воскресенье, 7 февраля 2016 г.

ПАЛКИ В КОЛЕСА СЛЕВА

Image result for дов конторер
Дов Конторер.

Действующий ныне Закон об основах государственного бюджета был принят в 1985 году, и с тех пор Кнессет утвердил не менее полусотни поправок к нему. С принятием одной из таких поправок в 1992 году к статье 3 указанного закона добавилась статья 3а, носящая название "О финансовой поддержке общественных учреждений". Изначально в статье 3а содержалось восемь пунктов, определяющих, чтó есть общественное учреждение, и устанавливающих общие принципы финансирования таковых из средств государственного бюджета. В 1999 году была принята еще одна поправка к закону, расширившая один из пунктов статьи 3а и добавившая этой статье два новых пункта. Наконец, в 2011 году Кнессет вновь уточнил закон, добавив к нему статью 3б под названием "Сокращение бюджетного финансирования и иной поддержки в связи с антигосударственной деятельностью".
После общего положения о том, что подразумевается под расходами общественного учреждения, в тексте поправки 3б говорится: "Обнаружив, что общественное учреждение расходует средства на одну из указанных ниже целей, министр финансов может, с согласия профильного министра, через ведомство которого данному общественному учреждению выделяются бюджетные средства или иные средства государственной поддержки, и выслушав представителей данного учреждения, вынести решение о сокращении средств, выделяемых ему государством. Релевантные в связи с вышесказанным цели суть: 1) отрицание еврейского и демократического характера Государства Израиль; 2) пропаганда расизма, насилия и террора; 3) поддержка вооруженной или террористической борьбы, ведущейся против Государства Израиль иностранным государством и/или террористической организацией; 4) придание характера траурной даты Дню независимости Израиля и/или дню создания Государства Израиль, отмечаемому по альтернативному календарю; 5) осквернение или унижение государственного флага и государственного герба".
Далее в тексте поправки говорится, что соответствующее решение выносится министром финансов после консультации с юридическим советником минфина,  получения экспертного заключения относительно объема расходов, произведенных общественным учреждением на одну из указанных выше целей, и оценки возможных последствий сокращения бюджетного финансирования данного учреждения. В поправке также указывается, что сокращение средств государственной поддержки не может быть произведено в объеме, который более чем в три раза превышает расходы данного общественного учреждения на одну из указанных выше целей.
Неискушенному в юридических тонкостях человеку, каковым безусловно является автор этих строк, может показаться, что последний пункт поправки 3б лишает практического смысла все ее предыдущие пункты. Маленький рычажок блокирует действие большого и многосложного механихзма.
Достаточно представить себе, что некое общественное учреждение – пусть это будет театр, спортивный клуб или кружок юных химиков при мечети "Абу-Шахид" – ежегодно получает от государства субсидию в размере одного миллиона шекелей. Допустим также, что данное учреждение ежегодно вывешивает над своим зданием черный флаг в День независимости Израиля. Сколько стоит кусок черной материи размером метр на два метра, автору этих строк неизвестно, но мы едва ли ошибемся, предположив, что его можно приобрести за сто шекелей. Скорее всего, еще и останется на покупку древка, пригодного к многоразовому использованию.
Как мы помним, размер штрафной санкции не должен превышать указанную сумму более чем в три раза. Иначе говоря, общественное учреждение может отмечать День независимости Израиля как траурную дату, получая бюджетную субсидию от государства практически в том же объеме, в каком оно получало бы ее при иных обстоятельствах. Если это общественное учреждение захочет получить дополнительное удовольствие от праздника и потратится на покупку израильского флага, который будет сожжен в День независимости у входа в его здание, общая сумма расходов повысится очень незначительным образом, как и сумма возможной финансовой санкции для данного учреждения. И это – даже не касаясь вопроса об устных заявлениях любой политической направленности, которые могут делаться директором данного учреждения и всем его творческим коллективом без всяких сопутствующих расходов.

Ознакомиться с текстом Закона об основах государственного бюджета меня побудила реакция израильских СМИ на инициативу министра культуры и спорта Мири Регев, объявившей 26 января, что она готовит законопроект, который принципиально расширит ее полномочия при решении вопросов, связанных с финансированием культурных и спортивных учреждений. Регев полагает нужным добиться определенной корреляции между лояльностью государству и получением от него бюджетных субсидий.
"Я не намерена быть банкоматом, который автоматически выдает деньги клиентам, - говорит Регев. – Как министр, я отвечаю за использование общественных средств в сфере, доверенной моему попечению. При сегодняшнем положении вещей моя ответственность за решение связанных с этим вопросов оторвана от фактических полномочий и является по существу номинальной. Новый закон позволит мне принимать действительно ответственные решения относительно участия государства в расходах культурных учреждений. И если руководители этих учреждений ждут от государства финансовой поддержки, они должны будут осознать, что получение таковой требует уважения к законам и ценностям нашей страны".
В преимущественно левой среде израильских деятелей искусства назначение Мири Регев на пост министра культуры и спорта было сразу же встречено в штыки. Негативное отношение к ней дополнительно обострилось, когда она исключила спектакли хайфского театра "Аль-Мидан" из пакета субсидируемых государством культурных мероприятий. Поводом к этому стала постановка по пьесе "Параллельное время", автор которой Валид Нимер Дака отбывает пожизненное заключение за участие в похищении и убийстве израильского солдата. Регев подчеркнула тогда, что, нисколько не покушаясь на свободу творчества и признавая за хайфским театром безусловное право самостоятельно определять свой репертуар, она полагает, что свобода финансировать те или иные культурные проекты за счет израильского бюджета принадлежит государству.
Оказалось, однако, что в наших условиях министр не свободен принять такое решение. Бывший юридический советник правительства Йегуда Вайнштейн направил Регев письмо, в котором он изложил свое компетентное мнение о том, что израильское законодательство не позволяет министру культуры ставить финансовую поддержку того или иного учреждения в зависимость от содержательной стороны его постановок, публикаций и пр. По утверждению Вайнштейна, решение конкретных вопросов, связанных с государственным финансированием культурных проектов, находится в ведении "профессиональных инстанций, которые должны оставаться свободными от политического давления".
Иначе говоря, дело министра состоит исключительно в том, чтобы безропотно рассылать чеки по адресам, которые указываются ему "профессионалами". Ни на что другое выборная демократическая власть не годится: ведь если позволить ей принимать решения своим умом, может случиться такая нелепость, что голоса миллионов израильских избирателей обретут прямое влияние на политику государства.
В связи с этим скандалом мне уже приходилось напоминать о том, что 2000 году никакие "профессионалы" не помешали министру образования Йоси Сариду включить в программу израильских школ творчество Махмуда Дервиша, автора таких выразительных поэтических строк: "Убирайтесь куда хотите, только не оставайтесь с нами! Умирайте где хотите, лишь бы не среди нас! Убирайтесь из наших ран, из нашей земли, с суши и с моря, отовсюду". Точно так же семь лет спустя никто не позволил "профессионалам" оспорить решение Юли Тамир о включении в программу израильских школ с преподаванием на арабском языке учебника географии, популяризирующего концепцию Накбы, т.е. взгляд на создание Государства Израиль как на "беспримерную катастрофу палестинского народа".
О том, что дело министра – безропотно подписывать чеки, вспомнили в тот момент, когда левые партии лишились контроля над ключевыми ведомствами, курирующими политику государства в вопросах образования и культуры. Вайнштейн даже пригрозил Мири Регев тем, что любая законодательная инициатива, призванная изменить порядок вещей, лишающий ее полномочий, будет проверена им на предмет соответствия Основному закону о достоинстве и свободе человека. Но с тех пор Йегуда Вайнштейн благополучно отправился на заслуженный отдых, и Регев решила попытать счастья. 27 января подготовленный ею законопроект был представлен Комиссии Кнессета по вопросам образования.
В левых кругах сразу же вспомнили о том, что возможность сокращения госфинансирования культурных учреждений уже предусмотрена Законом об основах государственного бюджета, и на этом основании объявили предложение Регев совершенно излишним. Но указанный закон признает соответствующие полномочия за министром финансов, который должен лишь заручиться согласием профильного министра. И поскольку до вопросов культурной политики минфину, как правило, дела нет, введенная в 2011 году поправка 3б фактически оказалась мертвой буквой израильского закона.
Мири Регев не требует введения более строгих критериев, нежели те, что уже предусмотрены данной поправкой, но настаивает на том, чтобы право принятия решений с опорой на эти критерии признавалось не за минфином, а за профильным ведомством, будь то министерство образования или министерство культуры и спорта. И если мы наблюдаем сегодня истерику в связи с ее предложением, то связано это с тем, что мертвая буква закона никому не мешала.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..