воскресенье, 7 августа 2022 г.

Беглые записи о сериале «Манаек»

 

Наум Вайман

Беглые записи о сериале «Манаек»

Идет второй сезон израильского сериала "Манаек" (в переводе с арабского сленга что-то вроде "легавого"), режиссер Алон Зингман, сценарист Рои Идан. На мой взгляд это не только лучший израильский сериал из тех, что я видел, но и прекрасная сама по себе работа в этом жанре. Надо сказать, что уже несколько последних израильских сериалов, "Фауда", "Тегеран", добились большого международного успеха, но они мне не понравились, вполне себе стандартные, ширпотреб, может и неплохо сделанный, но ширпотреб, со стандартным набором перипетий, и если вместо "Тегеран" будет написано "Пекин", или "Стамбул", а вместо подвигов израильского спецназа будут описаны подвиги греческого или датского – никакой разницы, ну, кроме "этнографической специфики", хотя и она бывает иногда интересна.

"Манаек" описывает интриги и страсти верхушки «правоохранительной системы», прежде всего полиции и прокуратуры в их переплетении и взаимодействии. Интриги и страсти, конечно, вполне банальные (человеческое, слишком человеческое), но материал подан без дешевых стереотипов, и "близко к натуре", что заставляет не только с напряжением следить за событиями, но и в какой-то мере знакомит с нравами изображенной публики и методами ее "работы", суть которой не борьба с преступностью, а интриги, интриги и еще раз интриги... Все дано жестко, без прикрас, немного даже с пережимом, но с этими господами лучше пережать, чем недожать. И еще мне понравились неожиданно смелые политические "пробросы" в нашу действительность, когда та же верхушка полиции, связанная с мафией, начинает расследование "дел" главы государства. Смелость этих пробросов в определенной политической позиции, весьма непопулярной в среде израильской интеллигенции, почти сплошь левой (прежняя власть их десятки лет пестовала), и сплошь враждебной судимому ныне бывшему главе правительства. В общем: живая ситуация, живые образы, кто еще не видел – горячо рекомендую.

Израильский сериал «Манаек» (вчера показали 5-ю серию второго сезона) становится все интересней и интересней, причем в совершенно определенном и неожиданном аспекте – как актуальное политическое высказывание. Уже в конце первого сезона и в начале второго появились «пробросы» насчет расследования главы правительства (в обозначенный период – Натанияху), и даже в виде пробросов-намеков это был смелый ход: если верхушка полиции повязана с мафией, и мафия фактически назначает главу полицейского управления, то кто выдвигает и расследует обвинения против главы правительства? Как говорится, а судьи кто? Смелость такого шага создателей фильма заключается и в том, что большинство творческой интеллигенции Израиля – левые, и они увидят в этом «выступление в пользу Натанияху», что сильно им не понравится, особенно сейчас, в разгар предвыборной компании, когда все силы проходят тотальную мобилизацию. Но авторов фильма это не смутило, в новом сезоне выведен исторический персонаж, генеральный прокурор, крайне несимпатичного вида и очень похожий на бывшего генпрокурора Шая Ницана, главного действующего лица в преследовании Натанияху, причем уже в 5-ой серии возникают разные неблаговидные детали расследования, и глава полицейского управления даже заявляет, что его «не интересует обсессия генпрокурора к главе правительства и он не собирается в дальнейшем отвечать за это сомнительное расследование». Что будет дальше? Уверен, что эта линия продлится и углубится. И тогда сериал станет настоящим «мобилизованным» политическим актом. Многие скажут, что это ужасно, искусство вне политики и т.п. И это будет полной чушью. Искусство – часть общественной жизни, а значит, и политики, и призывы к мобилизации искусства, выпады против «искусства для искусства» всегда и самым активнейшим образом шли со стороны левых. Неужели кто-то решился дать им отпор?

Закончился второй сезон сериала «Манаек» (вчера была последняя серия). И согласно классическому канону ружье, висевшее на стене в течение всей пьесы, наконец, выстрелило. Когда главный преступник (старший офицер полиции), стоящий во главе разветвленной уголовной организации, наконец, пойман, и вся его преступная сеть, включая начальника полиции и других офицеров, замешанных в финансовых махинациях и убийствах, должна быть разоблачена, ему неожиданно приходит на помощь генеральный прокурор, о котором и раньше говорилось, что он «фанатично сосредоточен на расследовании главы правительства» (имеется в виду Натанияху). Он делает арестованному главе преступной группировки (тому самому старшему офицеру полиции) предложение: предоставить ему доказательство сделки между этой группировкой и главой правительства, в результате которой группировка назначает верного ей начальника полиции, а тот в свою очередь препятствует расследованию. А когда другие члены группы следователей возмущены таким предложением, тем, что с одной стороны преступнику предлагается «придумать» сделку, которую можно будет вменить в вину главе правительства (другими способами такая сделка не была обнаружена), и взамен «закрыть глаза» на многочисленные преступления, в том числе и убийства. Генеральный прокурор объясняет возмущенным следователям, что этого требуют высшие интересы государства: «поймать главу коррупционной пирамиды» (т.е. главу правительства), все остальное «фоновый шум», а когда его спрашивают: кто может принять такое сомнительное решение, генпрокурор отвечает: «я принимаю», а на выражение сомнения в том, что «система» (верхушка правоохранительных, а, может, и политических органов) поддержит такое решение, отвечает еще резче: «система – это я» (легко узнаваемая парафраза Людовика 14-го «государство – это я»). Тем самым авторы фильма совершают, можно сказать, политический выбор в обществе, расколотом на «про-Биби» и «анти-Биби», и прямо отвечают на вопрос «с кем вы, мастера культуры». В ситуации, когда большинство деятелей культуры на стороне левых и против Натанияху, на это нужна по крайней мере смелость…

Замечу к этой теме, что на днях по 1-ому каналу израильского ТВ передали интервью с вышедшем недавно в отставку Разом Низри, заместителем Юридического Советника правительства Авихая Мандельблита (принявшего решение о передаче в суд обвинений против Натанияху). Для тех, кто не погружен в израильскую политику отмечу на полях, что Юридический Советник пр-ва – вершина юридической пирамиды в государстве, зачастую принимающий важнейшие политические решение вопреки мнению правительства и парламента. Раз Низри был частью верхушки этой пирамиды и Мандельблит прочил его на свое место. Но Низри места не удостоился, возможно, потому, что заявлял в свое время (время формирования обвинительного заключения), что в дело «4000» не нужно было включать обвинение в коррупции (взяточничестве), а дело «2000» нужно было вообще закрыть. В нынешнем интервью (данном в разгар судебного разбирательства), он заявил, что «не изменил своего мнения». Он также продолжает считать, что необходимо прийти к судебному соглашению (способ судебного решения, когда обвинения и защита вне суда договариваются о судебном решении, а судья его просто подписывает). Дискурс вокруг обвинений против Натанияху Низри считает опасным для израильского общества, и это, мол, еще один аргумент в пользу такого соглашения. Он также считает, что попытки, вопреки существующему законодательству, лишить Натанияху, как находящегося под судом, возможности выполнять обязанности главы правительства, попытки, предпринимаемые путем обращений в Высший Суд Справедливости для соответствующего постановления, крайне опасны для демократии и фактически являются попыткой «своего рода политического переворота» (дословная цитата). И еще одно важное высказывание: «мы («система») не всегда правы», он повторил это дважды. И предложил создание органа контроля и проверки решений «системы».

И тут же, как по заказу, буквально на следующий день после последней серии второго сезона «Манаек», развернулась шумиха вокруг интервью, которое дал журналисту Амиту Сегалю (12 канал) бывший заместитель главы Специального Отдела по расследованию полицейских Моше Саада, где он рассказывает про ситуацию подковерной борьбы, обманов и подлогов на верхушке полиции и прокуратуры, ситуацию, будто взятую из фильма. Моше Саада рассказывает о том, как Начальник полиции (Альшейх) считал Особый Отдел по расследованию полицейских враждебной полиции организацией и стремился разрушить ее или подчинить себе, «используя преступные методы», и вообще руководил полицией именно такими методами, включая покрытие преступлений. А генеральный прокурор Шай Ницан покрывал его, потому что главной своей задачей считал расследование Натанияху, и ради этого был готов на любые компромиссы (по словам бывшего заместителя Особого Отдела по расследованию полицейских).

В общем, не скоро кино делается, а дело-то делается быстро…

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..