среда, 9 октября 2019 г.

Когда судьбой назначено воевать с фашизмом

 Когда судьбой назначено воевать с фашизмом

    Воевать и победить, ибо иного не дано.
    В преддверии очередного празднования Дня Победы 9 мая вновь разгорелись споры о правомочности использования тех или иных символов. Между тем, как мне кажется, ответы на все эти вопросы уже были даны в далёком 1962 году в повести братьев Аркадия и Бориса Стругацких «Попытка к бегству».
    Стругацкие были фантастами. Хотя фантастика их была немного странной. Это легко продемонстрировать на примере повести «Попытка к бегству». В этой повести использован классический приём фантастики: путешествие во времени. Правда, каким образом это произошло непонятно. Стругацкие не описали никакой машины времени. Почему? Потому что для данного произведения это и не важно.
    Как это не важно? Казалось бы, повесть как повесть, вполне вписывающаяся с эпопею «Стажёров», где вдруг зачем-то упоминается Румата, прогрессор, будущий герой книги «Трудно быть богом». Идея прогрессоров проста: несмотря ни на что, общество, каким бы запущенным оно не было, должно двигаться к прогрессу. Как? Всегда должен исполняться одни закон. Какой закон? Зло должно быть наказано. Поможет ли это тем, ради кого идёт война со злом? По-моему, в этом были не уверены и сами Стругацкие. Именно об этом их повесть «Попытка к бегству».
    Главный герой этой книги: бежавший из фашистского концлагеря танкист Саул. Саул – и этим всё сказано. Фамилия у него может быть какая угодно (Стругацкие дали ему фамилию сподвижника Петра Великого Репнина, хотя могли дать фамилию типа тех, что уже встречались в их книгах: Бадер, Волкенштейн или Горбовский), но хватает имени Саул. С таким именем он вряд ли, в отличие от других советских военнопленных, мог бы питать себя надеждой дожить до освобождения. Если немцы проморгают – кто-то из «своих» выдаст. И он решает бежать из нацистского концлагеря. Хотя у Саула остаётся лишь одна обойма, побег удаётся!
    Если верить словам Стругацких, он убегает в будущее. Если просто читать книгу «Попытка к бегству», то он остался в своём настоящем, только лагерь находится в другой стране. Хотите назвать её планетой ЕН7031? Как вам угодно. Не случайно же в блатной песне поётся: «Колыма – странная планета». Саул вместе со своими молодыми друзьями звездолётчиком (фантастика всё-таки!) Антоном и филологом Вадимом, вырвавшись из фашистского лагеря, отправляется спасать зеков из лагеря советского (лично мне это очевидно). И тут Саула постигает самая страшная неудача.
    Народ странной планеты ЕН7031 выбирает несвободу. Заключённые насмерть воюют со своими освободителями, защищая своего тюремщика. Люди будущего Антон и Вадим не могут сообразить, что творится, но фронтовик Саул быстро всё понял.
    Понял это не только Саул, но также поэт Александр Трифонович Твардовский и лично председатель Совета министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв, давший согласие на публикацию повести «Один день Ивана Денисовича» Александра Исаевича Солженицына в журнале «Новый мир». Именно там и описан житель планеты ЕН7031. Не поняли? Тогда буквы ЕН замените литерой Щ, и всё станет на свои места.
    Изначально повесть Солженицына называлась «Один день одного зека». Правильнее было бы назвать «Один счастливый день одного зека». Ведь в лагере Иван Денисович счастлив! И пайку лишнюю получил, и работа шла хорошо. Ему даже нравится, что в том же лагере с ним держат украинцев, которые, несмотря на все пытки и издевательства, по-прежнему вежливы, обращаются к нему на вы и по отчеству. И никаких попыток к бегству! Даже мысль о свободе не посещает Ивана Денисовича. Что там на воле? Мужики ковры красят. Что они в этой жизни понимают?
    Вот на такой «планете» и оказался вырвавшийся из рук фашистов Саул. Его молодые товарищи не теряют оптимизма: пройдёт лет пять и эти люди поймут, что ошибаются. Саул не спорит. Зачем? Как отметил Станислав Ежи Лец: некрасиво подозревать, когда вполне уверен. Этим людям не помогут ни пять лет, ни пять тысяч лет. Здесь он лишний. И Саул отправляется в своё прошлое (спасибо, что не в штрафбате, как вождь восстания в Собиборе Александр Аронович Печерский) – уничтожать нацистов, ведь у него в запасе целая обойма! Да, Саул там погиб, но при этом отправил на тот свет немецкого офицера, а ещё одного ранил.
    Спасибо братьям Стругацким, сформулировавших закон нашей судьбы. Евреи вынуждены продолжать воевать с фашистами, даже если бесноватый фюрер теперь живёт не в Берлине, а в Тегеране. И мы продолжим отмечать победу над нацизмом. А все разговоры о ленточках и прочие конфликты между бывшими сидельцами в социалистическом лагере оставим жителям планеты ЕН7031. Нам просто некогда этим заниматься. Мы продолжаем воевать с фашистами. Нацисты никуда не делись и чтобы в этом убедиться достаточно увидеть, как в нацистском приветствии вскидывают руки террористы Хизбаллы, а над Сектором Газа развевается знамя со свастикой.
 
    Ростислав Гольцман

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..