суббота, 7 августа 2021 г.

"Бывало всякое, но как сейчас - никогда". Российские журналисты - о давлении на СМИ

 

"Бывало всякое, но как сейчас - никогда". Российские журналисты - о давлении на СМИ

Иностранный агент

АВТОР ФОТО,

PETR KOVALEV/TASS

Издание "Холод" запустило флешмоб #запрещенная_профессия: с этим хештегом журналисты рассказывают, как пришли в профессию и как на них повлияли последние события - признание их коллег "иностранными агентами" и закрытие СМИ. Они по-разному оценивают драматизм ситуации, но сходятся в том, что она беспрецедентна.

"Все закроется"

"Российские власти решили окончательно задавить независимую журналистику - издания признают нежелательными организациями или СМИ-"иноагентами", их сайты блокируют, некоторым проектам приходится закрываться. В таких условиях работать становится все сложнее и опаснее, поэтому многие журналисты уезжают из страны или живут с постоянным ожиданием того, что они следующие", - говорится в описании проекта.

"Все время с тех пор, как я поступила на журфак, российской журналистике становилось все хуже, но, кажется, так плохо, как сейчас, не было никогда. Издания закрываются уже каждую неделю, звания "иноагентов" и нежелательных организаций раздаются направо и налево, десяткам независимых журналистов попросту негде дальше трудиться. Многим стало опасно даже находиться в стране", - написала в "Фейсбуке" главный редактор "Холода" Таисия Бекбулатова.

"У нас такая работа, что пафос в ней не очень уместен, но сейчас я его себе позволю. Я не понимаю, что дальше будет с моей профессией. Кто будет сохранять ее уровень, когда все закроется? - задает вопрос журналистка. - Зафиксируем происходящее - хотя бы для истории".

"Страшно, что это когда-нибудь может произойти и со мной"

Коллеги откликнулись. Они по-разному оценивают драматизм ситуации, но сходятся в том, что она беспрецедентна.

"С 10 класса я мечтала стать журналистом, - вспоминает специальный корреспондент "Коммерсанта" Ольга Алленова. - Сейчас, спустя 27 лет, я вижу, как сотни моих коллег, которые всю жизнь шли к этой работе, выдавлены из профессии. У меня не осталось надежды на то, что это изменится, - есть только понимание надвигающейся катастрофы, и сроки ее - всего лишь вопрос времени".

"Первую заметку в газету я написал в 1986 году, официально "живу с этого" с 1993 года и могу сказать, что бывало всякое, но как сейчас - никогда, - написал у себя в "Фейсбуке" редактор "Медузы" Валерий Игуменов ("Медуза" признана иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента). - Нытье нытьем, но до сих пор остается много людей, которые "продолжают продолжать". Надолго ли нас хватит, скоро увидим. Натужного позитива не хочется, но и эпитафию вроде рановато".

"Честно, меня накрыло. Бессилие и сомнения - а что дальше, а нужно ли все продолжать, а чего я хотела от профессии, когда зашла не в тот кабинет, - рассказала о своем состоянии корреспондент РБК Юлия Кошкина. - Пора признать: мы работаем, каждый день закрывая глаза на многое, обсуждаем чаще не тексты, а то, что уже не сможем написать, ушедших и уехавших коллег, а не тех, кто обставил нас с крутым эксклюзивом. Без нормальной конкурентной среды, без воздуха. Не хочу так работать, но и слышать "завязывай уже с журналистикой, найди себя в чем-то другом" тоже не хочу".

"Мне страшно видеть, как распадаются редакции независимых СМИ, которые, как и мы, каждый день рассказывали о важном, о том, что на самом деле происходит вокруг. Мне страшно видеть, как моих коллег преследуют, сажают в тюрьму, как они вынуждены уезжать из страны - просто потому, что они честно выполняли свою работу. И страшно, что это когда-нибудь может произойти и со мной", - пишет корреспондент "Новой газеты" Елизавета Кирпанова.

"Полоснули лихо. Сломали людям жизнь. Среди них те, с кем лично знакома, - комментирует телеобозреватель Арина Бородина. - Их всех либо оставили без работы, либо вынудили уехать из страны, потому что это угроза безопасности их жизни, либо радикально сломали текущую жизнь, потому что таковы реалии всех этих запретов российской власти, уничтожающей журналистскую профессию".

"Сейчас уничтожают или выдавливают все неподцензурные, неудобные медиа за их расследования, репортажи, рассказы и объяснения, как все устроено в нашей стране на самом деле. Это ужасает и злит. - пишет шеф-редактор издания "Утопия" Илья Панин. - Они уничтожают профессию, лишают любой возможности говорить хоть что-то, кроме осанн сильным мира сего. И мы даже догадываемся, за кем придут следующим".

"Но все это, похоже, волнует только самих журналистов", - предположила в своем-телеграм канале бывший редактор отдела медиа в газете "Ведомости" Ксения Болецкая.

"Правды о том, что происходит в стране, все меньше. Глянцевые лица телевизионных пропагандистов все больше воспринимаются как кино, не имеющее отношения к жизни в России, - рассуждает Алленова. - Люди, которые видят вокруг себя беспредел, а по телевизору - как все хорошо, сделают свои выводы. Тотальное недоверие людей к власти в какой-то момент перекроет все попытки этой власти пудрить нам мозги. Уже сегодня телевизор смотрят в основном пенсионеры. Люди моложе знают, что там информации нет - там только пропаганда".

"Журналистов заменят блогеры, которые могут не проверять информацию, не давать второе мнение и в целом не выдерживать правил журналистики. У радикальных ресурсов вырастет аудитория", - прогнозирует спецкор "Коммерсанта".

Что в России происходит со СМИ

В апреле этого года популярное издание "Медуза" признали иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента. В мае в реестр "иноагентов" внесли VTimes, созданное меньше чем за год до этого выходцами из "Ведомостей", откуда после смены собственника уволилась большая часть редакции. Проекты "Радио Свободы" и "Голос Америки" стали "иноагентам" еще в декабре 2017 года.

VTimes вскоре объявило о закрытии, а руководство "Медузы" публично заявляло, что будет сложно работать в прежнем режиме из-за оттока рекламодателей. Издание стали покидать журналисты. Представитель Кремля Дмитрий Песков при этом заявлял, что не видит проблемы для СМИ в ситуации, когда его причислили к "иностранным агентам".

Летом действия властей в отношении СМИ резко активизировались.

15 июля созданное выходцем из РБК Романом Баданиным расследовательское издание "Проект" было признано нежелательной в стране организацией. Это первый и пока единственный случай в России. Сотрудничество с нежелательной организацией грозит уголовной ответственностью. "Проект" объявил о прекращении работы в прежнем виде.

Баданин и еще семь журналистов 15 июля были как физические лица включены в список иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента. 23 июля министерство юстиции России внесло в реестр "иностранных агентов" еще пятерых журналистов, в том числе заместителя главного редактора "Проекта" Михаила Рубина.

Кроме того, список "иноагентов" 23 июля пополнило расследовательское издание The Insider. А 28 июля к главному редактору The Insider Роману Доброхотову пришли с обысками по делу о клевете.

На этой неделе, 4 августа, главный редактор "Открытых медиа" Юлия Ярош и ее заместитель Максим Гликин оспорили в суде решение минюста от 15 июля о присвоении им статуса СМИ-"иноагента". В тот же день Роскомнадзор, сославшись на требование Генпрокуратуры, заблокировал сайты "Открытых медиа" и "МБХ медиа". Оба этих СМИ были созданы опальным бизнесменом Михаилом Ходорковским.

На следующий день "Открытых медиа" и "МБХ медиа" объявили о своем закрытии, сославшись на то, что не могут гарантировать безопасность своим сотрудникам. "Иностранные агенты" Ярош, Гликин и еще один сотрудник "Открытых медиа" Илья Рождественский в итоге лишились работы.

Баданин и Рубин уехали в США. В интервью агентству Рейтер главный редактор "Проекта" говорил, что издание продолжит функционировать в той или иной форме, при этом он не планирует возвращаться в Россию в обозримом будущем, поскольку его может ждать уголовное преследование. Участникам нежелательных организаций грозят штрафы и лишение свободы сроком до шести лет колонии.

Доброхотов заявлял, что его издание не собирается подчиняться закону об "иностранных агентах". После обыска у него забрали заграничный паспорт.

Кремль отрицает, что власти преследуют СМИ по политическим мотивам. Из его заявлений следует, что любые действия против тех или иных изданий или их сотрудников проистекают из конкретных ситуаций и необходимости соблюдать российские законы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..