понедельник, 7 декабря 2020 г.

УЧУЯВ ЗАПАХ ТУХЛЯТИНЫ

 

Герберт Маркузе и другие (Франкфуртская школа)

В 60-е годы, учуяв запах тухлятины, в американские университеты налетело воронье – радикальная европейская философия. Кто просто с лекциями, как Адорно, отсидевшийся в США во время войны и вернувшийся в Европу, ничего не поняв в Америке. Кто за профессорскими окладами, как Жак Деррида. Кто-то даже и не лично, только своими книгами. А Герберт Маркузе, успевший сбежать из Германии еще в 1934 г., очутился в США и здесь осел (после войны вернулся было во Франкфурт, но там не зацепился).

Photo copyright: Marcuse family, represented by Harold Marcuse, CC BY-SA 3.0

Начал Маркузе в 1933 г., перетолковав учение Маркса в духе его ранних “Экономико-философских рукописей 1844 г.” В свое время автор этих строк довольно много времени потратил в попытке разобраться с этими трудами молодого Маркса. В чем-чем, а в ясности мысли эти писания никак не обвинишь. Довольно долго ковырялся я в навозной куче, выискивая жемчужное зерно. Все, что удалось выковырять, это одна-единственная идея – капитализм есть зло по причине ОТЧУЖДЕНИЯ (понятие взято, кажется, у Фейербаха, тот взял, говорят, у Гегеля). Все остальное, сотни и сотни страниц – сплошные гегелеобразные ходы по кругам да спиралям – без абзацев, без развития мысли, без явственного смысла.

Маркузе, как видно, оказался умнее меня, не только построив на этом новую теорию марксизма, но и стяжав этим статус одного из ведущих мыслителей поколения (ох, как жалко поколение…).

Кроме оживления “призрака коммунизма”, человечество обязано Маркузе также созданием “критической социальной теории”. Затем он успешно скрестил Маркса с Фрейдом – во всяком случае гибрид явился: “Эрос и цивилизация” (1955).

Но все это не выходило пока за пределы академической среды. С приходом 60-х, Маркузе сообразил, что настало его время. В книге “Одномерный человек” (1964) он дал идейную основу радикальному студенческому движению (иначе говоря, революционной деятельности). В эссе от 1965 г. “Репрессивная толерантность” (приглашаю восхититься диалектикой – ну, Гегель, погоди!) он доказывал, что капиталистической демократии свойственны черты тоталитаризма. В странах победившего социализма он тоталитаризма в упор не видел. В другом, “Эссе о либерализации”, восславил войну Северного Вьетнама против Южного.

Наконец, в 1972 г. Маркузе написал нечто под названием “Контрреволюция и бунт” – предостережение о том, что “революции”, которой бредили радикалы, угрожает “контрреволюция справа”. Люди будьте бдительны, блин! Обожал выступать на всевозможных сборищах. Заработал титул отца Новых левых, от которого скромно отказывался. И напрасно: проповедуя марксизм несмышленой молодежи, он дал пропаганде коммунистов в той среде “научное обоснование”. Если судить об ученом по его школе, то вот вам первая отличница в школе Герберта Маркузе: Анджела Дэвис. В общем, интеллектуал той еще закваски.

Многие деятели немецкой культуры старались осмыслить то, что произошло в их любимой наикультурнейшей Германии. Томас Манн написал об этом роман “Доктор Фаустус”. Он бился над проблемой в контексте культуры (не как философ или историк), и ответ свой выразил в соответствующей форме, увидев в происшедшем один из архетипов европейской культуры: свою бессмертную душу Германия продала дьяволу. В процессе работы над романом, его консультантом по музыкальной части был Теодор Адорно.

Музыковед (говорят) высокого уровня и философ уровня курилки (ладно, пуская курилки в библиотеке), Адорно, как принято считать, принадлежал к Франкфуртской философской школе. Так условно называют созвездие немецких философов-марксистов (неомарксистов), взошедшее после Первой мировой на опустевшем небосклоне европейской мысли. К ним относят также и Маркузе, откуда можно видеть и направление этой Школы, и ее интеллектуальный уровень.

У философов Школы сложился консенсус в том, что нацизм был формой социального психоза. Такой ответ нашли они на вопрос, мучивший многих честных немцев. Улавливаете идею? Психоз – это болезнь, психотик не может отвечать за свое поведение, потому что оно не есть результат свободного выбора. Германия однажды заболела, поэтому она не несет ответственности за происшедшее.

И вот Теодор Адорно написал книгу “Авторитарная личность” (1950). Там, в частности, люди с консервативными взглядами оцениваются выше, чем “прогрессивные”, по так называемой “F-шкале”. Что еще за “F-шкала”? Это от слова “фашизм”. Следовательно, если кто и подвержен социальному психозу, так это консерваторы. И что ж тогда выходит у нас? Тогда выходит, что Гитлер – консерватор из консерваторов. Такой вот мыслитель, такой вот урок извлек из нацистского опыта своей страны. Всякий, кто не согласен с левыми радикалами, – психически нездоров и нуждается в психиатрическом лечении.

Пусть отдохнет советский профессор Снежневский, гнуснопрославленный “открытием” «синдрома вялотекущей шизофрении» (такой диагноз ставили диссидентам в СССР, чтобы поместить их в психушку).

Идеи Адорно развил другой засланец Школы, профессор истории Колумбийского Университета Ричард Хофштадер, в книге “Параноидальный стиль в американской политике”. Он рассматривал консервативных политиков в таких терминах, как “клинический случай”, “психическое расстройство”, “комплекс”, “избирательное восприятие”. Книга имела огромный успех у левой профессуры. Как заметил критик, “вместо спора с оппонентами, они могли теперь просто отмахиваться от них психиатрическими ярлыками”. Ладно еще отмахиваться – учить этому молодежь! Так выращивали поколения недоумков.

Как и в случае карательной психиатрии в СССР (выражение А. Подрабинека), Франкфуртская школа определяет психически нездоровыми тех, кто защищает свободу и достоинство личности. Соответственно, кто называет эти вещи пережитками проклятого прошлого, являет образец психического здоровья.

Вот все, что мог я узнать, про банду шарлатанов и пакостников, именуемую «Франкфуртской школой философии».

Евгений Майбурд

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..