пятница, 3 июля 2020 г.

Футбол — он больше, чем игра

Золотой гроб для обдолбанного гопника — это попытка объединения всего, что лево, вокруг «глубинного государства» и демократических казнокрадов. Но не случайно не раз и не два остановить погромную толпу удается пистолетиком в руке пожилой дамы… Пока что стрелка весов еще колеблется. Будем посмотреть.

Футбол — он больше, чем игра

Элла Грайфер

Как, вы еще не слышали? Внимания не обратили? А ведь это очень интересно:
Сегодня утром, уже через несколько часов, в Лондоне планировался очередной митинг (назовем вещи своими именами-погром) под лозунгом Black Lives Matter. По данным лондонской полиции, должна были быть повержены статуи адмирала Нельсона и Хэнса Слоуна (основателя Британского Музея). Эти ужасные люди были замечены в симпатиях к рабовладению. Вчера вечером Ассоциация британских футбольных болельщиков официально заявила, что ее представители со всей Англии прибывают в Лондон, чтобы (sic!) «защитить город и полицию». Несколько часов назад оргкомитет митинга объявил о его отмене по «техническим причинам».
1. Все-таки футбол-лучшая в мире игра, а болельщики — лицо этой игры во всем мире.
2. Старушка Европа еще жива несмотря на пандемию Стокгольмского синдрома.
3. Пусть горят от стыда американские мэры и полицейские, стоящие на коленях перед погромщиками, и простые граждане, лижущие им сапоги.
Итак, футбольные фанаты — серьезная сила, и не со вчерашнего дня. Надеюсь, вD1 еще не забыли, кто в свое время =D1азогнал одесских сторонников «Новороссии» и загнал их в то здание, где они с перепугу устроили пожар? Начинали фанаты разных клубов с мелких потасовок между собой, а теперь вот все явственнее лезут в политику. С чего бы это?
Начнем с того, что футбол (к которому я лично абсолютно равнодушна) стал с некоторых пор единственным крючком, на который дозволено вешать остатки изрядно траченой молью национальной гордости. Немцы, что свои национальные флаги только что в пятую точку не суют, по случаю победы на чемпионате мира их целую неделю в восторге по улицам таскали. Притом, что т. н. «национальные» команды к соответствующим нациям давно уже отношения не имеют, игроки, все больше из Африки, клубами покупаются и перекупаются только так. Но символ оказывается ужасно важным. Почему?
Да потому что не осталось других. Символы — центр кристаллизации единства, не важно — религиозного, национального, профессионального или хотя бы хобби. И вот оказывается, что не объединяет людей в обществе ничего, кроме воплей на стадионе. Я скажу сейчас жуткую банальность, но в единстве действительно — сила. И совершенно все равно, вокруг чего создавалось это единство, а важно, что раз возникнув, оно тут же начинает отвоевывать себе место под солнцем, и отвоевывать тем энергичнее, чем больше места становится вакантным.
Обратите внимание: в Одессе в свое время милиция самоуправству сторонников «Новороссии» не препятствовала никак, в Лондоне фанаты как насмех обещают «защитить полицию», т.е. государство сдает без боя свою монополию на власть, свято место остается пустым, значит, неизбежно за него пойдет драка.
В этой связи интересно и происходящее в Америке. Понятно, что золотой гроб для обдолбанного гопника — это попытка объединения всего, что лево, вокруг «глубинного государства» и демократических казнокрадов с активным привлечением самых разных небелых. Но не случайно не раз и не два остановить погромную толпу удается пистолетиком в руке пожилой дамы — вдохновители и организаторы отлично понимают, что ежели на ту даму всерьез наехать, то гроб ей будет уже и вовсе бриллиантовый и окажется он центром кристаллизации общества ПРОТИВ НИХ. Всего общества, невзирая на расу, национальность и вероисповедание. Пока что стрелка весов еще колеблется. Будем посмотреть.
 
Не причина это, а повод, а повод при желании найдется всегда, причина же — судорога общины, зажатой и пожираемой кольцом халявы. Не случайно искра немедленно перескочила на таких же халявщиков-«бешенцев» в Европе, и совершенно правы в проявлениях солидарности представители «героического народа Палестины».

 

Жертвы дармовщины

Элла Грайфер

На халяву и уксус сладкий.
Советский фольклор
Сказки — они, конечно, кладезь народной мудрости, традиции и вообще, но все-таки некоторые моменты вызывают возражения. Взять хотя бы известную модель хэппи-энда с женитьбой героя на царевне — почему-то ни разу не рассматривае=82ся возможность, что царевна окажется глупой истеричкой страшнее германской войны. Но я, собственно, сейчас не об этом, я — о халяве.
Стандартная картина счастья, что привалило герою — магические устройства материального и оборонного обеспечения. Всякие там скатерти-самобранки, неразменные рубли, горшок, исправно порождающий неограниченное количество каши, меч-кладенец и расческа, превращающаяся в горный хребет. Ни сеять не надо, ни жать, ни ковать — только вырази пожелание, и тут же все к твоим услугам. Нет, конечно, для полного счастья этого маловато, надо зачем-то еще и царевну раздобыть, но как-то вот не приходило в голову древним сказочникам, что дармовщина может быть источником беды.
Зато очень хорошо это понял автор моей любимой современной сказки «Властелин колец». Нет, не дурного голливудского фильма, а мудрой книги. В скандинавской мифологии, откуда Толкиен заимствовал сюжет, все вполне традиционно: главный положительный герой отбирает у каких-то подозрительных карликов кольцо, дарующее ему сверхъестественную силу и власть, отчего его жизнь сразу существенно улучшается. Но вот именно с этим Толкиен и не согласен.
Пусть кольцо всевластья наделяет своего владельца сверхъестественными возможностями, но… скоро выясняется, кто кем владеет на самом деле, хозяин «подсаживается» на кольцо, становится зависимым, а оно постепенно вытягивает из него волю и жизнь, возбуждает недоверие и вражду к окружающим и, в конце концов, приводит к гибели.
И в сегодняшней нашей жизни есть такое кольцо под названием «халява»:
Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи.
Имеет право… Откуда этот самый уровень должен взяться — не обсуждается, как не обсуждается право каждого носителя кольца, становиться невидимым всякий раз, как он того пожелает. Положено ему — и все тут.
Ну так и что? Хорошо ли ему от такой жизни? Спросите афроамериканца, спросите курда в Германии, спросите палестинского араба. Услышите одни жалобы, причем, вполне искренние… В точности как владельцы кольца вполне искренне утверждали, что им его подарили на день рождения… В нашем случае версия столь же убедительна:
Целый день сиди в кусту
При большой дороге,

Дрожь в коленках, сушь во рту,
Тюрьма в итоге.

Рви подметки, падай с ног,
Ползай по болотам.

Так что я, блин, твой кошелек
Честно заработал!

(Ю. Ким)
Нет-нет, погодите смеяться, ему действительно плохо, без дураков, причем, в большинстве случаев не понимает он, почему. Также как в сказке хоббит Бильбо не понимал, отчего это он как бы истончается вроде кусочка масла, что на слишком большой ломоть хлеба намазывают. Кольцо съедало его, но ему и в голову не приходило, в кольце искать причину. Наоборот, он отчаянно за него цеплялся и лишь под нажимом Гэндальфа с великим трудом сумел расстаться с ним.
Предложите-ка тому же а=D1роамериканцу отказаться от пожизненной пенсии за то, что в правильной расе родиться подгадал — услышите такое, что скандал Бильбо светским трепом на дипломатическом рауте покажется. А ведь именно проклятая эта пенсия его держит в вечной нищете, безотцовщиной сделала, неучем, уголовником и наркоманом.
Именно «позитивная дискриминация» подрывает авторитет многих черных медиков, к которым даже братья по расе предпочитают не обращаться, полагая (иной раз вовсе несправедливо!), что имеют дело с известным правилом советского четвертого управления: полы паркетные — врачи анкетные.
Именно связывание рук полиции позволяет вольготно жить черным бандитам, убивающим множество мирных черных граждан.
Но подобно владельцам рокового кольца в толкиеновской сказке ни за какие сокровища не согласятся гордые обладатели халявы расстаться со своей смертельно опасной «прелестью». Напротив, они жаждут все новых доказательств обладания ею: еще денег, еще процентных норм, еще коленопреклонений и публичных признаний, что их жизни куда важнее всех прочих. Жаждут, и требуют, и получают, и… не верят.
Попавшие под власть кольца всевластья никого не любят и никому не верят, кроме самого кольца, а оно их пожирает и порабощает, как девятерых «черных всадников», бывших прежде отважными и могучими воинами, но превратившихся в призраки, не имеющие жизни в себе и несущие смерть другим.
Только не рассказывайте мне, что причиной нынешнего взрыва ненависти была смерть черного бандита и наркомана, не=D0ависимо от того, виновны в ней полицейские или нет. Можно долго спорить о полномочиях полиции, но среди убитых при задержании преступников белых статистически больше, чем черных, да и помер герой гоп-стопа не при задержании, а уже в больнице.
Не причина это, а повод, а повод при желании найдется всегда, причина же — судорога общины, зажатой и пожираемой кольцом халявы, страдающей и не понимающей, отчего. Не случайно искра немедленно перескочила на таких же халявщиков-«бешенцев» в Европе, и совершенно правы в своих проявлениях солидарности представители «героического народа Палестины», точно так же неспособного себя прокормить.
Да, есть в нашем мире деятели, берущие на себя роль Гэндальфа в столкновении с Бильбо, в частности, президент Трамп пытается помочь чернокожим, создавая рабочие места, вводя школьные ваучеры, обеспечивающие ребятам любого цвета, что хотят и могут учиться, возможность попасть в хорошую школу. Но вспомним, что помощь Гэндальфа вызывала у Бильбо лишь отторжение и гнев.
Да, и среди самих рабов халявы встречаются обладающие достаточной мудростью, чтобы понять и достаточным мужеством, чтобы во весь голос сказать правду, но… услышат ли их? Ведь кольцо развращает, под конец даже добродетельный Фродо оказался не в силах самостоятельно расстаться с ним.
Но в сказке по традиции необходим хэппи энд, и потому у Толкиена появляется герой, способный противостоять искушению кольца всевластья. Арагорн сын Арахорна, эльфинит, отпрыск царского рода, могучий воин и волшебник-целитель, наследник Исилдура, захватившего некогда кольцо в честном бою, побеждает и королем становится именно потому, что даже под угрозой гибели отказывается прибегнуть к обманноB9 помощи кольца.
К сожалению, сказки сбываются далеко не всегда.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..