суббота, 3 сентября 2022 г.

Национальное самоопределение и национальная безопасность

 

Моше Фейглин

Национальное самоопределение и национальная безопасность

Израиль успешно атаковал  в Сирии склады проиранских милиций, на которых находилось более тысячи ракет. Это безусловно, большое наше достижение. И мы должны от всей души поблагодарить все подразделения - гражданские, разведывательные и, конечно же, силовые, которые занимаются этим важнейшим делом.

Однако надо помнить, что такие атаки являются только лишь тактическими достижениями. Со стратегической точки зрения ситуация с безопасностью государства Израиль в последнее время серьезно ухудшилась.

Успешной атакой Израиль заткнул еще одну дырочку в плотине. Но ни в этой, ни в других успешных операциях не было предпринято никаких стратегических действий по отводу той массы воды, что грозит смыть плотину и обрушиться на нас всех.

Как возникла эта угроза? Как Израиль стал заложником Ирана и проиранских сил, владеющих сотнями тысяч ракет, направленных на нас с севера и с юга? И ракеты эти становятся все более точными. Как израильские ВВС потеряли полную свободу действий, которая была у нас до прихода русских войск в Сирию?

Почему Израиль, обладающий после 1967 года силой сдерживания превратился в сдерживаемый Израиль 2000-х?

Корень проблемы в том, что после Шестидневной войны Израиль потерял свое самое важное оружие - чувство правоты и справедливости своих действий.

До 1967 года Израиль апеллировал к экзистенциальной угрозе. Мы чувствовали себя овцами, на которых семеро волков напали со всех сторон в всего 19 лет назад, в 1948-м.

Еще свежая память о Холокосте избавила нас от необходимости искать более веские основания для наших прав на Землю Израиля - мы были слабыми и обороняющимися, а значит наша борьба была справедливой.

Но победа в Шестидневной войне и возвращение Иудеи и Самарии лишили нас статуса слабых. Мы больше не могли оправдываться исключительно самообороной. Теперь Израилю нужно было найти сущностную опору своей правоты. Но Израиль, который бежит от своей еврейского самоопределения, не смог ее обнаружить.

Если израильское общество не обладает твердой еврейской идентичностью, если мы не готовы сказать: "Бог заключил с нами завет, который сделал нас вечным народом, и вернул нас на нашу землю через 2000 лет изгнания, и поэтому эта земля наша, и только наша", то что нам остается? Какие оправдания?

Мы говорим другим народам: "Да, мы завоевали чужую землю в 1948 году, но у нас не было другого выхода, после Освенцима нам было некуда идти... И то правда, что в 1967 году мы захватили земли до реки Иордан, которые не были нашими. Не могли бы вы, пожалуйста, принять от нас обратно то, что мы украли у вас в 1967 году, и закрыть глаза на то, что мы украли в 1948 году..."

Если бы вы выслушали такой аргумент с одной стороны, прагматичный аргумент, даже не упоминающий право и справедливость, а с другой стороны вы услышали бы простой довод: "Эта земля принадлежит нам по праву, так как она принадлежала моему отцу", то на чью стороны вы бы склонились ?

Если мы не верим, что земля принадлежит нам и только нам, если у нас могут заседать в Кнессете депутаты, не признающие еврейское государство, то другие вправе считать нас современными крестоносцами, и напоминать нам, что пора колониализма давно окончилась.

Вслед за тем, как мы потеряли уверенность в своих правах, мы стали незваными гостями в собственной стране. И, значит, мы потеряли право инициировать стратегические наступательные операции.

Теперь Израиль может позволить себе максимум уничтожить какой-то склад, да и то анонимно. Или расстрелять летящую на нас ракету, но лишь после того, как она уже будет запущена.

Если мы сами не верим, что это наша земля, то легитимность наших действий в глазах других становится все меньше и меньше. Израилю разрешено только защищаться, и то только после того, как на нас напали...

Современная стратегическая угроза нашему существованию возникла именно потому, что Израиль не считал себя вправе вести превентивную войну и этим сохранять свое стратегическое преимущество.

Сегодня самое время осознать важность нашей национальной идентичности и ценность нашего еврейского государства. И когда мы вернемся к нашей идентичности, мы вернем себе и нашу безопасность.

Перевод Аси Энтовой

сайт "Израиль завтра", 8.2022

Моше Фейглин – бывший депутат Кнессета от Ликуда, член комиссии по иностранным делaм и обороне.

1 комментарий:

  1. ЭТО и есть ГЛАВНОЕ: "чувство правоты и справедливости своих действий..."!!
    именно этого Израиль ИЗБЕГАЕТ и боится даже показать!

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..