четверг, 13 февраля 2014 г.

КАНАДА И ИЗРАИЛЬ









   
 Канада и Израиль
28 марта 2012 года в Торонто проходила конференция под названием «Канада и Новый Ближний Восток». Проводили ее две НКО «Адвокаты за гражданские свободы» и «Атлантический союз Канады». Конференция была достаточно представительной, так как среди докладчиков были видные экономисты, дипломаты, востоковеды и профессионалы по борьбе с террором.
Открывал конференцию один из ведущих политических обозревателей «Financial Post» и эколог Лоуренс Соломон. Он выразил всеобщее мнение, что «арабская весна с самого начала была катастрофой» и предсказал наступление «темных веков» для мусульманского Ближнего Востока. Экономика североафриканских стран в состоянии развала, на политическую арену выходят мусульманские экстремисты, и «ближневосточные страны уже начинают утрачивать свое влияние».

Далее он отметил, что контроль над источниками энергии в нашем мире приравнивается в власти и влиянию, и эта сила может перейти к Израилю, так как крохотный Израиль обладает третьими в мире запасами сланцевой нефти, плюс разведанными месторождениями газа в морской экономической зоне. Все это подвигло серьезную группу инвесторов – семьдесят европейских банкиров, держателей венчурных фондов и капитанов нефтяной промышленности – начать работу по подрыву монополии стран ОПЕК с помощью израильских новых технологий по добыче сланцевой нефти. По словам Соломона, благодаря израильским инновационным технологиям стоимость сланцевой нефти может упасть до $30 – $40 за баррель, и ее можно будет экспортировать в те страны, которые сейчас зависят от ближневосточной нефти. Канада, обладающая крупнейшими в мире запасами сланцевой нефти, весьма заинтересована в получении израильских технологий и экономическом сотрудничестве с Израилем.
Экономический бум, связанный с освоением израильского газа и залежей сланцевой нефти, станет катастрофой для арабских нефтедобывающих стран. За довольно короткое время они превратятся в Failed states – развалившиеся государства. Причем, неизбежно произойдет распад Ирака и Сирии (двух искусственных государственных образований) на более мелкие, гомогенные религиозно-этнические анклавы.
Примечательно, что эту мысль высказывал не только Лоуренс Соломон, но и другие эксперты. Все они рассматривали Израиль как будущую энергетическую державу и спасителя Запада от зависимости от ближневосточной нефти, и никто из них, включая представителей разведсообщества, ни словом не упомянул «мирный процесс», «израильско-палестинский конфликт» и не назвал создание «палестинского государства» «решающим фактором обеспечения мировой стабильности».
Можно сказать, что это было единое профессиональное мнение экономического, политического и разведывательного сообщества, и оно было доведено до сведения премьер-министра Канады и, как показал его январский визит в Израиль, именно эти рекомендации были положены в основу канадской ближневосточной политики.
Поэтому вопрос израильского журналиста Стивену Харперу, «не приходится ли Канаде дорого расплачиваться за поддержку Израиля», показал не очень высокий уровень аналитического мышления данного журналиста. Харпер ответил, что определенные последствия, разумеется, есть: «Я не сказал бы, что последствий не было, но моя точка зрения такова, что люди уважают ваши убеждения и взгляды, если вы правильно выражаете их, и они понимают, что вы делаете это искренне». Канада поддерживает прочные отношения с арабскими странами, и, если они по каким-то вопросам расходятся, это не означает, что отношения будут безвозвратно испорчены.
Визит премьер-министра Канады Стивена Харпера в Израиль показал, что Канада заинтересована в развитии отношений именно с Израилем, единственным стабильным, технологически развитым и демократическим государством Ближнего Востока, и арабский бойкот ее не пугает.
В конце концов, о каком экономическом бойкоте могут говорить сейчас Ливия, Египет, Ирак, Сирия, Иордания, Ливан, Йемен, Катар или Саудовская Аравия? Граждане этих стран мечтают об иммиграции в Канаду. Экономическое процветание монархий Персидского залива пока обеспечивает продажа нефти, но Канада очень заинтересована в прекращении их монополии и завоевании нефтяного рынка, и Израиль для нее в осуществлении этой цели является гораздо более приемлемым союзником.
Именно поэтому в своем триумфальном выступлении в Кнессете Стивен Харпер сделал историческое заявление о том, что нет для него такого понятия как «двойная лояльность», и нет противоречия между стратегическими и геополитическими интересами Канады и Израиля, так как они совпадают.
«Те силы, которые угрожали государству Израиль с первого дня его существования, угрожают всем нам, как показало 11 сентября. Поэтому мы либо отстаиваем наши ценности и наши интересы здесь, в Израиле, отстаиваем существование свободного, демократического, выраженно еврейского государства, или в мире начнется отступление от наших ценностей и наших интересов. Дамы и господа, точно так же, как мы отказываемся отступать от наших ценностей, мы обязаны продвигать их, и в этом наш долг. Мы, канадцы, делаем то, что правильно, честно и справедливо».
Как-то сама собой напрашивается параллель между первым ближневосточным визитом президента Обамы и Стивена Харпера. Обама демонстративно проигнорировал Израиль, а в Каире обратился к «Мусульманскому братству», спровоцировав своим выступлением пресловутую «арабскую весну», которая смела последние остатки ближневосточной стабильности и привела к многочисленным жертвам во всех странах региона.
Новая ближневосточная политика президента Обамы, возможно, соответствовала каким-то его личным интересам, его личному видению того, как нужно выстраивать взаимоотношения Запада с исламом, но не имела ничего общего с истинными американскими интересами, и уж тем более, с принципами честности и справедливости, о которых говорил Стивен Харпер.
Учитывая анализ ближневосточной ситуации и стремление капитанов нефтяной промышленности избавиться от зависимости от ОПЕК, выступление Стивена Харпера в Кнессете следует рассматривать как заявку на мировое лидерство.
До Первой мировой войны Канада не имела своей внешней политики, и у нее буквально не было места за столом международных переговоров. Эти функции выполняла за нее Англия. Вклад Канады в победу коалиции над Германией был таков, что Канада потребовала и получила свое законное место за столом международных переговоров. Нынешнее заявление Стивена Харпера является шагом того же масштаба.
До сих пор Канада шла в фарватере политики ООН, поддерживая все начинания этой организации. Самым большим послевоенным внешнеполитическим достижением Канады считалось предложение премьер-министра Пирсона о создании международного миротворческого контингента на Синае в 1956 году, после операции «Мивца Кадеш», за что он и получил Нобелевскую премию мира. Цена этой Нобелевки стала ясна в 1967 году, когда президент Насер убедительно попросил миротворцев убраться с Синайского полуострова как можно скорее, и его просьба была немедленно исполнена.
Поддержав Израиль в условиях, когда кольцо изоляции вокруг еврейского государства сжимается, когда осуждать и угрожать, давить и выкручивать руки стало общепринятой мировой практикой в отношении Израиля, Стивен Харпер позволил себе пойти наперекор течению, потому что именно так он понимает стратегические интересы Канады.
Да, Канада поддерживает Израиль, потому что это моральный императив, потому что Канада всегда поддерживает тех, кто в меньшинстве, кто отстаивает принципы свободного мира, но это правильно не только по моральным, но и геополитическим соображениям, так как Израиль является единственной ближневосточной демократией, и поддержка.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..