понедельник, 9 июля 2018 г.

"ЖУК-АНТИСЕМИТ"


Пишет Прекрасная роботесса (kibernetika) 
 

«ЖУК-АНТИСЕМИТ». Нужны ли авангардизм и абсурд в детской литературе?

Дать однозначную оценку литературному произведению любого времени и жанра непросто, даже зная предпосылки создания, биографию автора и его манеру письма. Вдвойне сложно, если выбранная тема, по сути, как сейчас говорят, холивар, да ещё и книга написана для детей. Поэт Саша Чёрный в эмиграции нередко вспоминал слова Морица Готлиба Сапфира: «Когда у дурака нет никакого дела, он становится антисемитом». Сам он довольно резко высказывался на тему приступов антисемитизма в России: «Отчего же из ста юдофобов, полсотни мерзавцев, полсотни ослов?» 





Тема национализма и деления на «наших» и «ваших» по политическим убеждениям или принадлежности к тому или иному классу настолько острая, что не знаешь, с какой стороны к ней подойти изначально, чтобы не утратить человеческое лицо:  «Моя жена — наседка? Мой сын, увы, — эсер, моя сестра — кадетка, мой дворник — старовер. Кухарка — монархистка, аристократ — свояк, мамаша — анархистка, а я — я просто так...» (1906, «Жалобы обывателя») 


Позднее, в 1935-м году появляется книга поэта Николая Олейникова, «Жук-антисемит», которая причисляется к детским книгам, поскольку на ней написано именно так, и сам автор работал редактором в детских журналах, а некоторые даже возглавлял. Олейников считается одним из самых оригинальных представителей русского поэтического авангарда 1920-1930-х годов. С его именем связано целое художественное направление «абсурдизма» (Д. Хармс, А. Введенский, Н. Заболоцкий и др.) По словам исследователя русского авангарда Николая Харджиева Даниил Хармс не очень жаловал детскую литературу, но написал шесть детских книг. Из Википедии: «Олейниковым была создана сложная самобытная поэтика, за внешним примитивизмом которой крылась тонкая и подчас провокативная ирония относительно советского официоза и изысканная пародия не только на поэтов-графоманов, но и на Александра Пушкина и на своего товарища по ОБЭРИУ Николая Заболоцкого».


«За внешним примитивизмом крылась изысканная пародия». Да ничего там не крылось! Не надо в каждом бездарном тексте искать двойной смысл, попытку создать новое или непонятый шедевр. Никакой сложной самобытной поэтики я не разглядела ни в «Жуке-антисемите», не в многочисленных стихах поэта о любви к мухам и блохам: «И бледна и нездорова, там одна блоха сидит, по фамилии Петрова, некрасивая на вид. Она бешено влюбилась в кавалера одного! Помню, как она резвилась в предвкушении его». ( «Генриху Левину») «Я муху безумно любил! Давно это было, друзья, когда ещё молод я был, когда ещё молод был я. Бывало, возьмёшь микроскоп, на муху направишь его — на щёчки, на глазки, на лоб, потом на себя самого». («Муха»)





Олейников — обычный фигляр от литературы, какими были, например, Даниил Хармс, писавший абстрактные тексты про старушек, друг за дружкой выпадающих из окон («Случаи»), или футурист Велимир Хлебников, известный своим «Крылышкуя золотописьмом тончайших жил…», который призывал «сбросить с корабля современности Пушкина, Достоевского и Толстого» вместе с Бурлюком, Кручёных и Маяковским. Но если они занимались словотворчеством и имели особое мироощущение, пусть и с образами, напоминающими картины абстракционистов, то Олейников — до ужаса примитивен и неуклюж в своём словоблудии, и его стихотворения оставляют после прочтения неприятный осадок и чувство гадливости.


Поэт выбрал неподходящий жанр и странные образы для того, чтобы писать о национализме, и свёл сложнейшую тему до бездарного фарса. Именно из-за этого некоторые не понимают, следует ли воспринимать «Жука-антисемита» со знаком плюс или минус? Ведь поведение главного героя даже не осуждается. Какая уж тут «изысканность» и «провокативная ирония», что вы! Ирония это «Сонный дворник, продушенный водкой, мне принёс ваш конверт, икая» Саши Чёрного или «Любопытно, забавно и тонко: стих, почти не похожий на стих. Бормотанье сверчка и ребенка в совершенстве писатель постиг» Заболоцкого. Судите сами:


Птичка малого калибра
Называется колибри.
Жук ножками мотает,
Рожками бодает,
Крылышком жужжит:
— Жи-жи-жи-жи-жид!
Жук-антисемит.

Разговор Жука с Божьей коровкой

Божья коровка:
— В лесу не стало мочи,
Не стало нам житья:
Абрам под каждой кочкой!
Жук:
— Да-с… Множество жидья!
Осенняя жалоба Кузнечика
И солнышко не греет,
И птички не свистят,
Одни только евреи
На веточках сидят.





Зимняя жалоба Кузнечика

Ох, эти жидочки!
Ох, эти пройдохи!
Жены их и дочки
Носят только дохи.
Дохи их и греют,
Дохи и ласкают,
Кто же не евреи —
Те все погибают.


Разговор Жука с Бабочкой

Жук:
— Бабочка, бабочка, где же ваш папочка?
Бабочка:
— Папочка наш утонул.
Жук:
— Бабочка, бабочка, где ж ваша мамочка?
Бабочка:
— Мамочку съели жиды.

Смерть Жука

Жук (разочарованно):
Воробей — еврей,
Канарейка — еврейка,
Божья коровка — жидовка,
Термит — семит,
Грач — пархач!
(Умирает)





Первое потрясение я испытала, посмотрев на иллюстрацию, где птица в очках и будёновке обвинительно то ли тычет в жука, то ли показывает ему кукиш. Жук носит картуз и шаровары, и чем-то напоминает купца. На иллюстрациях к книге, выполненных художником Николаем Ватагиным, все евреи — птицы. Среди них есть красноармейцы в шинелях, а на картинке к «Осенней жалобе кузнечика» мы уже видим представителей интеллигенции и еврея-врача. Герои книги, бабочка, кузнечик и жук по очереди жалуются на врагов и аргументируют свою позицию и тяжёлое положение. Их отношение понятно, ведь насекомые не могут любить птиц, которые за ними охотятся. Больше всего меня беспокоит тот факт, что книга написана для детей, но в такой гротескной манере, и не сделан главный вывод: национализм — опасен в любых его проявлениях. Или автор имел ввиду другое? Более того, счастливые дети очень поздно узнают о том, что такое нации, чем католики отличаются от иудеев и мусульман, почему их папа считает либералов хорошими, а демократов плохими, а соседи — наоборот и т.д.


Говоря о личности самого автора книги, хочется вспомнить тот факт, что в 2015 году филолог Олег Лекманов писал, что получил доступ к архивным данным, согласно которым Олейников убил своего отца, выдавшего его белым во время Гражданской войны. Сам он был арестован как «участник контрреволюционной троцкистской организации» и расстрелян через два года после издания «Жука-антисемита». Представитель того же течения, Хармс, был в итоге признан военным трибуналом сумасшедшим и помещен в отделение психиатрии больницы тюрьмы «Кресты». Именно там он умер в феврале 1945 года. Введенский, творивший исключительно для детей, был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации. По официальным данным, последним земным пристанищем для него стал морг психиатрической больницы в Казани.


Направление авангардизма и абсурда в поэзии совершенно не подходит в качестве стиля изложения для детей. Давайте проведём параллель с известными картинами. Возьмём, к примеру, модернистское направление в живописи, кубизм. Возможно, шедевр Пикассо «Герника» представляет интерес для искусствоведов, но что будет с ребёнком, если показать ему репродукцию этой картины? Вы бы повесили у себя дома абстрактные картины Малевича? Особенно, если речь идёт о вашей спальне или детской? Мой самый нелюбимый художник — Сикейрос. Впервые увидев его работы в альбоме, я плакала. Ещё бы, мёртвый раздавленный рабочий на конвейре впечатлит и напугает даже взрослого человека, а мне было не больше семи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..