вторник, 28 июня 2022 г.

 

Почему такая истерия из-за абортов?

Почему либералы взбесились из-за дела Доббса – это феномен, который требует объяснения. Большинство либералов, в конце концов, понимают, что Суд не запретил аборты и фактически не наложил на них никаких ограничений. Он просто вернул вопрос об абортах в сферу политики, где он был до 1973-го года, и где он всегда должен был быть, тем самым положив конец полувековой узурпации власти Судом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: Mark Dixon, CC BY 2.0

Более того, законы об абортах в США чрезвычайно либеральны по сравнению с большинством стран — фактически по сравнению почти со всеми странами, не говоря уже о Северной Корее. Эта диаграмма впечатляюще показывает, насколько либеральны наши законы по сравнению с европейскими:

Диаграмма показывает, до какого срока беременности разрешены аборты “по желанию”.

Одним из многих смешных моментов истерии после дела Доббса было то, что президент Франции Эммануэль Макрон осудил это решение, хотя закон штата Миссисипи, который поддержал суд, более либерален, чем собственный закон Франции об абортах(В Миссисипи предельный срок для аборта “по желанию” – 15 недель, во Франции – 12)

Большинство либералов, без сомнения, понимают, что теперь им придется доводить свою позицию до избирателей, и что, когда пыль уляжется, американские законы об абортах будут очень похожи на европейские. И некоторые штаты будут крайне снисходительны — например, Нью-Йорк может легализовать детоубийство, что штаты могут делать совершенно свободно. Итак, еще раз – почему истерика?

Я думаю, что здесь есть несколько элементов, но самый основной из них заключается в том, что либералы (демократы) не хотят выносить вопрос об абортах на суд избирателей. Они не хотят излагать свою позицию. Они не хотят спорить и убеждать. Скорее, они хотят, чтобы любые взгляды, противоположные их собственным, были запрещены и не были услышаны. Делегитимизированы.

Это, пожалуй, главный факт политики 21-го века. Либералы не хотят спорить, они не хотят убеждать. Они хотят цензуры. Они хотят, чтобы какой-то высший орган, будь то Верховный суд, Твиттер или корпоративная Америка, объявил все взгляды, кроме их собственных, недопустимыми. Они не хотят участвовать в демократической политике, они хотят править указами. Несмотря на все их причитания о «нашей демократии», либералы меньше всего хотят идти на взаимные уступки, что обычно влечет за собой компромисс.

Я думаю, что это ключевая причина истерии левых по поводу дела Доббса. Для либералов необходимость спорить, убеждать, избираться, участвовать в черновой работе демократии, где вы не всегда побеждаете — это шаг назад. У них все шло своим чередом, а теперь… это.

В этом свете, я полагаю, понятны демонстрации, беспорядкипризывы к убийству членов Верховного суда и поджоги христианских родильных домов.

Игорь Питерский
Мой перевод из WHY THE ABORTION HYSTERIA?

Автор ухватил самую суть – дело вообще не в абортах. Напомню, что в американской политической терминологии “либералы” – это левые.

Кстати, для меня было новостью, что в такой передовой стране, как Финляндия, аборты просто “по желанию” запрещены. Тем не менее: “Финны шокированы решением США об отмене права на аборт”. Своим законом они не шокированы?

Хочу подчеркнуть, что речь именно об абортах “по желанию”. Во всех приличных странах есть отдельные нормы для абортов по медицинским показаниям, для жертв изнасилования, по социально-экономическим причинам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..