понедельник, 7 декабря 2020 г.

University of Cambridge: Письмо для человека неизвестно откуда: T‑S 10J10.9

 

University of Cambridge: Письмо для человека неизвестно откуда: T‑S 10J10.9

Бен Аутвейт. Перевод с английского Любови Черниной 30 ноября 2020
Поделиться425
 
Твитнуть
 
Поделиться

T‑S 10J10.9 представляет собой неполный текст письма, отправленного из Иерусалима в Египет и посвященного путешественнику, чьи странствия приняли весьма неприятный оборот. Письмо многие годы привлекало к себе большой интерес, поскольку в нем рассказывается история богатого человека, которого ограбили бандиты, и он пришел в Иерусалим с протянутой рукой. Но письмо неполное, и другие детали нам неизвестны. Над этим письмом работали множество историков, начиная с Джейкоба Манна, и высказывались самые разнообразные мнения по поводу личности адресата послания и самого несчастного путешественника.

T‑S 10J10.9, лицевая сторона, представление неизвестному лицу

Манн, опубликовавший письмо целиком в своей книге «The Jews of Egypt and Palestine under the Fātimid Caliphs» (1970 [1920–1922]: i 103, ii 111), описывает его следующим образом: получателя просят «проявить интерес к подателю письма» — «уважаемому и состоятельному обитателю этого места». Наместник наложил на пострадавшего такой штраф, что ему пришлось бежать, но, когда он добрался до Дамаска и отправился дальше в Иерусалим, его опять стали преследовать неудачи и он «стал жертвой разбойников, которые лишили его всего имущества». Манн утверждал, что письмо адресовано хаверу , вероятнее всего Эфраиму бен Шмарье, и было отправлено «несомненно, членом академии», т.е. Иерусалимской ешивы. Письмо было отправлено с целью мобилизовать богатую египетскую общину и собрать средства, чтобы вернуть несчастного на родину. Ш.‑Д. Гойтейн в предисловии к репринтному изданию «Jews in Egypt» Манна, вышедшему в 1970 году, отметил, что Манн не обратил внимания на дату, указанную в нижней части письма: 4795 (תשצ״ה), то есть 1034–1035 годы н. э. (Mann 1970 [1920–1922]: XXXI).

Позднее Гойтейн обратился к этому письму в собственной работе, во 2‑м томе многотомника «A Mediterranean Society» (1971: 544). По его мнению, «Шломо бен Йеуда пишет», чтобы собрать пожертвования для несчастного, таким образом он напрямую связывает письмо с Палестинской ешивой — как и предполагал Манн.

Норман Голб в серии публикаций, выходивших начиная с 1985 года по‑французски, по‑английски и на иврите, связывает это письмо с историей, рассказанной в другом документе — тоже в письме, опубликованном Манном и составленном общиной Арля (хранится в коллекции Британской библиотеки, Or. 5544.1). Это второе письмо посвящено мару Реувену из Руана (пишется רדום) в Нормандии. Последнюю версию истории мара Реувена можно найти в работе Голба «The Jews of medieval Normandy: a social and intellectual history» (1998), и если говорить кратко, то в отношении нашего письма исследователь предполагает следующее: T‑S 10J10.9 было написано либо «знаменитым Шломо бен Йеудой, либо его сыном» знатному человеку из Фустата (Golb 1998: 25–28) . Дата — конец 1034 или первые девять месяцев 1035 года — соответствует не только периоду пребывания в должности Шломо бен Йеуды, но и дате арльского послания. Так что, по мнению Голба, T‑S 10J10.9 продолжает собой историю мара Реувена, бежавшего от гонений во Франции. Очевидно, он «высадился в порту на побережье Сирии, вероятно в Бейруте, а затем отправился прямо в Дамаск… По пути из Дамаска в Иерусалим на него напали разбойники, после чего, по‑видимому, условия жизни в Иерусалиме показались ему весьма стесненными. Гаон и его приближенные узнали о его несчастьях из письма, написанного в Арле». Затем Реувен выразил желание отправиться в Египет, чтобы собрать там денег на возвращение во Францию и положить конец выпавшим на его долю невзгодам.

Моше Гиль обращался к T‑S 10J10.9 в нескольких публикациях, последней из которых стал пересмотренный английский перевод «A History of Palestine 634–1099» (1992). Он пришел к выводу, что письмо написал Авраам, сын гаона Шломо, и отправлено оно было, скорее всего, в Александрию, потому что автор передает привет кантору, чего Авраам не делал, когда писал в Фустат (Gil 1992: 526). Гиль не дает четкого ответа на вопрос о происхождении незадачливого путешественника, который бежал от огромного денежного штрафа, а потом был брошен грабителями израненным и без гроша, но предполагает, «что речь идет о человеке издалека, возможно, откуда‑то из Византийской империи» (Gil 1992: 526). Гиль рассматривает теорию, выдвинутую в отношении письма Норманом Голбом (в той версии, в которой она приводится в предшествующих публикациях, а не в монографии 1998 года), но считает ее лишь гипотезой, причем неубедительной, учитывая, что автор не забыл бы упомянуть, что путешественник прибыл из «страны франков», поскольку это факт необычный и важный для темы письма. Более того, мар Реувен Голба, похоже, собирался умереть в Иерусалиме, тогда как податель T‑S 10J10.9 выражал явное желание вернуться домой, עד אשר אשוב אל מקומי (Gil 1992: 549–551 n. 50).

Последним историком, который опубликовал T‑S 10J10.9 целиком и с переводом, стал Марк Коэн в монографии, посвященной бедности и благотворительности: « The Voice of the Poor in the Middle Ages: an Anthology of Documents from the Cairo Geniza (2005)». Здесь он описывает письмо как рекомендацию, данную «бывшему богачу, для которого настали тяжелые времена» (Cohen 2005: 53–54). Наиболее вероятным адресатом он считает Эфраима бен Шмарью, главу палестинской общины Фустата в первой половине XI века. Он отмечает, что податель письма пытается вернуться домой, и в скобках добавляет: «а где это, мы не знаем» (Cohen 2005: 53). В любом случае, по мнению Коэна, из сохранившейся части письма мы узнаем, что в Египте организован сбор средств для помощи еврейскому путешественнику, прибывшему издалека. Исследователь считает это важным, поскольку это говорит о благотворительных импульсах и организационных способностях средневековых еврейских общин. Коэн упоминает теорию Голба о том, что письмо посвящено Реувену бен Ицхаку из Руана, но соглашается с Гилем, который опровергал эту теорию и предполагал, что герой письма прибыл «вероятно, из Византии» (Cohen 2005: 54).

Учитывая, что перед нами только половина письма, подпись не сохранилась, а в утраченной части могли содержаться приветствия с упоминанием имени адресата, а также собственно адрес, неудивительно, что интерпретации до такой степени различаются. Однако в целом все исследователи согласны с фактами, изложенными в письме: оно было написано в 1034 или 1035 году из Иерусалимской ешивы, и идентифицируется почерк гаона Авраама бен Шломо. Письмо написано для человека, который некогда был богат, но по дороге из Дамаска в Иерусалим его ограбили. Что касается предложенных за многие годы интерпретаций, то они раскидывают сеть еще шире. Было ли письмо адресовано Эфраиму бен Шмарье в Фустат или другому лицу в Александрию? Александрия напрашивается, поскольку герою необходимо сесть там на корабль, чтобы вернуться домой. Значит ли это, что путешественник стремится в Византию (Гиль) или это продолжение печальной истории Реувена из Руана (Голб)?

Для исследований Генизы с ее порванными и разрозненными документами и утраченными фрагментами такие ситуации не редкость, и разные ученые заполняют лакуны по‑разному: одни проявляют минималистическую осторожность, другие используют компаративные методы и экстраполяции, третьи дают волю воображению. Но в данном случае нам повезло, и мы можем проверить эти гипотезы, поскольку мне посчастливилось найти недостающий фрагмент документа. Как мне это удалось? Я работал с другим письмом, написанным легко узнаваемым почерком Авраама бен Шломо а‑Гаона, и просто стал искать в Кембриджской электронной библиотеке все письма Авраама бен Шломо и просматривать полученные фрагменты. Очень скоро я заметил, что T‑S 10J10.9 представляет собой нижнюю половину письма, над которым я работал, и письмо аккуратно разорвано на две части .

T‑S 13J17.4, лицевая сторона, адрес хорасанского письма

Фрагмент T‑S 10J10.9 публиковался много раз благодаря любопытному рассказу, который в нем содержится, но и верхняя часть письма, T‑S 13J17.4, тоже хорошо известна. Это рекомендательное письмо, данное человеку из Хорасана. Его анализировали Манн, Аштор, разумеется, Гойтейн, а Гиль опубликовал его за номером 138 во втором томе своей книги «Palestine during the First Muslim Period (634–1099)» (1983). Гиль описывает его следующим образом (1983: II 248–249):

 

אברהם בן הגאון כותב, כנראה בשם אביו, אל אפרים בן שמריה בעניין איש סביליה, אשר מכתב שלו הגיע על־ידי אדם מחֻ׳ראסאן שבא לארץ־ישראל, שמואל בן סַהל.

 

(«Авраам, сын гаона, пишет, очевидно от имени отца, Эфраиму бен Шмарье, по поводу человека из Севильи, письмо которого позднее привез человек из Хорасана по имени Шмуэль бен Сагль, прибывший в Землю Израиля»).

 

Адрес на лицевой стороне указывает получателя:

«Дорогому и почтенному нашему, благородному, великому и святому господину и учителю Эфраиму, сыну мудрого Шмарьи, чья душа покоится в Эдемском саду, хаверу большого Сангедрина — да убережет его Твердыня от всякого вреда. Балдахин египетский».

Шафрир Мицраим (שפריר) — одно из ивритских обозначений Аль‑Фустата, где проживал Эфраим. Шломо бен Йеуда и его сын Авраам, который писал либо от имени отца, либо от собственного имени как «Четвертого» в ешиве, постоянно переписывались с Эфраимом, крупнейшим представителем ешивы в Египте. В характерном для их переписки и вообще для переписки XI века стиле письмо начинается с поэтических славословий. О деле начинают говорить только в строке 19, где переход к собственно теме послания отмечен традиционным для эпистолярного жанра существительным מגמה:

«А предназначение этих строк (ומגמת טורים אלה) — ради подателя их, которого зовут Шмуэль бен Сагль из страны Хорасан (כראסאן). С ним пришло письмо от одного из торговцев, что в Севилье [по имени] Саадья бен Моше, где говорится…» — здесь письмо прерывается в конце строки словами הודיע כי и немедленно продолжается первой строкой T‑S 10J10.9: האיש הזה מחשובי קהלו — «этот человек — один из знатных людей своей общины». Между двумя этими строками никакой текст не пропущен.

Реконструкция письма целиком — T‑S 10J10.9 +T‑S 13J17.4, лицевая сторона

Теперь, когда письмо лежит перед нами целиком, мы можем описать его на основании исключительно сохранившихся в нем фактов: письмо написано рукой Авраама бен Шломо Гаона и рекомендует подателя, Шмуэля бен Сагля из Хорасана, Эфраиму бен Шмарье в Фустате. Шмуэль покинул далекий Хорасан, потому что местный правитель наложил на него в наказание непосильный штраф. Он поехал через Дамаск и в итоге прибыл в Иерусалим с рекомендацией торговца Саадьи бен Моше. Это говорит о его положении в обществе и былом богатстве. К сожалению, по пути из Дамаска в Святую землю на него напали разбойники, которые ограбили и изранили его. Теперь он хочет отправиться в Египет и заручиться там помощью, которая позволит ему вернуться домой. Автор просит Эфраима организовать сбор средств для него в египетской общине.

Разумеется, полный текст письма показывает, что ряд предшествующих предположений, сделанных в отношении T‑S 10J10.9, неверны. Гиль, не имея на то достаточных оснований, предполагал, что письмо отправлено в Александрию — а в адресе сказано, что в Фустат, — и считал, что путешественник прибыл из Византии — гипотеза логичная, учитывая путь с севера, но не подтвердившаяся: путешественник прибыл из более экзотического Хорасана. Смелую теорию Голба, связывавшего письмо с реконструированной им историей Реувена бен Ицхака из Руана, приходится отбросить полностью: ее убедительно опроверг еще Гиль, а теперь она полностью противоречит фактам.

Однако, рискуя попасть в ту же самую ловушку, я бы предположил, что один аспект полного письма, который сохранился в верхней части и который Гиль считал очевидным, не соответствует действительности: «принес с собой письмо от Саадьи бен Моше, что в Севилье, которого он, очевидно, повстречал по пути» (Gil 1992: 623), в его издании — בשביליה (Gil 1983: II 247). Если Шмуэль ехал на запад из Хорасана через Дамаск, а оттуда на юг в Святую землю, то где бы он мог встретиться с купцом из Севильи? Купцы и торговые корабли из Севильи упоминаются в документах Генизы (Constable 1994: 21), и такая возможность могла представиться в крупном торговом городе Дамаск. Тем не менее, мне кажется, что здесь Гиля сбил с толку почерк Авраама бен Шломо: первая йуд — это лишь обычная для него завитушка от предшествующей бет, и мне кажется более убедительным чтение טו (ср. טורים двумя строками выше), а не ש. Поэтому я думаю, что следует читать это как בטיבריה в полном написании (необычно, но встречается: ср. בטיבריא в ктубе Bodl. MS. Heb. C13.13) . Мне кажется, что это лучше соответствует тому, что мы уже знаем: остановка в Тверии после выезда из Дамаска по пути в Иерусалим вполне логична. Шмуэля подстерегли, видимо, после отъезда из Дамаска и украли у него все — включая письма, которые он вез с собой, — до того, как он добрался до Тверии в Святой земле. В этом оживленном городе он получил новое рекомендательное письмо от тамошнего купца и именно его он показывает в Иерусалиме, где, лишившись товаров и надежд, человек из Хорасана принимает решение отправиться в трудный путь домой с помощью известной своей благотворительностью еврейской общины Египта.

 

Библиография

Cohen M. (2005). The Voice of the Poor in the Middle Ages: an Anthology of Documents from the Cairo Geniza.

Constable O. (1996). Trade and Traders in Muslim Spain: the Commercial Realignment of the Iberian Peninsula, 900–1500.

Gil M. (1983). Palestine during the First Muslim Period (634–1099), part II: Cairo Geniza Documents (hebrew).

Gil M. (1992). A History of Palestine 634–1099.

Goitein S. D. (1971). A Mediterranean Society: the Jewish Communities of the Arab World as Portrayed in the Documents of the Cairo Geniza, volume II: The Community.

Golb N. (1998). The Jews of Medieval Normandy: a Social and Intellectual History.

Mann J. (1970 [1920–1922]). The Jews in Egypt and Palestine under the Fātimid Caliphs (reprinted edition). 

 

Оригинальная публикация: The letter for a man from somewhere: T‑S 10J10.9

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..