понедельник, 7 декабря 2020 г.

"Мы уйдем в тень". Следует ли бороться с проституцией? Видео

 

"Мы уйдем в тень". Следует ли бороться с проституцией? Видео

Категория:  Общественно-политическая жизнь в России

На сайте Российской общественной инициативы появилось предложение о введении "шведской модели" борьбы с проституцией в России.

Многочисленные попытки регулировать эту сферу были и раньше, но ни к какому результату не приводили. Корреспондент Радио Свобода разбирался, почему, эксперты и секс-работники сомневаются в эффективности "шведской модели".

Секс-работницы на тренинге в движении "Серебряная Роза" в Санкт-Петербурге

Секс-работницы на тренинге в движении "Серебряная Роза" в Санкт-Петербурге

"Я занимаюсь секс-работой с 16 лет, и дело не только в деньгах, – рассказывает Елена. – Чтобы заниматься секс-работой, необходимо принадлежать к определенному психологическому типу и получать удовольствие от процесса прежде всего. Я его получаю".

"Боятся сидеть со мной за одним столом"

Из-за моей работы родственники не хотят со мной общаться

Сейчас она замужем, не так давно родила второго ребенка.

– Во время беременности делала перерыв в работе, вернулась уже с разрешения мужа, – рассказывает Елена. – Договорились, что я на работе, а он – с детьми.

Кроме мужа, о том, чем именно она занимается, никто не знает. Общество еще не готово относиться нормально к секс-работе, уверена Елена. Вовлеченные в нее девушки поэтому боятся показывать свои лица, используют фейковые аккаунты в соцсетях и часто сталкиваются с пренебрежением со стороны окружающих, если те узнают о сфере их деятельности.

– Некоторые родственники моего мужа узнали о моей работе и теперь отказываются сидеть со мной за одним столом и вообще общаться. Обидно то, что они даже особо ничего не знают. Больше себе надумали, – уверена Елена.

Сексуальное рабство

Уязвимость секс-работников – одна из основных проблем, которые уже много лет пытаются решить общественные организации. Они предлагают разные варианты. Один из них – введение "шведской модели" борьбы с проституцией. Она была принята в 1999 году и перевернула представление о секс-работе. Согласно принятому закону, за секс-услуги наказывать начали не работников, а их клиентов. В первые годы правительство Швеции утверждало, что число проституток на улицах значительно снизилось, так же как и женщин, привозимых в страну нелегально и продаваемых в сексуальное рабство.

Тренинг для секс-работниц в движении "Серебряная Роза"

Тренинг для секс-работниц в движении "Серебряная Роза"

Правительство Швеции демонстрировало свою модель борьбы с проституцией как наиболее успешную. В итоге ее приняли и в других странах: в Норвегии, Исландии, Канаде, Ирландии, Франции и Израиле. Инициатива о введении такой модели появилась и в России.

Всем известно, что полиция крышует проституцию

Пока проституция в России запрещена. По этому поводу в Кодексе об административных правонарушениях предусмотрено две статьи: занятие проституцией (ст. 6.11 КоАП) и получение дохода от занятия другого лица проституцией (ст. 6.12 КоАП).

Чаще всего секс-работникам вменяют "занятие проституцией". При этом, по официальным данным, количество дел по этой статье (ст. 6.11 КоАП) ежегодно, начиная с 2015 года, снижается: с более одиннадцати тысяч дел в 2016 году до чуть более шести тысяч – в 2019 году.

Секс-работники переместились в менее заметные места

О чем свидетельствуют эти показатели, сказать сложно, считает инфоменеджер Форума секс-работников Марина Авраменко.

– Это однозначно не говорит о том, что предпринимаемые властями меры по борьбе с проституцией показали свою эффективность. Достаточно посмотреть на количество анкет секс-работниц на сайтах, которых стало больше.

Скорее всего, секс-работницы стали более грамотными, знают о своих правах и не дают составлять на себя протоколы, говорит Авраменко. Другая возможная причина снижения количества административных дел по статье 6.11 КоАП – коррупция.

– Даже по сообщениям из СМИ видно, что секс-работников задерживают часто, но протоколы просто не составляются. Всем известно, что полиция крышует проституцию: девушек отпускают без составления протокола за определенную цену. В итоге реальных задержаний много, а протоколов мало. Так и формируется в России статистика, – уверена она.

"Секс-услуги будут всегда"

– Секс был и будет всегда. Услуги тоже. Значит, и секс-услуги будут всегда существовать в том или ином виде, – говорит Марина Авраменко. – Регулировать проституцию тоже не получится. Можно установить определенные рамки на время, но это не решает проблему и не устраняет явление.

Поэтому несмотря на то, что инициативу введения "шведской модели" борьбы с проституцией поддержали некоторые феминистские организации и НКО, эффективной эта инициатива не будет, утверждает эксперт:

– Когда говорят о ее плюсах, чаще всего ссылаются на то, что секс-работниц на улицах стало меньше после ее введения. Но так ли это на самом деле? Скорее всего, они просто ушли в другие сегменты или покинули видимые места, переместившись в менее заметные.

Секс-работникам приходится выбирать для встречи с клиентами места, которые не просматриваются камерами. В итоге они садятся в машину к незнакомому человеку, даже не обсудив деталей сделки. Что с ними произойдет дальше, никто не знает.

Правовое толкование закона о наказании клиентов, по словам Авраменко, говорит о том, что "шведская модель" никак не защищает секс-работников, потому что "покупка секс-услуг находится в главе преступлений против порядка управления. То есть считается, что клиент совершает преступление против государства. Штраф он тоже платит государству, а не секс-работникам. Какая им от этого закона польза, непонятно", – уточняет она.

Сегодня в России, по разным подсчетам, секс-работой занимаются от миллиона до пяти миллионов человек. Точную цифру назвать сложно, так как механизм подсчета не был выработан. В МВД говорят о миллионе человек. Лидер движения секс-работников "Серебряная Роза" Ирина Маслова считает, что секс-услуги в России оказывают около трех миллионов человек. Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин в 2007 году заявлял о 4,5 миллионах.

"Шведская модель" делает из меня дуру

Как именно были получены все эти цифры, непонятно. По словам Авраменко, четкого механизма подсчета нет ни у кого. Его пытаются вывести в крупных городах, но пока никаких исследований не проводилась. Вторая проблема подсчетов состоит в том, что у секс-работы нет точного определения. "Формально в эту же группу нужно относить содержанок, девушек, которые продают девственность, тех, кто получает какие-то услуги взамен на секс, вебкам-моделей, порноактрис и эскортниц", – отмечает инфоменеджер.

Один из самых простых способов понять, насколько секс-услуги распространены в России, – найти в интернете сайты рекламы интим-услуг в городах-миллионниках, например "Проститутки Перми", "Проститутки Красноярска", посмотреть на количество размещенных там анкет и умножить это число на десять. Так можно выявить примерное число секс-работниц в этих регионах, говорит Авраменко.

Все вынуждены прятаться и бояться

В соцсетях можно найти много аналогичных пабликов. Одна из самых популярных групп во "ВКонтакте" насчитывает более 30 тысяч подписчиков. Для многих из них секс-работа – основное занятие. Себя они называют "феями".

Осознанный выбор

Среди опрошенных Радио Свобода участниц сообщества не нашлось ни одной, которая бы выступала за введение "шведской модели".

– Она делает из меня недееспособную дуру, загоняет мою работу в еще большую тень, несправедлива к клиентам и стирает различия между хамоватыми и достойными покупателями услуг, делая их всех преступниками, – говорит Анна, одна из участниц паблика. – К тому же "шведская модель" способствует моей моральной деградации, так как ставит передо мной нерешаемую дилемму: будучи законопослушной гражданкой, должна ли я доносить полиции на клиента, нарушившего закон, ведь в предварительной беседе я сама же агитировала его воспользоваться моей услугой.

Секс-работники заведомо во всем виноваты

С ней согласна Елена. По ее словам, "шведская модель" ставит и секс-работников, и клиентов в уязвимое положение. "Все вынуждены прятаться и бояться", – добавляет секс-работница. Она уверена, что декриминализация проституции – наиболее эффективное решение вопроса. Потом нужно будет бороться со стигмой.

"Необходимые законы есть и сейчас. И сейчас запрещено грабить, бить, насиловать и убивать. Секс-работницы просто чаще становятся жертвами таких преступлений и не могут себя защитить, потому что их заведомо считают во всем виновными, а полиция неохотно принимает у них заявления", – говорит Елена.

Оказание секс-услуг – это осознанный выбор

Стигматизация проституции – одна из основных проблем сегодня, поддерживает ее другая участница паблика Мария. "За "шведскую модель" выступают фем-активисты. Лучше бы они говорили про стигму. Именно из-за нее секс-работники подвергаются насилию и чувствуют себя незащищенно", – считает она. По ее словам, пока нет ни одной модели борьбы с проституцией, которая бы устроила всех.

Поддерживая введение "шведской модели", ее сторонники заявляют о том, что проституция – это всегда насилие, так как такие услуги включают в себя нежелательный секс. Основной посыл заключается в том, что вовлеченных в эту сферу девушек нужно из нее вывести.

Средняя зарплата секс-работника в России – 83 тысячи рублей

"Оказание секс-услуг – это чаще всего осознанный выбор. Есть, конечно, случаи, когда девушек принуждают, но они единичные", – утверждает Мария. Ей вторит Авраменко. По ее словам, ошибочно думать, что у секс-работницы нет выбора. У нее может не быть возможности выйти из этой сферы, потому что она привыкла к хорошему заработку. В большинстве же российских городов другие неквалифицированные и даже квалифицированные специальности этого не предполагают.

Легализация как клеймо

Согласно исследованию "Серебряной Розы", средний ежемесячный доход секс-работника в России составляет около 83 тысячи рублей. Это в два раза выше средней зарплаты по данным Росстата (44 тысячи рублей в 2019 году). Многие секс-работники не против легализации, готовы регистрироваться как ИП или самозанятые и платить налоги, но пока существует стигма, никто не будет этого делать. "Это такое же клеймо – только не в МВД, а в налоговой. Если даже секс-работница захочет потом чем-то другим заниматься, все всегда будут знать, с чего она начинала", – отмечает Авраменко.

Участники Форума секс-работников изучают модели регулирование секс-работы в мире

Участники Форума секс-работников изучают модели регулирование секс-работы в мире

Попытки регулировать сферу секс-услуг в России предпринимались и раньше. В 2002 году главный венеролог России Анна Кубанова заявила о необходимости легализации проституции. По ее мнению, это должно было остановить рост распространения СПИД, ВИЧ и развития других венерологических заболеваний. В 2004 году в Госдуму был внесён законопроект "О легализации проституции", в которой предлагалось рассматривать секс-услуги как "разновидность экономической деятельности, подлежащей государственной регистрации". Законопроект был отклонен в первом чтении. В 2007 году с подобным предложением выступил лидер ЛДПР Владимир Жириновский, но его снова не поддержали в парламенте. Инициатива обсуждалась еще несколько раз. В 2018 году появилась даже петиция на change.org, но дальше обсуждения в сети и СМИ предложение не продвинулось.

Пытались регулировать проституцию и на региональном уровне. В 2012 году Белгородская область ввела некое подобие "шведской модели": местная дума запретила получение секс-услуг за деньги. Штраф для клиента составлял пять тысяч рублей. Просуществовала инициатива всего полтора года – потом ее признали не соответствующей положениям Конституции и запретили.




Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..