четверг, 12 декабря 2013 г.

ИНСТИТУТ ЛЮБВИ И НЕНАВИСТИ рассказ



 Сколько их на свете, разных научных и учебных центров, а самого необходимого, на мой взгляд, института нет и не предвидеться его открытие в ближайшем будущем.
 Вся работа на указанную тему отдана народу легкомысленному, поверхностному, предвзятому: художникам, поэтам, писателям и прочим деятелям всевозможных искусств. Серьезные, ученые люди по странной традиции занимаются проблемами второстепенными, а, порой, и вовсе ненужными человечеству. 
 Вот я и рискнул предположить, что Институт Любви и Ненависти все-таки появился. Конечно, в Еврейском государстве, а где еще? Огромный такой комплекс зданий в пустыне Негев. Ну, научным исследованием феномена любви там будут заниматься немногие. Здесь все понятно. Есть любовь – и слава Богу. Нет ее, ничего не поможет, даже сверхсовременное оборудование и глубочайший анализ причин отсутствия нежного чувства. 
 Ненависть – дело другое. Нужно признаться, что и сам  Институт назван так длинно в большей степени для красоты. Посудите сами, отвратительно звучит: «Институт Ненависти». Потому и было решено расширить, так сказать, тематику в угоду обывательскому вкусу.
 На самом деле, почти все сотрудники этого научного центра занимаются только проблемами ненависти. Подотделов, правда, достаточно. Естественно, что юдофобию, ее подвиды, классы, разновидности, группы – изучает добрая половина Института, есть там и отдел особый. Называется он коротко и странно: « Еврей – еврея». 
 Вот в этот отдел мы с вами заглянем. Надо сказать, что кроме подопытных субъектов, там с момента основания открыт пункт, по приему посетителей. Это он так мягко называется по понятной причине. На самом деле идут в этот отдел люди больные, несчастные, с очевидными психическими отклонениями. 
-         Здравствуйте, доктор, - тихо лепечет один такой пациент, осторожно просочившись в дверную щель.
-         Садитесь, прошу Вас. На что жалуетесь? 
-     Видеть их не могу, - со слезой начинает посетитель. – Как увижу, судороги начинаются до обморока и головной боли. Вот все хорошо, иду себе, жизни радуюсь, а тут навстречу кто-то из этих, черных – и все - день испорчен. Что делать, доктор?
 Ученый человек, как обычно, смотрит не на пациента, а на экран монитора. Компьютер высвечивает подробности соматической и душевной биографии пациента. Больной тоже не смотрит на врача. Он взгляд не может отвести от черной шляпы, прицепленной к замысловатой подставке в углу кабинета.
- Уберите эту гадость! – вскочив, вопит несчастный и тычет в шляпу дрожащим пальцем. – Уберите, прошу Вас! 
 Доктор понимает все сразу, и исполняет требование без промедления.
- Вы что, тоже их этих? – подозрительно интересуется посетитель. 
-         Нет, нет, уверяю Вас.
 Пациент успокаивается, а доктор, покачивая головой, вновь подсаживается к компьютеру и говорит, будто самому себе:
-    Тяжелый случай, запущенный крайне.
-   Мракобесы они, - начинает бормотать больной. – Жулики поголовно. Власть хотят захватить. Всех в Средневековье загонят. Конец света наступит, доктор!
-         Ничем не могу утешить, - подсаживается к пациенту хозяин кабинета. - Все жулики. Все деньги любят и власть …. А конец света нам, как раз, не они подготовили, а другой народ, почти сплошь светский… А что касается мракобесия …. Слушайте, вы же в Бога, конечно, не верите?
-  Я – атеист, - с гордостью отзывается посетитель. 
-   Ну и в бесов не следует верить такому просвещенному человеку, - ласково увещевает больного ученый, пристально глядя в переносицу больного. – Мракобесие – это мрак и бесы, бесы, бесы, бесы...
-    Они, они бесы! – кричит несчастный. – И несут мрак, мрак, мрак…. – посетитель повторяет это слово все тише и нежней, а потом засыпает с улыбкой и сидя в удобном кресле.
 Хозяин кабинета негромким звонком вызывает санитаров. Дюжие ребята отвозят на тележке посетителя в соседнюю комнату и там кладут под какой-то аппарат, напоминающий рентгеновскую установку.
 Доктор незаметными манипуляциями опускает над больным экран, включает невидимые лучи и отходит в угол сумрачного помещения к очередному монитору. Внимательно наблюдает за изображением…. Продолжаются эти исследования не меньше часа.
 Наконец, доктор отключает установку и будит больного. 
-         Что это было? – удивлен посетитель. – Я, кажется, заснул. Знаете, доктор, у меня такое ощущение, что мне приснилась вся моя жизнь. Это был удивительный фильм! Я столько увидел!
- Да, да, - сдержанно кивает доктор. – Пройдемте. 
Они вновь сидят напротив друг друга в кабинете.
-  Так я и знал, - говорит доктор. – У вас очевидные симптомы болезни Брафмана и Самида. 
-  Не может быть, доктор! – пациент поднимается в ужасе.
-     Может, может, - покачивает головой ученый. – Мы просветили Вашу память на аппарате «Изпом» и нашли там показательные моменты вашей биографии….
 Несчастный больной садится, сокрушенно покачивая головой.
-  Город Саратов, - продолжает ученый. - Вам  десять лет. Вы в очередной раз оскорблены и избиты соседскими мальчишками. Мама утешает Вас. Во дворе, под странным приспособлением для умывания, она обтирает водой ваше окровавленное лицо. Вы плачете. Вы кричите сквозь всхлипы и стоны: « Мама! Не хочу быть жидом! Не хочу больше! Я тебе ненавижу! Я папу ненавижу! Зачем вы меня родили таким! …. Было такое, уважаемый?
 Больной еле заметно кивает. 
 - Так вот, - говорит доктор. – Всю свою дальнейшую жизнь вы старались уйти от оскорблений и побоев. Это так понятно, так простительно…. Ну, не каждому дано быть героем. Вы ненавидели свою физиономию в зеркале, свою фамилию, свою родню. Внешне все было, как будто, благополучно, но только внешне. В вашей            душе бушевала настоящая буря. Вы все сделали, чтобы перестать быть евреем, уподобиться окружению. Вы занимались мимикрией постоянно. И эта чудовищная, внутренняя работа, отразилась на вас даже внешне. В какой-то момент даже цвет ваших глаз изменился, ведь так?
 Несчастный вновь сокрушенно кивает. 
- Затем с вами произошло совершенно нелогичное событие, - ученый подсаживается ближе к пациенту. – Вы, человек, бегущий от своего еврейства, по каким-то причинам перебрались в страну евреев. И здесь, что закономерно, ваша болезнь обострилась. Вы сами знаете причину: одним своим видом наши ортодоксы напоминают вам о невозможности переродится, стать другим, сбросить кожу. Они возвращают Вас туда, откуда вы изо всех сил бежали. Они оскорбляют Вас своим откровенным видом. При виде обычного человека с пейсами, в бороде и шляпе, вы будто слышите приговор самому  себе, будто читаете беспощадный диагноз вашего тяжкого, хронического заболевания….Вы кем работаете? 
-  Журналистом, - еле слышно и пугливо отвечает больной, будто признается в тяжком преступлении. 
-   Час от часу не легче, – вздыхает ученый. – Вам, чтобы плодотворно трудится, необходима хоть какая-то эмоция. Это так понятно, что ненависть свою вы приспособили, как движитель всей вашей деятельности. Без ненависти этой вы – ничто. Вам просто не о чем будет писать. 
-  Но они, они, они, – вновь начинает нудить посетитель.
- Не торопитесь искать причину вашего заболевания в сознательном, - жестом останавливает журналиста доктор. – Я вам доказал, что найти ее можно только в области подсознания.
-   Что делать, доктор?! –  бормочет несчастный больной. 
-    Ну, можно снова уехать, – вздыхает ученый. – Уехать туда, где нет синагог и евреев…. Говорят, что в Лапландии они практически отсутствуют…. Можно, наконец, подвергнуть себя добровольному заточению, можно, наконец, пойти на сложную пластическую операцию лица и выправить новые документы с новым обозначением гражданства и национальности….
-     Нет, нет, доктор! – лепечет больной. – Все это мне не подходит и слишком дорого.
-     Тогда могу порекомендовать обычный способ лечения, – пожимает плечами ученый. – Вы знаете, конечно, о чем я?
- Знаю, - низко опустив голову, бормочет посетитель. – Только я не смогу сам, сил не хватит. 
- Вам помогут, - сухо обещает ученый, и нажатием кнопки вновь вызывает санитаров.
 На этот раз они являются без тележки, а с целым гардеробом вещей и прозрачным баулом с париками, бородой и прочими накладными украшениями.
 Больной пробует робко сопротивляться, но его «светское» одеяние летит на пол, и через несколько минут несчастный облачен во все черное, при этом он становится обладателем накладной бороды и пейсов.
- Будьте здоровы, - бесстрастно напутствует посетителя ученый. - Примерно через месяц Вам станет легче.

 Вздрагивая от любого шума, несчастный больной покидает наш научный центр. Сутулясь, он медленно бредет по улице институтского поселка. С усилием поднимает голову, видит свое отражение в зеркальной витрине. Вздрогнув, останавливается. Ужас овладевает душой несчастного. Он вопит от ненависти, глядя на самого себя, нагибается, подняв с асфальта пустую, стеклянную бутылку из- под «Колы», с яростью, изо всех сил, швыряет ее в витрину. Бутылка отскакивает от непробиваемого стекла. В окрестностях «Институт Любви и Ненависти» витрины всех магазинов и лавок предусмотрительно оснащены бронированными стелами.    

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..