четверг, 5 апреля 2018 г.

Премьер-министр Израиля Нетаниягу и высылка из страны нелегалов. Чего ждать в ближайшее время?

Премьер-министр Израиля Нетаниягу и высылка из страны нелегалов. Чего ждать в ближайшее время?

Премьер-министр Израиля Нетаниягу в центре внимания местной и зарубежной прессы. На этот раз он удивил израильтян и всех, кто сочувствует (или наоборот не сочувствует) стране, решениями по нелегалам, которые стали проблемой для жителей Южного Тель-Авива (и не только!), о чем «Континент» писал ранее. См. http://kontinentusa.com/russkaya-zachitnica-afrikaskih-nelegalov/ и др. статьи на эту тему.
Предлагаем два противоположных мнения по этому поводу, которыми поделились с нами известные писатели и публицисты Юрий Моор-Мурадов и Алекс Тарн.
Мнение №1.

ПОНЯТЬ ЗИГЗАГИ НЕТАНИЯГУ

Правда, вы растерялись, когда Нетаниягу неожиданно выступил с компромиссным планом высылки только части нелегалов. И еще больше удивились, когда он уже через несколько часов отложил исполнение этой программы.
Многих такое поведение премьер-министра поставило в тупик. Не меня. Просто нужно понимать, что хочет Нетаниягу, что им движет, что является для него главным, а что – второстепенным.
Нетаниягу мало занимается внутренними проблемами – дорогое жилье и дороговизна жизни вообще, преступность, террор, транспорт, суперы по субботам, высылка нелегалов и так далее.
Мало занимается. И правильно делает. На каждый такой вопрос есть в его кабинете свой ответственный. Для решения проблем в каждой из этих внутренних отраслей народ нанял министров, которые получают не меньше, чем премьер – они должны делать свою работу.
А Нетаниягу считает самым важным не позволить навязать Израилю опасное соглашение с агрессивными соседями. Он борется на международной арене с попытками Ирана заполучить ядерное оружие. Он стремится не позволить Хизбалле на севере и ХАМАСу на юге заполучить ракеты, которые приведут к массовой гибели мирного населения в Израиле.
Задачи неимоверно сложные, тем более, что непрестанно давит мировая прогрессивная юдофобская общественность. И дай Бог нашему премьеру сил на это. Для одного человека это вполне достаточная нагрузка.
Была у него еще одна важная задача: сбалансировать израильские СМИ, искоренить опасный перекос в одну сторону – но полицейское преследование сделало это на данном этапе невозможным.
Время от времени, слыша народный ропот, Нетаниягу вмешивается и в решение сложных внутренних задач, своим авторитетом помогает что-то разрулить. Чаще всего ему это удается, но бывают и нерешаемые, застаревшие проблемы. Не только по объективным причинам, но нередко и из-за амбиций министров, ревниво следящих, чтобы кто-то другой не преуспел бы на своем поприще и не заработал бы политический капитал накануне выборов.
А тут еще оппозиция нагнетает страсти. Ну, это дело понятное, такое происходит во всем мире, это задача оппозиции. Как-то я уже пошутил на этот счет. Лапид и Габай говорят: Мы мешаем Нетаниягу всеми силами, как он может в такой обстановке работать? Он должен подать в отставку.
Это понятно. Самим хочется порулить. Думают, не зарулят в пропасть.
А вот о чем думают некоторые министры – это для меня загадка. То Кац вылезет со своим безумным желанием работать именно в субботу.
То Дери не терпится все суперы в субботу закрыть.
То министр обороны хочет всех забрить в армию, то министр просвещения требует бомбить соседей, то министр финансов спорит с министром юстиции, кто будет больше любить БАГАЦ.
И премьер всех успокаивает, улаживает их детские ссоры и капризы. Не он же их в министры-то назначил – он собрал свою коалицию из того, что ты, наш дорогой народ, ему в Кнессет избрал.
Что произошло с нелегалами. Премьеру сказали соответствующие министры: вышлем всех в их родную Африку – он согласился. БАГАЦ (танцующий под дудку левых СМИ) запретил – стали искать другой путь. Дери принес компромиссное соглашение – он согласился. Соратники по коалиции выступили единым фронтом против – отложил проект.
Поймите, это все мелкие, частные вопросы, непринципиальные для премьера.
Если копнуть глубоко, то в этой последней истории СМИ сами себя высекли, как та унтер-офицерская вдова.
Именно СМИ хотели оставить в Израиле как можно больше нелегалов. (Это пляшет с их задачей подрыва еврейской сущности государства, подрыва сионисткой идеи). Когда они вынудили оставить хотя бы половину – эти же СМИ совершили тактическую ошибку. Они так ненавидят Нетаниягу, что позволили на всех каналах злобно атаковать премьера справа. По принципу: враг твоего врага – твой друг. Звериная ненависть к Нетаниягу на время ослепила их. Премьер пожал плечами и сказал: Не хотите – не надо.
Мне смешно наблюдать за нашими СМИ. Премьер поддержал высылку всех нелегалов в Африку – журналисты атаковали его. Он принял компромиссное решение – те же журналисты сказали, что он непринципиален. Отложил он компромиссный план – опять гогочут: Нетаниягу «лахиц», уступил давлению членов коалиции.
При любом раскладе найдут, что ему инкриминировать.
Теперь к тем, кто убежден, что Нетаниягу должен сейчас же всех нелегалов выслать.
Сколько человек вышли на митинг в защиту нелегалов на прошлой неделе? Десятки тысяч. (СМИ обеспечили такой резонанс, что и миллиону правых демонстрантов не снилось).
Сколько вышло на митинг за их высылку? Пара десятков пару месяцев назад постояли немного у Верховного суда. А вы сидели на диване, верно?
Вы хотите, чтобы премьер управлял страной твердой рукой. Прекрасно. А вы готовы защитить его от тех, кто пытается засадить его в тюрьму именно за то, что он выполняет любезную вашему сердцу программу?
Сколько недель, сколько человек митинговали на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве и у дома Мандельблита в Петах-Тикве, требуя посадить Нетаниягу? Месяцы, тысячами.
Сколько пришло защитить его?
Пара сотен, пара недель.
Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой. Старое правило. Не устаревшее.
****
Меня как-то спросили: Если ты так все понимаешь, почему не идешь в политику?
По разным причинам. Главная: мое творчество для меня важнее всего остального, ему я подчиняю все (кроме, конечно, принципов и интересов семьи). Я и статьи эти пишу только потому, что чувствую, что авантюристы могут ввергнуть страну в хаос, в котором никто не сможет спокойно творить, и от которого пострадают мои дети и внуки.
Во-вторых, я не хочу протирать штаны в парламенте, а это все, что остается, когда войдешь туда так, как это делают обычно – вступив в одну из партий.
Если человек хочет изменить, исправить, сделать жизнь каждого в нашей стране лучше, то нужно поступить следующим образом.
Нужно создать свою партию и записать себя в ней на 61-е место. Тогда ты попадешь в Кнессет только в том случае, если твоя партия получит в нем конституционное большинство мандатов.
Только тогда ты сможешь единолично сформировать правительство. Назначить министрами тех, кто будет тебе беспрекословно подчиняться. Взбрыкнул – в отставку. Только тогда ты сможешь провести необходимые для судьбоносных перемен законы и отменить негодные. В том числе – основные законы, требующие 61 голоса в Кнессете.
Тогда ты сможешь управлять
Сможешь обеспечить баланс в СМИ.
Сможешь решить вопросы безопасности.
Проблему доступного жилья и дороговизны товаров и услуг.
Проблему нелегалов.
Проблему с угонами машин и с квартирными кражами.
Решишь проблему с нелояльностью еврейскому государству.
Но меня в любом случае не следует избирать премьером. Потому что я – жесткий политик. Я буду вести вас к счастью «бе-яд хазака у-в-зроа нетуя» – «Мощной дланью, без колебаний».
Не будет у меня в стране нахлебников. Не будут на полях, на стройках, в больницах и домах престарелых работать ни палестинцы, ни гастарбайтеры – а только евреи.
Не хотят здоровые люди работать? Никаких пособий. Пусть помирают с голоду. Побегут на стройки и стариков мыть, как миленькие.
Я – суровый человек. На этой земле имеет право жить только тот народ, который готов на ней работать, проливать пот, строить, украшать ее.
Меня пустыми лозунгами не проймешь. Сантименты мне чужды.
Не хотят евреи работать в Эрец-Исраэль – пусть уступят эту страну тем, кто хочет. Хоть палестинцам, хоть африканцам.
Я не зря написал на своей странице в Фейсбуке: Высылка нелегалов отложена: все записавшиеся на выезд в Канаду и Германию оказались репатриантами из СНГ, которым «пейсатые поперек горла».
Не захотели евреи 150 лет назад переселиться в Уганду, теперь не хотят работать на своей земле – сейчас Уганда вся к нам приедет. И остальная Африка.
И теперь, положа руку на сердце – есть у меня шансы получить власть?
Вот такой я максималист.
****
Иногда меня упрекают в поддержке правительства, пишут, что писатели и журналисты всегда должны быть в оппозиции к власти.
Не переживайте по этому поводу.
Не приведи, конечно, Господь, но если и когда появится в Израиле ваше негодное правительство, и вы из сторожевых псов демократии превратитесь в пуделей на задних лапках – вот тогда я продемонстрирую вам и «Цицерона красноречье, Ювеналовскую злость» в своей критике властей предержащих.
Юрий Моор-Мурадов
Мнение №2.

Под сенью флюгера

Со времен Бен-Гуриона политическая система Израиля устроена таким образом, что все кардинальные решения принимает здесь, по сути, один человек: премьер-министр. Когда говорят: «правительство Ликуда (Аводы)» или «правительство левых (правых)», это не более чем фигура речи. На самом деле это правительство Бен-Гуриона, или Шарета, или Эшколя, или Голды… и т.д.
Тут обычно следует возражение: а как же кнессет?.. а как же БАГАЦ?.. У нас ведь не президентская республика, как в США, где президент что хочет, то и воротит. Но в действительности все обстоит ровно наоборот. Президент США обладает существенно меньшими степенями свободы, чем израильский премьер. Ему могут успешно противостоять (и таки противостоят) не только полностью независимые Сенат, Конгресс, федеральные суды и Верховный суд, но и губернаторы / законодатели штатов, и изменить эту закрепленную Конституцией систему POTUS практически не в состоянии.
Иное – в Израиле, где избирательные списки в полной или значительной степени формируются лидерами партий, где министры избираются из депутатов коалиции и где ПМ таким образом получает полный контроль за принятием решений двух главных ветвей власти. Мне скажут: а как же третья? Как же великий и ужасный БАГАЦ, на который указывают как на всемогущий тормоз? Ответ прост: 61. Ровно столько голосов требуется премьеру, чтобы принять законодательство, запрещающее суду лезть туда, куда ему, премьеру, не хочется пускать старцев и старух в мантиях. И ничто – повторяю: НИЧТО – не мешает премьеру оговорить это во время коалиционных переговоров, а затем принять в виде закона в первые же месяцы правления.
Почему не мешает, спросите вы, – всегда ведь есть какая-нибудь партейка, ставящая коалиционным условием неприкосновенность БАГАЦа. Потому, отвечу я, что ни у какой, даже самой замысловатой партейки этот пункт не является главным в программе. А значит, ее согласие – всего лишь вопрос цены. Кто-нибудь когда-нибудь видел партию, которая не была бы готова обменять ЛЮБОЙ пункт своей программы на хороший министерский пост? Никто не видел – и правильно, потому что такой партии нет и быть не может. Иными словами, решение об ограничении власти суда (то есть, в конечном счете, власть над судом) также пребывает в руках ПМ. Захочет – ограничит.
Теперь перейдем от общего к частному. Нынешний премьер прекрасен в избирательной кампании и на трибуне вообще. Он говорит правильные вещи и говорит их искренне. У него и в самом деле мировоззрение, чьи истоки связаны с наследием великого Жаботинского. Он действительно имеет превосходные намерения и лелеет замечательные мечты. Он умен, интеллигентен и при этом харизматичен настолько, что кажется своим парнем даже рыночному арсу. Он профессионально разбирается в экономике и был бы выдающимся министром финансов. Он ас в международной политике и был бы блистательным министром иностранных дел. У него всего один реальный недостаток: человек чрезвычайно подвержен внешнему давлению.
Эту особенность БпАН отмечают все, кто хотя бы на короткое время оказывался в его окружении. Бывший глава Мосада Меир Даган (ז»ל) описывал катастрофическую нерешительность этого человека следующим образом. Когда после долгих сомнений БпАН склонялся-таки к тому или иному варианту и Даган уезжал из канцелярии ПМ домой в Тель-Авив, то обычно где-то в районе Шаар-аГай (для тех, кто не в курсе: примерно посередине пути) он получал телефонный звонок с просьбой вернуться, потому что босс, выслушав кого-то другого, снова менял решение. После нескольких таких случаев начальник Мосада, выехав из ворот премьерской канцелярии, уже не сворачивал в сторону 1-го шоссе, а направлялся прямиком в любимую фалафельную на иерусалимском рынке Махане Йегуда, точно зная, что ему позвонят раньше, чем он успеет доесть свою порцию.
Именно по этой причине я вот уже который год утверждаю, что нынешний премьер – несчастье для Израиля. Поймите, друзья: судьбы ваших детей и судьба Страны находятся в руках человека, который подобно флюгеру поворачивается туда, куда дует ветер. Во время выборов, как уже сказано, нет никого лучше, чем этот герой. Но вот он оказывается в роли создателя коалиции, и куда только подевались и решительность, и интеллект, и принципы… Но это еще только начало, потому что затем он садится в кресло премьера. Скажите, подвергается ли он дальше давлению справа? Ответ: нет, Боже упаси. Израильские консерваторы навечно травмированы выборами 1992 года: критиковать «своего» премьера?! Да вы что, с ума сошли?! Немедленно прекратите, а то «будет как тогда». И вообще – какая альтернатива?
В итоге единственное давление, которое оказывается на БпАН – это давление слева. Давление социков из НИФ. Давление коммиков из Гаарец. Давление левацкой бранжи с новостных телеканалов. Давление «гуманистической» судейской клики. И наш флюгерок, как оно и водится у флюгерков, послушно поворачивается влево.
Вчерашнее всеобщее возмущение, заставившее его вновь поменять направление, – редкость. Как правило мы, консервативное большинство, слишком консервативны в своих реакциях. В большинстве случаев левый мусорный ветер берет верх. И тогда происходит то, что происходит. Снимаются магнометры; приносятся извинения турецкому султану; делаются заявления о «двух государствах для двух народов»; в Газу сплошным потоком завозят цемент и арматуру для рытья террористических туннелей; арабам перечисляются премиальные за убийство евреев; улучшаются условия тюремного содержания арабских убийц; учреждается на деньги налогоплательщиков очередной рупор левацкой пропаганды; сносятся еврейские дома в Самарии и Иудее; блокируются инициативы по пресечению диктата юрсоветников; утверждаются антисионистские учебники; госбюджеты, госфонды и госпремии распределяются леваками и левакам; даунтауны наших городов оккупируются толпами эритрейских даунов. То есть по всем фронтам реализуется заведомо левая программа.
Я говорю это, понимая, что занимаюсь крайне неблагодарным делом. Выйти перед толпой фанов и чирлидеров, которые изо всех сил (чтобы не дай Бог, не услышать голос разума) скандируют !!! БИБИНЕТАЛЬТЕРНАТИВЫ!!! и пробовать достучаться до их одеревеневших черепушек – задача заведомо безнадежная. Фанаты на то и фанаты, чтобы славить кумира до самой смерти – его или своей. Но тем не менее хочу сразу ответить им на вопрос, который неизбежно последует, причем в самой требовательной форме: КТО ВЗАМЕН? ИМЯ!
Ответ: кто угодно. Лучше нынешнего премьера будет КТО УГОДНО. На нынешний день – это любой политик, который выиграет праймериз в Ликуде. А если Ликуд ослабнет – любой, кто возглавит следующую сильную консервативную партию или консервативный блок. Кто угодно, только не нынешний флюгер. Потому что хуже невозможно. Потому что такими темпами, дорогие фанаты, ваш (а заодно и наш) уход наступит куда раньше, чем уход кумира.
Алекс Тарн

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..