воскресенье, 16 мая 2021 г.

Ложь не должна получать от меня зарплату

 

Ирит Линор

Ложь не должна получать от меня зарплату

У меня нет претензий к моему образованию. Оно было государственным, можно даже сказать элегантным.

Я родилась в культурной семье, читала все нужные книги, изучала основы истории, развивала критическое мышление, любила тихие и красивые песни, под которые едят фаршированную рыбу, и не пренебрегала вечеринками в лучших клубах Тель-Авива. Но ничто не подготовило меня к чувствам, которые я испытываю каждый раз, когда арабское государство, арабский террорист или арабская террористическая организация пытаются убить или убивают сыновей моего народа, а я, как дикий зверь, хочу убить в ответ.

Мне рассказывают про оккупацию и притеснение. Хорошо, отвечаю, отличная тема, мы поговорим обо всем этом после убийства любого, кто пытается убить меня.

И тут мне говорят: но у него есть причины, у него нарратив.

И я отвечаю: «Я с радостью поговорю об этом после того, как он выбросит нож, упаковку со взрывчаткой и прекратит запускать ракеты».

Я могу ошибаться в политическом плане, но в такие моменты я не заинтересована, чтобы в меня стреляли. Сначала стреляем в ответ, а уж потом поговорим за чашкой кофе. Я не заинтересована в смерти, ни своей, ни своего народа.

Я стала избалованной и не получаю удовольствие от необходимости бежать в бомбоубежище из душа или посреди ночи. Хуже того, я почему то не чувствую себя оккупантом, когда "угнетенные" арабские мятежники осаждают евреев Лода в их домах, бросают в них бутылки с зажигательной смесью и поджигают их машины.

Я хочу, чтобы половина нашей армии задавила этот погром, и не обязательно при помощью водометов. Сожалею, но я не настолько развита, чтобы, расширив термин «протест», включить в него нападения на гражданские дома, поджоги синагог и полицейских участков, стрельбу в полицейских и гражданских, попытки линчевания прохожих.

И все это под палестинским флагом, в то время как Хамас и Исламский Джихад запускают в меня лично (да, да, я принимаю стрельбу на свой счет) по тысяче ракет в день.

Более того, как только мне говорят «это аккупация», моя моментальная и первобытная реакция: «Наверное, нужна еще одна».

Проблема усугубляется каждый раз, когда я сталкиваюсь с обвинениями, в которых лично меня, то есть государство Израиль, обвиняют в том, что я несу ответственность за любой вид насилия со стороны арабов.

Я должна была бы склонить голову перед заявлением лекторОВ и лекторШЕЙ академии "Бецалель" к своим арабским студентам (лекторы называют их палестинцами), которые в настоящее время бастуют по той или иной их нарративной причине:

«Мы, лекторШИ и лектоРЫ "Бецалель", выражаем глубокую солидарность с вашей борьбой за дом и за свободу на фоне насилия со стороны полиции и поселенцев, что является результатом политики правительства, которая в последние дни ярко выражена в Шейх-Джаррахе, у Шхемских ворот и в мечети Аль-Акса.
Мы понимаем ваши трудности учиться в государственном учебном заведении захватчиков и угнетателей, особенно в эти 
дни."

Вместо восхищения многоликим языком, который указывает на хорошо развитую артистичную душу, у меня получается в ответ только «давай, давай, вломи им по полной».

Друзья мне объяснили, что свобода выражения мнения священна.

Верно, но, на мой примитивный взгляд, зло, ложь и извращенный взгляд, не должны получать от меня зарплату.

Академия "Бацалель" - это государственное учреждение, финансируемое государством, поэтому лектоРЫ и лекторШИ могут приберечь свою свободу выражения мнения для частного и независимого учреждения дизайна и моральной чистоты, которое будет взимать деньги и оплачивать счета.

Их воображаемое моральное превосходство, нелепая и порочная поза сочувствия врагу не впечатлит никого, кто бегает в бомбоубежище в два часа ночи.

Мои чувства в любом случае неразвиты и неэстетичны, я также свободна от постоянного чувства вины за само моё существование и мне трудно любить тех, кто меня ненавидит.

Хотя полученное мной образование требует ставить под сомнение всё, кроме осуждений ООН и постановлений Багаца, но, в конце концов, ни академическая болтовня, ни передовая статья в газете "Hаарец", ни выступления депутатов из общего арабского списка не смогу разрушить мой нарратив.

Я не знаю каков его статус на Олимпе моральных ценностей, установленных арбитрами во всем мире, да меня это и не волнует.

Единственная моя правда, и нет другой, это народ Израиля, Тора Израиля, Земля Израиля и армия обороны Израиля

Перевод: Тали Цион, ФБ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..