воскресенье, 20 октября 2019 г.

"Тревожно как историку и гражданину". Споры вокруг Бабьего Яра

תמונה ללא תיאור
 Автор: Александра Вагнер Радио "Свобода"

"Тревожно как историку и гражданину". Споры вокруг Бабьего Яра

Недавняя публикация статьи "Сзади стоят Путин и Сурков. Кто финансирует мемориал в Бабьем Яру", приуроченная к трагической годовщине начала массовых расстрелов евреев под Киевом 29 сентября 1941 года, вызвала оживлённую дискуссию как среди наших читателей, так и среди тех, кто причастен к созданию Мемориального центра Холокоста в Киеве. "Радио "Свобода" продолжает тему.
Больше всего дискуссий вызвала информация о главных инвесторах строительства – российских олигархах, партнёрах в компании "Альфа-групп" Михаиле Фридмане и Германе Хане, а также российско-украинском олигархе Павле Фуксе. Имена Фридмана и Хана значатся в списке так называемого кремлёвского доклада, составленного Министерством финансов США в соответствии с законом "О противодействии противникам Америки посредством санкций"; фамилия Фукса упомянута в постановлении об ответных санкциях против Украины, подписанном премьер-министром России Дмитрием Медведевым 1 ноября 2018 года.
В письме, направленном редакции Радио Свобода директором по внешним связям Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" Мыроном Васылыком, говорится, что "наблюдательный совет действует в соответствии со строгими принципами корпоративного управления, рекомендующими отделять доноров и Наблюдательный совет от Исполнительного совета, который отвечает за повседневное управление фондом". В письме указано, что, помимо упомянутых выше участников, в наблюдательном совете есть известные политические и общественные деятели: бывший советский диссидент, впоследствии израильский политик Натан Щаранский, бывший генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова, бывший министр иностранных дел и вице-канцлер Германии Йошка Фишер, бывший президент Польши Александр Квасьневский, президент Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер, бывший сенатор-демократ и кандидат в вице-президенты США Джо Либерман и другие, и, по мнению автора письма, это позволяет оценить работу наблюдательного совета под другим углом.
Наличие среди доноров Мемориального центра Холокоста людей с российским гражданством стало одной из причин появления письма украинских историков, которые высказались против проекта мемориала, в том числе из-за аннексии Россией Крыма и вооруженного конфликта в Донбассе. В письме говорится, что, вопреки критике, его авторы полностью поддерживают "идею создания в столице Украины Мемориала с музейной и научной составляющими, посвященного истории и памяти о Холокосте – самой страшной странице истории еврейского народа и одном из самых ужасающих геноцидов прошлого века". В интервью Радио Свобода Анатолий Подольский, директор Украинского института изучения Холокоста, объяснил, по каким причинам часть исследователей, занимающихся изучением трагедии Бабьего Яра в Украине, выступили с критикой проекта:
– Письму два года, даже больше, это была весна 2017 года. Не только я, но и другие 15 украинских историков подписали его в условиях необъявленной войны, которую Российская Федерация ведет против моей страны. Когда речь идет о финансовых источниках, когда это деньги из России, мне было очень тревожно – как историку и как гражданину. Это одна позиция. Вторая позиция – первоначальная концепция, которую сейчас уже меняют, – это такой колониальный подход к Украине. Отрицание моей страны как субъекта международного права. Мне говорили: "Смотрите, вы же ничего не сделали за 25 лет независимости для мемориализации территории Бабьего Яра!" (и не учитывались при этом три десятка памятников и мемориальный заповедник), "Мы вам построим тут "Яд Вашем" за полгода!" Если коротко – наличие российских денег, колониальный подход.
Третья позиция – это сама концепция, в которой говорилось о том, что это Холокост на территории Советского Союза, в первоначальном виде даже слово "бывшего" не употреблялось. Совершенно не брался во внимание украинский исторический контекст, вообще контекст XX века. Важен и момент соучастия в преступлениях нацистов. Вначале это звучало так, что украинцы были коллаборационистами. Украинцы были разными, как и все были разными. Да, среди них были и такие, которые участвовали в нацистских преступлениях. Как заметил один мой коллега, историк, "борьба за память о жертвах Второй мировой войны, в том числе память о жертвах Холокоста и вообще историческая память о прошлом – это тоже поле битвы". Когда мы говорим о памяти, о прошлом, мы говорим о будущем, потому что это важно.
– С вашей точки зрения как историка, каким должен быть нарратив такого мемориала? Нужен ли Украине, Киеву мемориал Холокоста или, может быть, предпочтительнее другие музейные формы?
– Речь идет о том, что первыми и самыми многочисленными жертвами нацистов в Бабьем Яру были евреи. Это известно всему миру: есть документы, свидетельства очевидцев. Кроме евреев, на протяжении двух лет оккупации здесь расстреливали и людей других национальностей. И сегодня это вызов – помнить не только еврейские жертвы, но и всех остальных. Это важно. Это то, что отстаиваю я и те историки, которые подписались под письмом. Частный фонд, который начал работать над проектом мемориала Холокоста, подтолкнул и украинскую академическую науку. Сегодня на сайте Института истории Украины Национальной академии наук вы найдете концепцию мемориального пространства, концепцию Музея Бабьего Яра.
На мой взгляд, мемориал жертвам Бабьего Яра должен быть. Центральное место в мемориале будет принадлежать памяти о еврейских жертвах Бабьего Яра, но были ведь и другие жертвы. Это должен быть мемориал всех жертв Бабьего Яра, а не только жертв Холокоста. Сейчас есть концепция и мемориального пространства, и будущего музея, министерство культуры Украины выделило деньги. Я вхожу в экспертную группу украинских историков, которые создали две концепции – концепцию мемориального пространства и концепцию музея. Более того, надо учитывать и сегодняшнюю ситуацию: в Бабьем Яру есть более 30 памятных знаков: памятник детям, Менора, Кибитка, памятник жертвам Куреневской трагедии 1961 года и так далее. Постепенно формируется мемориальное пространство, и важно построить музей, при котором будет научно-образовательный центр, объясняющий всё, что происходило на территории мемориала. Украинский музей истории Холокоста тоже должен быть, но, на мой взгляд, возможно, не в Бабьем Яру. Сегодня историки говорят очень осторожно о ста тысячах жертв за два года, из них приблизительно 65 тысяч – еврейские жертвы, и 30–35 тысяч нееврейские: советские военнопленные и подпольщики, украинское националистическое подполье, ромы, душевнобольные горожане, заложники, которых расстреливали на протяжении двух лет оккупации.
Создание такого мемориала не может происходить "извне". На мой взгляд, это национальный проект, и условно говоря, 51 процент средств, 51 процент концепции должны быть украинскими – могут приглашаться какие угодно частные фонды, но государственная сторона должна присутствовать, раз это национальный историко-мемориальный заповедник. А какие-то фонды могут присоединяться, но они не могут диктовать свои решения. Иначе Украина – это колония, а не независимая страна. Это задача национального уровня – увековечить память жертв.
– Согласно еврейскому религиозному праву, нельзя строить на месте, где были похоронены убитые. Знают ли украинские историки, определили ли, где и на каких участках территории Бабьего Яра и рядом с ним были захоронения, где можно строить, где нельзя? Существуют ли четкие представления об этом?
– По еврейской религиозной традиции нельзя трогать мертвых. Но, как сказал историк Джошуа Рубинштейн, гитлеровский режим убил евреев, а сталинский режим убил память о евреях Киева. Территория была замыта. Расстрелы в Бабьем Яру – это же не одно место, это четыре-пять километров сверху вниз, от Сырца до Куреневки. Было несколько мест расстрелов. Там, где стоит телевизионный центр, построенный в 80-е годы, находилось еврейское кладбище, оно уничтожено. Советская власть на местах расстрелов строила жилые дома, уничтожала память о жертвах. А когда стала независимой Украина... метро нельзя было строить, улица Олены Телиги – это тоже место расстрелов. О чем тут говорить?! Была Куреневская трагедия 13 марта 1961 года, которая напомнила о трагедии Бабьего Яра (тогда в устроенном в Бабьем Яру резервуаре, в котором хранились отходы кирпичных заводов, прорвало дамбу, погибло, по некоторым данным, больше тысячи человек. – РС). В том-то и дело, что это преступление коммунистического режима: память о жертвах другого режима, нацистского, была смыта. Евреям даже не разрешали приходить на это место. Как можно сегодня точно что-то определить?
Сегодня мы можем говорить о символических вещах. Это мемориальная территория, строить на ней большие комплексы очень опасно. И так уже надругались над памятью убитых. Сегодня Музей жертвам Бабьего Яра планируется на улице Юрия Ильенко, 44. Это двухэтажная контора старого еврейского кладбища, построенного в конце XIX века. Это помещение сейчас ремонтируется, и это то здание, камни которого видели, что делали с людьми в сентябре 1941 года, в 1942-м и в 1943-м. И вот в этом отреставрированном здании может расположиться экспозиция Музея памяти жертв Бабьего Яра.
По мнению Анатолия Подольского, нужно очертить мемориальную зону, создать профессиональный экскурсионный маршрут, который бы объяснял, почему в Бабьем Яру есть несколько мемориальных знаков в память об убитых, а также создать небольшой музей жертв Бабьего Яра.
Радио Свобода снова обратилось в Мемориальный центр Холокоста "Бабий Яр" с просьбой прокомментировать концепцию будущего мемориала, однако на момент публикации статьи не получило согласия на интервью. На сайте центра среди материалов, касающихся исторического нарратива, есть документ, в котором говорится, что в экспозиции Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" центральное место будут занимать еврейские жертвы, однако и о других жертвах, убитых в годы оккупации Киева нацистами в Бабьем Яру: советских военнопленных, ромах, поляках, членах партизанского подполья, украинских националистах, людях с инвалидностью, – будет также рассказано. Для коллекции музейных экспонатов предполагается собрать "оригинальные документы и материалы, в которых речь идет об убийствах этих людей, а также других жертв нацистской Германии и ее союзников во время Второй мировой войны".
Проект Мемориального центра "Бабий Яр" в Украине критикуют в том числе и за отсутствие тесного сотрудничества с государством, которое не имеет возможности контролировать, какими будут экспозиция и будущий мемориал. При этом в письме директора по внешним связям Мемориального центра "Бабий Яр" Васылыка говорится, что в опубликованной Радио Свобода статьеорганизация, которую он представляет, описана как закрытая, не связанная с украинским правительством. "Мемориальный центр "Бабий Яр", – пишет Васылык, – публично и открыто представил исторический нарратив [будущей экспозиции] в Национальном университете им. Тараса Шевченко в Киеве научному сообществу, а позднее – во время публичных слушаний в Комитете по правам человека, национальных меньшинств и международных отношений Верховной рады Украины. Ярким доказательством отношений Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" и власти является ряд меморандумов о сотрудничестве, подписанных с еврейскими организациями и украинским правительством: с министерствами культуры Украины, Киевской городской администрацией и Национальным историко-мемориальным заповедником "Бабий Яр", с Ассоциацией евреев – бывших узников гетто и концлагерей, и другие". В статье, опубликованной Радио Свобода, упоминается первый из названных меморандумов.
Мы обратились к Тамаре Мазур, которая в прежнем правительстве Украины занимала пост заместителя министра культуры, с просьбой рассказать, как осуществляется сотрудничество двух организаций:
– У министерства культуры нет функции надзора в этих вопросах. Вместе с тем министерство культуры подписало меморандум о взаимодействии с компанией, которая занимается строительством. Мы сотрудничаем в вопросах создания мемориала. Но взаимодействуем только в тех частях, в которых нас приглашают к такому взаимодействию. То есть мы даем исходящие данные относительно территории, её охранного статуса: мы принимали участие в архитектурном конкурсе. Но надзора или контроля как такового мы не производим.
– То есть речь фактически идет о частной инициативе, и те, кто создают мемориал, сами определяют, как он будет выглядеть и какая там будет экспозиция?
– Да. По состоянию на сегодняшний день это именно так.
– Приблизительно год назад правительство Украины утвердило план мероприятий по перспективному развитию Национального историко-мемориального заповедника "Бабий Яр", в котором говорится о создании Музея истории "Бабий Яр", а также об уточнении и возможном расширении существующих границ заповедника, на нынешней границе которого планируется построить Мемориальный центр Холокоста. Как украинское государство планирует развивать эту территорию, какое там планируется строительство? Или, наоборот, планируется консервация этого места для недопущения дальнейшего строительства?
– Вопросы перспективного развития заповедника, конечно же, были в повестке дня, и я думаю, что они там и остаются. Они так и не были решены до конца. Связано это со многими проблемами, в том числе с правом собственности на земельные участки, которые примыкают к территории заповедника. Также с компанией, которая занимается строительством Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр", велись переговоры относительно того, чтобы земельный участок либо же мемориальный центр после его возведения был передан в государственную собственность – так, как это происходит во многих странах при частно-государственном партнерстве. Но, к сожалению, стороны не нашли понимания в этом вопросе и остались на своих позициях. То есть это частная территория, и это дело владельцев, каким образом этой территорией распоряжаться, что на ней возводить – музей, мемориальный центр или что-то другое. Иными словами, у нас нет конкретного решения этого вопроса. Но вместе с тем на территории действующего заповедника реализуется проект Музея истории Бабьего Яра, который будет рассказывать обо всех трагедиях этого места, в том числе о Холокосте. Этот проект полностью финансируется государством.
– Вы говорите о том, что велись переговоры о передаче в государственную собственность земельного участка, на котором будет построен мемориал, но ведь он и так находится в собственности государства и передан в аренду?
– Да, он находится в долгосрочной аренде, и государство не может изъять его для своих нужд.
– По поводу расширения границ заповедника – это решение, насколько я понимаю, еще не принято, но оно не зависит от намерения построить Мемориальный центр Холокоста "Бабий Яр"?
– Сложно сказать, когда будет принято это решение, так как пока только обсуждаются возможные перспективы расширения границ заповедника, в том числе включение в его границы территории кладбищ, которые находятся возле заповедника.
– А территория, на которой строится мемориал, может быть внесена в эту защитную зону или нет?
– Конечно, она также может быть включена в территорию заповедника, но для этого надо решить вопрос с пользователями этого земельного участка и всех других земельных участков, которые гипотетически могут быть присоединены к территории заповедника, – говорит Тамара Мазур.
"Радио "Свобода" обратилось за комментарием в министерство культуры, молодежи и спорта Украины, которое было создано после недавних внеочередных парламентских выборов и формирования нового правительства. "Министерство культуры, молодежи и спорта занимается темой памяти жертв репрессий в Бабьем Яру, в том числе, созданием мемориалов и других памятных знаков. Более предметно ее можно будет обсуждать после завершения реорганизации и формирования всех профильных структурных подразделений", – говорится в ответе пресс-службы министерства.
Мария Задорожная, отвечающая за работу с музеями и заповедниками в недавно созданном Офисе по разработке гуманитарной политики Украины, сформированном новым министром культуры, молодежи и спорта Владимиром Бородянским, утверждает, что украинское законодательство, регулирующее область благотворительности, позволяет донорам поддерживать государственные музеи: "Если речь идет о том, что основанному государством музею будет предоставлена донорская финансовая поддержка, даже в размере ста процентов от суммы проекта, то это возможно. Любая частная инициатива может финансово поддержать музейную инициативу. Это уже вопрос политики музея – с кем они работают, как они работают, какое возможно влияние донора и на что он влияет, вопрос договоренностей и политики, которой придерживается музей. В некоторых случаях человек может дать миллион, и просто хотеть, чтобы в списке доноров – частных лиц или институций – было указано, что он поддержал этот проект. Но, безусловно, донор может влиять и на то, какой будет концепция музея".
Наблюдательный совет Мемориального центра Холокоста "Бабий Яр" не воспользовался возможностью предоставить финансирование для создания музея или мемориального центра памяти трагедии в Бабьем Яру под эгидой государства. Мемориал будет построен на частные средства, в том числе, российских олигархов, которые заседают в его наблюдательном совете.

Источник: "Радио "Свобода"


Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США
Редактор информационной службы РС, корреспондент в Чешской Республике

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..