четверг, 20 февраля 2020 г.

КРАСНОЕ МОРЕ

Дина МЕЕРСОН | Красное море

0
К анемонам на поклон

Фото автора
Война войной, а весна по расписанию. Несмотря на предвыборные страсти, невзирая на очередное обострение обстановки в секторе Газа, не обращая внимания на холод и проливной дождь на прошлой неделе, на юге Израиля цветут анемоны. Разумеется, цветут они не только на Юге, но и в других регионах. Анемоны. или как называют их на иврите – каланийот – растут повсеместно. И не только красные. Но в наших южных широтах полыхают именно красные цветы. И как бабочки на свет, слетаются толпы израильтян на этот красный огонь. Февраль – время анемонов. И их надо видеть.
Легко сказать – видеть. Чтобы посмотреть на анемоновые поля, нужно в законное свое субботнее утро встать неприлично рано и выехать из дома … ну, скажем, сразу после утренней прогулки с собаками. Кто рано встает, тому Бог дает. В данном случае, ему достанется место на обочине дороги в пешей доступности от цветущих полей. Место на парковке давно и плотно занято теми, кто нелениво встал еще раньше (с петухами, что ли?). Эх, и чего я не догадалась сфотографировать эти парковки и обочины, забитые машинами под самое немогу? В тесноте, в обиде, в реве клаксонов, в глубоких колеях застывшей после недавнего дождя грязи стоят джипы и фиаты, мерседесы и юндаи, такси и рабочие полу-грузовички. Над криками детей и воплями их матерей, над ожесточенными перепалками водителей и хлопаньем разгружаемых багажников несется, реет и тает в небе назойливая мелодия продавцов мороженного. Наконец, парковка завершена, машина покинута, домочадцы построены. Вперед!
Сегодня мы были умные. Мы начали приобщение к природе с посещения ярмарки рядом с киббуцом Беэри. Народные промыслы с лотков, оптом и в розницу. От сыра до мыла, включая бижутерию и косметику, а также масло оливковое, сок гранатовый, фрукты и овощи в ассортименте и носки шерстяные ручной работы всех цветов и размеров. Мы быстренько затарились сыром и кремом для лица, поглазели по сторонам и поспешили выехать. В отсутствие регулировщиков колонна выезжающих встретилась на узкой дорожке с колонной въезжаюших. Ворота одни на всех. По зрелом размышлении народ пришел к выводу, что сначала надо выпустить тех, кто освобождает места. Так мы получили право на выезд. Выкатились за пределы ярмарочной территории, выехали в сторону трассы и почти тут же уперлись во въезд на дорогу, классически и пасторально извивающуюся в полях. Этот въезд на трассе обозначен красным «фестивальным» стягом. Такие стяги по всему Югу отмечают повышенную анемоновость. Нам досталось место, именуемое Шокеда.
По узкой, извилистой, но вполне асфальтовой дорожке мы углубились в поля и в скором времени оказались на опушке рощицы, где народ массово оставлял машины. Оставили и мы, предварительно развернув своего коня мордой к будущему выезду. Плавали, знаем. Дальше ножками, ножками до рощи и в поля за ней. И – перехватывает дыхание. Все видимое пространство покрыто алыми цветами. Здравствуй, красное море!
Мы бродили, стараясь не наступать на цветы, шагая след в след, останавливаясь для вздоха и напоения взоров буйством красного. Ну и для фотографий, конечно.
Специально чтобы сделать мне приятное, посреди этого яростного красного вырос один белый анемон. Растрогал меня чуть не до слез.
Глазастые какие
После этого оставалось только аккуратно вернуться на большую дорогу и сесть в машину, стараясь не расплескать в себе красоту.
Дорога домой проходила под наши радостные вопли: «Смотри, сколько машин едет нам навстречу!» С чувством глубокого удовлетворения мы обнаружили, что к месту ярмарки в Беэри не просто нельзя проехать, но хвост машин растянулся от киббуца до самой трассы. Парковка? Забудьте это слово. А мы-то, мы уже с сыром! Это была наша маленькая месть тем, кто проспал утром дольше нашего. Потом глаз фиксировал сплошную ленту встречных машин на дороге, заторы у каждого участка, отмеченного флагами фестиваля, мы сочувствовали тем, кто попадет к цветам в плотной, гомонящей толпе вместо задумчивой тишины раннего утра и окажется под прямыми лучами вполне жаркого солнца вместо приятного ветерка и нежной прохлады.
Поездка к анемонам на поклон удалась. Следующей точкой на маршруте должно стать путешествие к пурпурным ирисам в цветущую пустыню под Иерухамом. Через месяц. В конце марта. После выборов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..