воскресенье, 7 февраля 2016 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА О ФАШИСТАХ В БОРЬБЕ С ФАШИЗМОМ

Я, собственно, на прошлой неделе начала рассказывать об истоках современной философии современной борьбы с фашизмом. И начала рассказывали о Вилли Мюнценберге, пропагандисте, агитаторе, человеке, который первый создал «борьбу за мир» и «антифашизм». И я просто не хочу оставлять эту тему, поскольку, напоминаю, я завела ее, потому что как-то вот мы боролись в 2008 году против «грузинского фашизма», мы сейчас боремся против «украинского фашизма». ХАМАС борется против «израильского фашизма». Ну, и вообще, можно подумать: а как же эта борьба с фашизмом так испортилась?
Вот я, собственно, к тому, что все те идеологические клише, которые мы употребляем сейчас, они были изобретены в начале 20-го века, они были изобретены Коминтерном, агентами Коминтерна. Они, собственно, использовались ровно для того же самого – для массового оболванивания масс. Они были изобретены в рамках пропаганды, которой занимался Вилли Мюнценберг, и которую совершенно неправильно называть геббельсовской пропагандой, — потому что это нечестно по отношению к Вилли Мюнценбергу: это именно Геббельс был учеником Мюнценберга в этом смысле, — и которую поэтому правильно назвать «мюнценберговской пропагандой.
Итак, я напоминаю, что Вилли Мюнценберг был ближайший помощник Ленина. Единственная причина, по которой он не попал на тот самый поезд, запломбированный вагон, который ехал в 17-м году из Швейцарии в Россию, заключалась в том, что он был немецкий гражданин, и, соответственно, мог быть арестован за уклонение от военной службы в самой Германии. Поэтому Вилли остался, поэтому Вилли приехал в Москву уже в 20-м году, когда Коминтерн был создан. И поэтому первой задачей, которую поручил Ленин, Зиновьев, Радек – ближайшие друзья Вилли Мюнценберга, было создание Комитета помощи голодающим Поволжья.
Я напоминаю, что в это время голодающим Поволжья помогал Гувер, что американцы кормили 11 миллионов людей. Мюнценберг занимался другим. Он, во-первых, собирал не продовольственные товары, а деньги. Деньги эти он пускал: а) частично – на пропаганду о проклятых американцах, которые что-то требуют за свою помощь, и которые пытаются скупить Россию за свою помощь. А во-вторых, он делал то же самое, что делали американцы. Он с полного одобрения Советского Союза, руководства пытался скупить эту самую советскую Россию. Благодаря его комитету, который назывался Internationale Arbeiter Hilfe, советская власть скупала у самой себя на советской земле на советские же деньги предприятия. То есть это был первый коммунистический офшор, отмывающий государственные деньги и покупающий на них государственные предприятия. То есть это было какое-то коррупционное предприятие невиданного в истории размаха.
Даже самый умный человек в таких условиях стал бы миллиардером, но у Мюнценберга была удивительная способность проваливать любое коммерческое начинание, потому что, как многие будущие агитпроповцы, Мюнценберг не умел зарабатывать деньги – он умел только осваивать их. И, скажем, была совершенно потрясающая история в местечке, которое называется в Тройкино, которое было арендовано Мюнценбергом. И вот туда прибыли американские коммунисты с тракторами «Фордзон». Но мало того, что эти коммунисты не умели ни пахать, ни хозяйствовать — они, что самое удивительное, обращались с местными русскими, как с рабами.
И вот к 23-му году получилась совершенно удивительная вещь, потому что чудовищно расплодившийся штат этой организации Мюнценберга «прожирал» по 60 миллиардов совзнаков в месяц, торговал на черном рынке предназначенной голодающим «гуманитаркой»; устроил в Астрахани небольшую экологическую катастрофу. У них там тоже был заводик, который должен был перерабатывать рыбу, и вся эта рыба протухла, и они ее выкинули в речку. При этом штат Internationale Arbeiter Hilfe вел в Москве райскую жизнь с шоферами, кабаками. Но если бы человек посетил берлинский офис этой организации – а офис этот, понятно, что располагался в советском посольстве, — он никогда бы не подумал, что речь идет о предприятии с коммерческой составляющей, потому что все работники берлинского офиса были бесплатные добровольцы.
Собственно, почему я об этом рассказываю? Потому что это очень важная вещь. Не важно, что голод был устроен советской властью, важно, что Мюнценберг объявил его делом рук Запада. Не важно, что главную помощь голодающим Поволжья оказал Гувер. Важно, что «полезные идиоты» приписали ее Мюнценбергу. Не важно, что Internationale Arbeiter Hilfe была коррупционной схемой по приобретению собственности на советские же деньги. Важно, что публично это называлось «коллективной помощью пролетариев всего мира стране победившего социализма».
Судя по тираде Путина, он читает Навального…
Но, впрочем, если бы речь шла только об этом, я даже бы здесь и не говорил о господине Мюнценберге, а меня интересует, что стало происходить после 23-го года, когда организацию Мюнценберга стала захлебываться и рассыпаться вследствие чудовищных долгов, и, собственно, просто государство выкупило ее. А вот 18 мая 1923 года Мюнценберга бросили на новую работу: он возглавил Антивоенный антифашистский комитет. И тогда, собственно, был изобретен антифашизм. Точнее, там было две компании, которые были начаты – внимание! – в 23-м году. Первая компания гласила: «Руки прочь от Советской России!» Возникает вопрос: кто же это в 1923 году собирался нападать на Советскую Россию? Простой ответ заключается в том, что, напоминаю, Мюнценберг был немец, сидел в Германии. И в 23-м году разразился Рурский кризис: Франция ввела войска в Рур. И большевики собирались использовать его как предлог для коммунистического путча. Тогда компартия Германии спешно создавала штурмовые отряды. Красная Армия стояла у границ Польши в полной боевой готовности. В Питер было завезено зерно для снабжения революционной Германии. И даже главная газета германских коммунистов «Rote Fahne» 10 октября 1923 года печатает письмо Сталина о приближающейся германской революции. Вспомните: битва против «украинских фашистов». В полном соответствии с идеологией коммунистов.
То есть, напомню, что в 23-м году советские коммунисты были еще по-прежнему привержены идее мировой революции. Они рассматривали, собственно, Советский Союз, как затравочное образование, которой в ближайшее время будут присоединены Тюрингская, Саксонская, Баварская, ну и так далее, вплоть до последней Парагвайской республики. И, собственно, еще не рассматривался план мировой войны, который потом рассматривал Сталин, превратив Россию в фабрику по производству оружия. Тогда думали обойтись «местным Донбассом».
И, собственно, в итоге ничего у большевиков не вышло. Мы знаем сейчас про гитлеровский путч в ноябре 23 года. Но напомню, что ему предшествовали два коммунистических путча. Они оказались такими же неудачными.
И это я, к чему? Компания «Руки прочь от Советской России!» была развернута Мюнценбергом ровно тогда, когда Советская Россия сама готовила «Донбасс» в будущей Германской Советской Социалистической республике. Мюнценберг просто приписал намерения коммунистов их будущим жертвам, как, собственно, это делают сейчас все такого рода его последователи.
Но, собственно, борьба за мир, которую развернул Мюнценберг в то время, когда СССР сам готовил путч в Германии, станет главным содержанием деятельности всяческого рода «полезных идиотов» до самого конца Советского Союза. Еще важнее другая идеологема, придуманная Мюнценбергом: «антифашизм», в том же 1923 году изобретенный. Господа, скажите, пожалуйста, а кто же это у нас фашистом-то в 1923 году был – Гитлер? Гитлер еще под стол пешком ходил. Фашистом, конечно, в мае 1923 года был не Гитлер, а Бенито Муссолини, который действительно пришел к власти полгода назад в Италии. Собственно, что такое Муссолини? Это человек, который ненавидит традиционные для 19-го века ценности. Кстати, он бывший социалист был: свободное предпринимательство, социальный дарвинизм, примат рынка. Муссолини пытается построить корпоративистское государство, где крупный бизнес сотрудничает с властью и заботиться о рабочих. У Муссолини, естественно, есть культ вождя; есть некие рассказы о том, что итальянская нация превыше всего, но они не капитальные, я бы сказала так.
То есть так же, как и коммунизм, фашизм – это массовая идеология. В этом качестве он действительно опасен как непосредственный соперник коммунизма, который занимает ту же самую популистскую нишу, тот же самый плебс. С другой стороны, это такой карикатурный двойник, который способен скомпрометировать массовые идеологии любые в глазах интеллектуалов. И, собственно, мем, выдуманный Мюнценбергом и должен был предотвратить эту опасность, потому что пропаганда Мюнценберга фантастическим образом стала ставить знак равенства между фашизмом и буржуазной демократией, хотя фашизм именно являлся отрицанием буржуазной демократии. И согласно Мюнценбергу фашисты – это и были буржуа, а фашизм – это был просто инструмент в руках буржуазии, опасающийся коммунистов. То есть на самом деле левый истеблишмент с легкой руки Мюнценберга до сих пор именует своих противников фашистами каждый раз, когда не находит против них аргументов.
Что происходит дальше? В 27-м году Сталин окончательно отказывается в России от радужных надежд ранних большевиков о расширении Советского Союза путем череды национальных революций. СССР превращается в фабрику по производству оружия, которая должна завоевать весь мир. И тогда же в 27-м году Мюнценберг созывает в Брюсселе – что? – Всемирную антиколониальную конференцию, на которой самые различные люди, начиная от Джавахарлала Неру и Чан Кайши слушают, условно говоря, конголезских старейшин, которые обличают ужасы колонизации Бельгийского Конго. Естественно, конференция, которая началась в тот самый момент, когда СССР начинает превращаться в фабрику для производства оружия, проходит под лозунгом: «Против войны! За СССР».
Полностью финансируется конференция Москвой. Приглашенных на нее делегатов Мюнценберг уверяет, что он финансирует ее сам от доходов от своей медиа-империи, которая на самом деле убыточна и тоже финансируется Москвой. И, собственно, в Москву докалывает, что эти люди верят, что они делают это сами, и вера всячески эта должна быть сохранена.
Так Мюнценберг делает две вещи. Во-первых, он превращает себя в посредника, в гигантский политический офшор, через который Москва отмывает деньги, преобразуя их на Западе в поддержку левых интеллектуалов: от Анри Барбюса, который потом загадочно умрет в Москве до Альберта Эйнштейна, дружбу с которым Мюнценберг сознательно культивирует, и который ставит свои подписи практически под всеми резолюциями «полезных идиотов», сочиненными Мюнценбергом.
И самое главное… Я опять не могу докончить рассказ про этого удивительного человека, но я заканчиваю его на том, что антифашизм изобрели ровно для того самого, для чего он используется сейчас. И кроме этого, тот же человек, который изобрел антифашизм, изобрел еще один важный принцип, на котором работает современный левый дискурс. Он понимает важность общественного комитета, который пишет какой-то доклад, в котором написана на самом деле партизанщина, но этот доклад никто не читает, но все знают, что целый комитет, а не один человек что-то там написал. Всего лучшего, до встречи через неделю!
 КОД ДОСТУПА 6 февраля

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..