суббота, 7 августа 2021 г.

ВОРОВКА НА 5 МИНУТ

 

Воровка на 5 минут

30-го июля я вошла в магазин Target на углу Третьей и Мишн-стрит в Сан-Франциско с намерением украсть.

Photo copyright: pixabay.com

Всего несколько дней назад я была в том же магазине. Когда я входила, как раз выходил мужчина с коробками, полными дорогих предметов домашнего обихода. Он направился к эскалаторам, которые вели в вестибюль торгового центра внизу, а затем на улицу. Наблюдая, как он проскочил мимо очереди к кассе, я крикнула: «Эй, остановите этого вора!» Это был рефлекс, слова звучали глупо и архаично. «Разве вы не собираетесь что-нибудь сделать?», спросила я охранника в холле. Он покачал головой. Мужчина, наблюдавший за этой сценой, опираясь на свой велосипед, сказал мне: «Эй, вы слишком агрессивны; не надо так делать». Не желая спорить с незнакомцем о свободе слова, я вернулась в магазин, мне было любопытно, что еще я увижу.

Я стала свидетельницей того, как люди наполняли сумки и рюкзаки разными предметами. Все действовали неспешно – ни бега, ни драматических прыжков в подготовленные к бегству машины. Это не была организованная преступность в сфере розничной торговли, которую губернатор Калифорнии Гэвин Ньюсом недавно признал и пообещал сократить с помощью новой целевой группы. Это было обычное дело: берите то, что вы хотите, для личного пользования или для быстрой продажи на углу, и это превращается в привычку.

Опыт был удручающим. Я, конечно, и раньше видела, как люди воровали в магазинах, но никогда это не делалось так массово и так открыто. Вмешиваться не разрешается, сотрудники отворачиваются. Охранники могут выглядеть суровыми в их куртках с надписью «Безопасность», но в конечном итоге они бессильны. Это не их вина. Им не разрешено останавливать воров. Когда я увидела мужчину, набивающего рюкзак разными вещами, я сказала ему, что вызову службу безопасности. Он засмеялся. «Они не будут заниматься ерундой». Это правда, о чем недавно сообщил уволившийся охранник Target, рассказывая HearSay Media, как преступники становятся все более дерзкими.

Я задавалась вопросом, так ли легко воровать в розничной торговле, как кажется. Поэтому я вернулась в Target в сопровождении Дженни Шао, независимой видеожурналистки, чтобы выяснить это.

Мы вошли в магазин и сразу направились к прилавку с кофеварками, которые продаются за 49 долларов. Их не запирали за стеклом, поэтому я взяла коробку. Дженни призывала меня взять еще один предмет; я сопротивлялась. Взять, не заплатив – это для меня настолько оскорбительно, что, как только я взяла коробку в руки, меня начало трясти. За мной наблюдали? Я прошла мимо кассиров к выходу. Другой человек, как и я, уходил с сумкой, полной краденого. Он врезался в Дженни, и из его сумки выпал большой пластиковый игрушечный пистолет. Я спустилась по эскалатору со своим коллегой-вором.

Оказавшись внизу, я запаниковала. Когда мы входили, там находился охранник, поэтому я подумала, не скажет ли ему кто-нибудь по радио: «Женщина, крадущая кофеварку, уходит – задержите ее!» Но его там не было. Я вышла за дверь и оказалась на Мишн-стрит.

Успех! Я украла вещь стоимостью 50 долларов, даже если меня от этого тошнило. Я немедленно повернулась к вращающейся двери с этим предметом, который жег мне руки, бросилась через вестибюль, поднялась на эскалаторе и передала коробку сбитому с толку сотруднику. «Вот, возьмите, пожалуйста. Я просто хотела знать, насколько тяжело воровать в магазинах, и выяснила, что это совсем несложно, я не виню вас, и мне очень жаль», пробормотала я. Он взял кофеварку и смотрел, как мы уходим.

Я не хочу вдохновлять на воровство еще больше людей. Преступники, которых я видела, не казались организованными. Никто их не нанимал. Они просто пользовались возможностью, хватая то, что им нужно для личного пользования или для продажи на улице.

Как мы дошли до жизни такой? Основным фактором является Предложение 47 Калифорнии, в котором кража в магазинах и кража в крупных размерах были переквалифицированы из уголовного преступления в проступок, если стоимость украденного имущества составляет менее 950 долларов. Воры могут получить ненамного больше, чем легкий шлепок по рукам, но даже такие последствия маловероятны. Окружной прокурор Лос-Анджелеса Джордж Гаскон отказывается возбуждать уголовные дела за так называемые мелкие преступления. Окружной прокурор Сан-Франциско Чеса Будин (сын левых террористов) открыто заявляет о декриминализации воровства.

Тем временем магазины во многих городах Калифорнии закрываются, а болезнь распостраняется. Сеть Target уже сократила часы работы в Сан-Франциско, что нанесло вред и работникам, и покупателям. Не проходит и дня без грабежа или кражи в универмаге, аптеке, супермаркете или семейном магазине. Без последствий, поэтому нет причин останавливаться. Это слишком удобно и слишком выгодно.

Некоторые граждане больше не хотят оставаться в стороне. В Сан-Франциско Будина пытаются отозвать за неисполнение служебных обязанностей. Движение против него непартийное; его поддержка ослабевает. Битва за отзыв Ньюсома становится все более напряженной: согласно последнему опросу Института государственных исследований Беркли, почти половина калифорнийских избирателей заявили, что они проголосуют за его отставку на внеочередных выборах в сентябре, хотя Ньюсом по-прежнему имеет небольшое преимущество. Эскалация преступности в штате – главная причина поворота. Соперники Ньюсома, в том числе Ларри Элдер, Кевин Кили и Кейтлин Дженнер, обещают вернуть закон и порядок.

Возможно, нужен был такой уровень хаоса, чтобы появились другие лидеры. Люди хотят жить в безопасных, чистых и динамичных сообществах. Они хотят ходить по магазинам (или открывать магазины), не видя людей, которые опустошают полки и спокойно уходят. Сотрудники не хотят, чтоб им угрожали. Бизнесы хотят работать. Что касается меня, я отказываюсь от своей недолгой криминальной карьеры – даже если это проще, чем быть журналисткой.

Игорь Питерский

Мой перевод из Five Minutes a Thief.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..