки зрения русских людей оказался обворованным 
на территории. Никто не задавался вопросом, как и зачем русские
завоевывали эти территории, на крови выстраивая империю. Никому сегодня почему-то не приходит в голову поискать проблемы Северного
Кавказа в ермоловской операции. А ведь там все лежит. Русские-то по широте души забыли все обиды, нанесенные другим народам, а те помнят.
И будут помнить.
- А сами вы кем себя считаете?
- Русским, конечно. Я вырос на русской культуре, кем же я еще могу быть?
- А зачем тогда вам израильское гражданство?
- Ох, уж это гражданство! В 1991 году я собирался на гастроли в
Израиль и мне сказали: ты же, типа, еврей, а в Израиле дают
гражданство, попроси! Я спросил: <<А зачем оно мне?>> - <<Как зачем? Без
виз будешь по миру ездить!>> - <<Да ну!>> И вот 18 декабря я в Москве вхожу в лифт с чемоданом, встречаю соседку. <<Далеко собрались?>> спрашивает. <<На гастроли,>> - говорю. Приезжаю в Израиль, мне в течении
нескольких дней оформляют гражданство. Об этом сообщают все газеты. 30 декабря возвращаюсь в Москву, вхожу в лифт и встречаю ту же
женщину! И она, уже прочитавшая про мое гражданство, спрашивает: <<Надолго к нам?>>
Но это еще не все. Когда у меня закончился срок действия израильского загранпаспорта, я пошел в Москве в посольство его менять на новый. А
мне говорят: мы вам не дадим паспорт. <<Почему?>> - <<Потому что вы не
живете в Израиле>>. - <<Но я и не обещал переехать! Почему вы от
американских евреев не требуете переезда в Израиль, а спокойно выдаете им паспорта? Что за дискриминация такая?>> В результате мне пришлось
ехать в Израиль и там уже получать новый паспорт с помощью знакомых. И так каждый раз - как только приходит пора продлять паспорт, начинаются препоны.
- Теперь я понял. После перестройки усилившееся национальное с
самоопределение вас выдавило из привычного ощущения - вы перестали себя чувствовать русским и почувствовали как бы евреем.
- Нет. Не евреем. Я почувствовал себя нерусским. Я почувствовал себя человеком, ограниченным в правах. Если даже Михалков, который ко мне хорошо относится, сказал, что <<не должны евреи играть русских>>, то куда уже дальше...
ДА, ДАЛЬШЕ НЕКУДА. ПРАВ ГЕННАДИЙ ВИКТОРОВИЧ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..