четверг, 20 февраля 2020 г.

КИПР. ТУЧИ НАД РАЙСКИМ УГОЛКОМ

Тучи над райским уголком

Кипр считается райским уголком Средиземноморья, одним из популярнейших мест для отдыха. И это при том, что многие десятилетия остров раздирают противоречия между его обителями – греками и турками. Тщательно маскируемыми, но все время тлеющими, как влажный и длинный шнур к взрывчатке.

Даже в его названиях легко запутаться. Вроде бы официально он считается единым государством – Республикой Кипр. Именно в таком качестве она был принят в 2004 в ЕС. Однако де факто после военного столкновения в 1974 году  поделен на три зоны. На севере с 1983 обосновалась Турецкая республика Северный Кипр, считающая себя отдельной страной. Ей отведено 36% территории острова. И ее признает только Турция. 57,6% занимает греческая община.
При этом в стране два президента (сегодня соответственно Никас Анастасиазис и Мустафа Анынджи), два парламента – Палата представителей и Национальная ассамблея и разная валюта: в то время, как общая – евро, на севере в ходу турецкая лира. Даже главный город – Никосия имеет двойной статус - столицы острова и административного центра турецкой части.
Остальная территория поделена между ООН (3,7%) и Великобританией(2,7%). Первой принадлежит буферная территория на линии разделения турок и греков, англичанам - две военных базы – Акротири и Декелия, расположенных на восточной оконечности острова.
Ясно, что при столь странной конфигурации напряжение носит хроничкий характер. И те или иные формы конфликтов неизбежны – они лишь вопрос времени. Что и подтверждается всей историей острова после того, как в 1960  он получил независимость от англичан.
Запах газа
Как известно, в 1974 настоящая война полыхнула на острове из-за попытки греческих офицеров, осуществивиших военный переворот в стране, присодинить Кипр. Фактически воевали тогда Греция и Турция, высадившие свои войска на острове. Именно они и понесли основные потери, исчислявишеся сотнями трупов.
На этот раз в основе очередного противостояния стал запах газа. Споры начались после того, как в 2011 г. американская компания Noble energy обнаружила в 160 км. на юг от г. Лимасола в морском шельфе Кипра газовое месторождение «Афродита» с волнующими воображение запасами – в 140-160 млрд кубометров. И это при том, что собственные потребности Кипра не превышают 1 млрд в год.  Оно оказалось в ряду других открытий, которые достались его соседям – «Захр» в водах Египта, «Левиафан» и «Тамара» - в зоне Израиля. Их общие запасы в Левантийском море, которым названа восточная часть Средиземного, сегодня оцениваются более, чем в 6 трлн. кубометров. Не удивительно, что образовался большой узел разносторонних интересов и потенциального раздора, в который, помимо обладателей шельфов Египта, Израиля, Ливана, Греции и Турции,  будут все глубже вовлекаться и глобальные игроки – ЕС, США и Россия.
Пока хозевам шельфов удалось более-менее мирно договориться о разграничении зон добычи. Вот и Кипр определил границы с Египтом, Израилем и Ливаном. Да и с внешними интерессантами достигнуты договоренности. В частности, итальянская ENI и французская Total были приглашены, чтобы начать пробные бурения, а в январе с.г Греция, Израиль и Кипр подписали соглашение о строительстве подводного газопровода в Европу. А вот Турция оказалась не при делах. На севере  - в зоне между ею и Кипром месторождений пока не найдено, но в лице своей «республики» на Кипре она потребовала своей доли в добыче на условиях 50 на 50.  Афины эту претензию отвергли. И процесс пошел по силовому сценарию.
В ответ турки направили в район месторождения две плавучих буровых и приступили к работе, не взирая на  окрики из Афин и поддержку их как со стороны как ЕС, так и США. Параллельно Анкара стала демонстрировать мышцы, перебросив на север Кипра около 40 танков и резко усилив акцент на наступательные виды вооружения. Сенсацией стал спуск в мае прошлого года первого в исламском мире авианосца. Еще два – в планах на ближайшие годы. Особенно примечательно решение Анкары создать на Кипре в дополнении к авиабазе в Гечиткале еще одной - военно-морской. В связи с отправкой к берегам Кипра второго бурового судна «Явуз» после того, как греческие власти арестовали экипаж первого, Эрдоган заявил на весь мир о готовности защищать права турок-киприотов на шельфовых месторождениях вплоть до примерения военной силы.
Кто кого?
Поскольку «запахло жареным», стоит хотя бы в самых общих чертах сравнить военные потенциалы этих двух стран. Поскольку численность живой силы в современной войне играют второстепенную роль, остановимся лишь на технике. Она довольно сходная по качеству, но сильно отличается количественно. В основном у обеих стран она импортная, с сильным американским акцентом. А также – ЕС (Германия, Франция, Нидерланды). Это во многом предопределяет ее сходство. К примеру, самые современные танки с обеих сторон – немецкие «леопарды», самые современные истребители – американские F-4 и F-16 . Россия – тоже здесь присутствует, но в основном оружием еще советских времен. Исключением являются  зенитно-ракетные установки С-400, которые в результате длительных переговоров Россия поставила Турции в пику американским Patriot.
Сделка эта, как известно, обрела характер острейших дискусий с Путиным и Трампом, пригрозившего в отместку Анкаре, что выбросит Турцию из совместной программы по разработке истребителя 5 поколения F-35, на который она уже потратила почти миллиард долларов. Временный компромисс был достигнут на встрече Трампа и Эрдогана в ноябре прошлого года, когда американец все же согласился не вводить санкции в обмен на отказ Турции от дальнейших закупок С-400.
Но вначале споры возникли между Московй и Анкарой, которая настаивала на том, чтобы  вместе с 4 дивизионами этих ракер Россия продала им и технологию их производства. Москва сопротивлялась – это и стало причиной волокиты с оформлением сделки, переговоры по поводу которой начались еще в 2017-м.
Турция вообще старается производить собственную технику, копируя ее, как правило, с зарубежных образцов. У нее есть свои бронемашины, вертолеты, суда, гаубицы и др. виды техники. И в этом ее преимущество перед Грецией.
Ну, а главное различие, конечно, носит количественный характер. Вот некоторые цифры, иллюстрирующие приблизительное соотношение сил (слева от косой черты – кол-во единиц у Турции, справа – у Греции):
  • танки -3,7 тыс./1,5 тыс,
  • бронемашины – 5 тыс/2,5 тыс,
  • пушки всех видов -2 тыс/1,1 тыс.
  • боевые самолеты – 1 тыс/350,
  • крупные суда – 100/70.
Так что в силовом отношении явное преимущество у Турции. Соль вопроса, однако, насколько велика вероятность его использовать?
Удастся ли развести тучи на этот раз
Особенно, если учесть, что оба опекуна Кипра – члены НАТО. Причем – одни из старожилов: обе страны вступили в него еще в 1952.
Увы, более чем полувековая дистанция свидетельствует о том, что даже союзническая структура не исключает военных конфликтов внутри междусобойчика. В атмосфере, когда авторитет и реальные возможности международных арбитров (ООН, НАТО, ЕСПЧ и прочие международные суды и т.п.) падают, а национальные страсти растут в ущерб интеграционному тренду, вероятность вспышки только возрастает.
Тем более, когда появилась для этого такая «золотая» жила, как газ Средиземноморья. И он серьезно задевает интересы глобальных игроков. В частности, камнем раздора становится проект строительства газопровода EastMed, который, согласно первым задумкам, по дну моря, а затем через Крит,  Грецию и Италию будет доставлять в Европу от 10 до 16 млрд. кубометров газа в год. И становится конкурентом стартовавшему 8 января 2020 «Турецкому потоку».
Ясно, что это создает конфликт интересов между ЕС и Россией. Уже один этот аргумент разводит внешних игроков на сторонников Греции в лице ЕС и США с одной стороны. И Россией, поставляющей С- 400 Турции, с другой стороны. 
Столь серьезный состав участников одновременно и повышает риски военной катастрофы, и снижает их. Повышает, потому что потенциально носит масштаб глобального конфликта. Снижает - потому что, с учетом еще и такого сильного игрока, как Израиль, позволяет при торжестве инстинкта здравомыслия более-менее контролировать драчунов – в данном случае Турцию и Грецию, в более-менее допустимых рамках.
Но это -  как демонстрирует исторический опыт войн, из области непредсказумых случайностей. Типа выстрела Гаврилы Принципа. 

1 комментарий:

  1. Когда появились первые сообщения об открытых в водах Израиля гигантских газоносных скважин(об открытой до них лет за 10 во времена солдата номер раз первой скважине под Ашкелоном, наши независимые СМИ ничего не сообщали, потому что эту скважину нараз сплавили в нужном хозяевам направлении), я написал, что это радостное событие. Тобько неизвестно будет оно нам на благо или проклятие. Вот и киприотов это коснулось.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..