среда, 4 апреля 2018 г.

АЛЕКС ТАРН ОШИБАЕТСЯ

Под сенью флюгера
Со времен Бен-Гуриона политическая система Израиля устроена таким образом, что все кардинальные решения принимает здесь, по сути, один человек: премьер-министр. Когда говорят: «правительство Ликуда (Аводы)» или «правительство левых (правых)», это не более чем фигура речи. На самом деле это правительство Бен-Гуриона, или Шарета, или Эшколя, или Голды… и т.д.
Тут обычно следует возражение: а как же кнессет?.. а как же БАГАЦ?.. У нас ведь не президентская республика, как в США, где президент что хочет, то и воротит. Но в действительности все обстоит ровно наоборот. Президент США обладает существенно меньшими степенями свободы, чем израильский премьер. Ему могут успешно противостоять (и таки противостоят) не только полностью независимые Сенат, Конгресс, федеральные суды и Верховный суд, но и губернаторы / законодатели штатов, и изменить эту закрепленную Конституцией систему POTUS практически не в состоянии.
Иное – в Израиле, где избирательные списки в полной или значительной степени формируются лидерами партий, где министры избираются из депутатов коалиции и где ПМ таким образом получает полный контроль за принятием решений двух главных ветвей власти. Мне скажут: а как же третья? Как же великий и ужасный БАГАЦ, на который указывают как на всемогущий тормоз? Ответ прост: 61. Ровно столько голосов требуется премьеру, чтобы принять законодательство, запрещающее суду лезть туда, куда ему, премьеру, не хочется пускать старцев и старух в мантиях. И ничто – повторяю: НИЧТО – не мешает премьеру оговорить это во время коалиционных переговоров, а затем принять в виде закона в первые же месяцы правления.
Почему не мешает, спросите вы, – всегда ведь есть какая-нибудь партейка, ставящая коалиционным условием неприкосновенность БАГАЦа. Потому, отвечу я, что ни у какой, даже самой замысловатой партейки этот пункт не является главным в программе. А значит, ее согласие – всего лишь вопрос цены. Кто-нибудь когда-нибудь видел партию, которая не была бы готова обменять ЛЮБОЙ пункт своей программы на хороший министерский пост? Никто не видел – и правильно, потому что такой партии нет и быть не может. Иными словами, решение об ограничении власти суда (то есть, в конечном счете, власть над судом) также пребывает в руках ПМ. Захочет – ограничит.
Теперь перейдем от общего к частному. Нынешний премьер прекрасен в избирательной кампании и на трибуне вообще. Он говорит правильные вещи и говорит их искренне. У него и в самом деле мировоззрение, чьи истоки связаны с наследием великого Жаботинского. Он действительно имеет превосходные намерения и лелеет замечательные мечты. Он умен, интеллигентен и при этом харизматичен настолько, что кажется своим парнем даже рыночному арсу. Он профессионально разбирается в экономике и был бы выдающимся министром финансов. Он ас в международной политике и был бы блистательным министром иностранных дел. У него всего один реальный недостаток: человек чрезвычайно подвержен внешнему давлению.
Эту особенность БпАН отмечают все, кто хотя бы на короткое время оказывался в его окружении. Бывший глава Мосада Меир Даган (ז"ל) описывал катастрофическую нерешительность этого человека следующим образом. Когда после долгих сомнений БпАН склонялся-таки к тому или иному варианту и Даган уезжал из канцелярии ПМ домой в Тель-Авив, то обычно где-то в районе Шаар-аГай (для тех, кто не в курсе: примерно посередине пути) он получал телефонный звонок с просьбой вернуться, потому что босс, выслушав кого-то другого, снова менял решение. После нескольких таких случаев начальник Мосада, выехав из ворот премьерской канцелярии, уже не сворачивал в сторону 1-го шоссе, а направлялся прямиком в любимую фалафельную на иерусалимском рынке Махане Йегуда, точно зная, что ему позвонят раньше, чем он успеет доесть свою порцию.
Именно по этой причине я вот уже который год утверждаю, что нынешний премьер – несчастье для Израиля. Поймите, друзья: судьбы ваших детей и судьба Страны находятся в руках человека, который подобно флюгеру поворачивается туда, куда дует ветер. Во время выборов, как уже сказано, нет никого лучше, чем этот герой. Но вот он оказывается в роли создателя коалиции, и куда только подевались и решительность, и интеллект, и принципы… Но это еще только начало, потому что затем он садится в кресло премьера. Скажите, подвергается ли он дальше давлению справа? Ответ: нет, Боже упаси. Израильские консерваторы навечно травмированы выборами 1992 года: критиковать «своего» премьера?! Да вы что, с ума сошли?! Немедленно прекратите, а то «будет как тогда». И вообще – какая альтернатива?
В итоге единственное давление, которое оказывается на БпАН – это давление слева. Давление социков из НИФ. Давление коммиков из Гаарец. Давление левацкой бранжи с новостных телеканалов. Давление «гуманистической» судейской клики. И наш флюгерок, как оно и водится у флюгерков, послушно поворачивается влево.
Вчерашнее всеобщее возмущение, заставившее его вновь поменять направление, – редкость. Как правило мы, консервативное большинство, слишком консервативны в своих реакциях. В большинстве случаев левый мусорный ветер берет верх. И тогда происходит то, что происходит. Снимаются магнометры; приносятся извинения турецкому султану; делаются заявления о «двух государствах для двух народов»; в Газу сплошным потоком завозят цемент и арматуру для рытья террористических туннелей; арабам перечисляются премиальные за убийство евреев; улучшаются условия тюремного содержания арабских убийц; учреждается на деньги налогоплательщиков очередной рупор левацкой пропаганды; сносятся еврейские дома в Самарии и Иудее; блокируются инициативы по пресечению диктата юрсоветников; утверждаются антисионистские учебники; госбюджеты, госфонды и госпремии распределяются леваками и левакам; даунтауны наших городов оккупируются толпами эритрейских даунов. То есть по всем фронтам реализуется заведомо левая программа.
Я говорю это, понимая, что занимаюсь крайне неблагодарным делом. Выйти перед толпой фанов и чирлидеров, которые изо всех сил (чтобы не дай Бог, не услышать голос разума) скандируют !!!БИБИНЕТАЛЬТЕРНАТИВЫ!!! и пробовать достучаться до их одеревеневших черепушек – задача заведомо безнадежная. Фанаты на то и фанаты, чтобы славить кумира до самой смерти – его или своей. Но тем не менее хочу сразу ответить им на вопрос, который неизбежно последует, причем в самой требовательной форме: КТО ВЗАМЕН? ИМЯ!
Ответ: кто угодно. Лучше нынешнего премьера будет КТО УГОДНО. На нынешний день – это любой политик, который выиграет праймериз в Ликуде. А если Ликуд ослабнет – любой, кто возглавит следующую сильную консервативную партию или консервативный блок. Кто угодно, только не нынешний флюгер. Потому что хуже невозможно. Потому что такими темпами, дорогие фанаты, ваш (а заодно и наш) уход наступит куда раньше, чем уход кумира.

А.К. Алекс ТАРН, в своей блестящей статье, ошибается в главном: считая, что любой, выигравший праймериз в Ликуде, будет лучше нынешнего ПМ. Не будет. Просто потому, что в Израиле нет настоящей ПРАВОЙ ПАРТИИ. Есть центр, с некоторым уклоном вправо. А центр - это всегда ФЛЮГЕР. Так что любой. вместо Нетаниягу, будет держать нос по ветру, а это не только бремя партийности - это еще и ТРАДИЦИЯ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..