понедельник, 6 ноября 2017 г.

К проблеме инспекции иранских ядерных объектов

К проблеме инспекции иранских ядерных объектов

Несколько дней назад состоялся очередной визит в Тегеран генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкиа Амано. Департамент информации МАГАТЭ объявил накануне его приезда, что тема режима инспекции иранских атомных объектов и контроля выполнения подписанных в июле 2015 г. в Вене договоренностей по иранской атомной программе — СВПД — станет основной во время визита Ю.Амано в Тегеран. Пресс-секретарь иранского МИДа Бахрам Касеми охарактеризовал этот визит главы МАГАТЭ в Тегеран как очередную встречу с иранскими лидерами в плане обмена мнениями по реализации СВПД и состоянии сотрудничества ИРИ с этой специализированной структурой ООН. По словам Б.Касеми, визит Ю.Амано в Тегеран свидетельствует о поддержке СВПД со стороны МАГАТЭ, ибо он прошел в ситуации, когда США позволяют себе делать «безответственные и неприемлемые заявления» по поводу СВПД. «При этом, мы хотим отметить, что генеральный директор МАГАТЭ постоянно заявляет о верности Ирана взятым на себя обязательствам, вытекающим из венских договоренностей».
Эта же тональность присутствовала на встрече гендиректора МАГАТЭ 29 октября с президентом ИРИ Хасаном Роухани. Х.Роухани охарактеризовал Агентство как главную и конечную инстанцию, подтверждающую выполнение Ираном своих обязательств по СВПД. По словам иранского президента, МАГАТЭ должно всегда держать нейтралитет, ставя в основу своей деятельности профессиональные, а не политические критерии. На сегодня сотрудничество ИРИ с МАГАТЭ оценивается в Тегеране сугубо положительно. «Надеемся, что на основе опыта сотрудничества МАГАТЭ с Ираном, достигнутого за последние годы, Агентство выдаст окончательное заключение о мирном характере иранской атомной программы». Иранский президент подтвердил верность своей страны СВПД и отметил, что Иран не будет первой страной, покинувшей это многосторонний договор. По его словам, ни Иран, ни МАГАТЭ не допустят заявлений, ставящих своей целью свести на нет значение венских договоренностей. Речь, разумеется, шла о заявлениях американского президента Д.Трампа, «последовательно пытающегося принизить значение СВПД. Это совсем не в пользу региональной стабильности и безопасности. Для противодействия этому обе стороны должны укреплять обоюдно полезное сотрудничество». Как написало иранское информагентство ИСНА, солидаризируясь с иранским президентом, глава МАГАТЭ охарактеризовал СВПД как «очень хорошее соглашение», и подтвердил, что Иран верен всем своим обязательствам, вытекающим из СВПД.
Все ли, однако, так однозначно? Всего несколькими неделями ранее, Ю.Амано в интервью Reuters утверждал, что все не так беспроблемно, и возможности МАГАТЭ в части инспекции «по одному из пунктов СВПД ограничены». При этом он вновь делал акцент на том, что по всем прочим компонентам СВПД инспекции проводятся досконально и Иран выполняет взятые на себя обязательства. По словам Ю.Амано, он бы приветствовал, если бы все подписанты венских договоренностей на специальной комиссии поговорили о проблемных пунктах СВПД, а полная транспарентность могла бы способствовать лишь прогрессу реализации этого документа.
В этой связи интересно отметить, что 28 октября одновременно с визитом в Тегеран Ю.Амано, пресс-секретарь Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камалванди в интервью информагентству Гостелерадио ИРИ заявил, что отныне инспекция иранских военных объектов проводиться не будет. По словам Б.Камалванди, инспекция военных объектов просто неправомочна, она может вызвать несогласие у многих внутри Ирана. В этом интервью он назвал опубликованное агентством Reuters заявление Ю.Амано пропагандистским и подтвердил, что требования МАГАТЭ на инспекцию атомных объектов не должны касаться не только военных объектов, но и всех прочих, не связанных с атомными процессами.
Попробуем прояснить существо вопроса. Как известно, хотя Иран подписал в июле 2015 г. СВПД, однако этот документ до сих пор подвергается жесткой критике со стороны духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи и его ближайшего окружения, считающего и неоднократно озвучивавшего свое мнение о том, что СВПД учитывает лишь интересы Запада, а для Ирана невыгоден. Противоположного мнения, как известно, придерживается нынешнее руководство США, постоянно заявляющее, что венские договоренности выгодны лишь Ирану и создают лишь ему односторонние преимущества. Главным недостатком СВПД американский президент как раз и считает то, что документ не создает стабильный механизм проведения инспекций со стороны инспекторов МАГАТЭ. Совет управляющих МАГАТЭ – высший коллективный орган этой международной структуры еще в середине декабря 2015 г. на своем специальном заседании на основании доклада генерального директора Агентства закрыл досье возможного военного компонента иранской ядерной программы. Однако до сих пор нынешние критики СВПД утверждают, что принятие такого решения вряд ли можно было считать правомерным, ибо по проблемам наличия у иранского атомного проекта военной составляющей до сих пор имеются вопросы, которые и составляют часть выдвигаемых президентом Д.Трампом претензий к СВПД. Об этом заявляли и высокопоставленные функционеры МАГАТЭ. Так, экс-заместитель генерального директора МАГАТЭ Оле Хайнонен в интервью фарсиязычному радио «Фарда» утверждал, что закрытие военного досье иранской ядерной программы не было проведено надлежащим образом, и решение по этому вопросу можно характеризовать как по сути своей политическое, оставившее без удовлетворения многие профессиональные вопросы. «Совет управляющих МАГАТЭ волен принимать любые решения, которые ему заблагорассудится. Так было сделано на этот раз, вопреки обычному порядку работы Агентства».
Вернемся, однако, к заявлению Б.Камалванди, который в уже цитированном выше интервью информагентству Гостелерадио ИРИ затронул и опубликованное накануне визита Ю.Амано в Тегеран письмо 13 американских сенаторов, которое он определил как «напрасные усилия» в плане нагнетания обстановки в международной плоскости, «недостойные внимания». В этом письме, адресованном 13 сенаторами-республиканцами американскому представителю в ООН Ники Хейли, законодатели потребовали инспекции иранских военных объектов со стороны МАГАТЭ и ужесточения проверки истинного положения дел в вопросе выполнения ИРИ своих обязательств по реализации СВПД между Ираном и шестью мировыми державами-посредниками. В письме одновременно выражается озабоченность существующим положением в сфере инспекций иранских атомных объектов со стороны МАГАТЭ в свете выполнения СВПД. Как следует из письма, во время подписания СВПД тогдашний американский президент Б.Обама обещал, что в рамках этого соглашения инспекторы МАГАТЭ смогут проводить инспекции любых вызывающих их подозрение объектов в любой точке Ирана. На деле, однако, такого не происходит. «Заявление иранцев о том, что инспекторы МАГАТЭ не смогут более попасть н военные объекты, — говорится в письме, — доказывает , что режим посещения подозрительных с точки зрения МАГАТЭ объектов не соблюдается». Без этого, утверждают авторы письма, невозможно составить полноценную картину нынешнего состояния реализации иранской ядерной программы на тех условиях, которые определены СВПД. Вот почему они потребовали от Ники Хейли обратить внимание на проблему контроля именно этого аспекта. Реагируя на новые коллизии, касающиеся возможностей инспекции «подозрительных» объектов в Иране, американский Конгресс должен до середины декабря текущего года выработать свое мнение по поводу возможного продления в прежних объемах антииранских санкций, что способно поставить под вопрос само будущее СВПД. Речь идее о статье 83 СВПД с тремя подпунктами, где говорится о проектировании и производстве техники двойного назначения, имеющей выход на производство ядерного оружия.
В упомянутом выше интервью информагентство Reuters спросило генерального директора МАГАТЭ, могут ли инспекции специалистов его структуры контролировать подобную деятельность. На это Ю.Амано ответил, что в рамках инспекций МАГАТЭ такие возможности «ограничены». Однако возникает вопрос, почему вообще у инспекторов МАГАТЭ есть необходимость тщательного обследования ряда объектов в Иране. Дело в том, что в Иране имеется несколько объектов ядерной инфраструктуры, по поводу которых имеются предположения, что внося их в число военных объектов, иранцы пытаются закрыть вход на них инспекторам. Это касается объекта Парчин, Натанз и других, где, как думают критики СВПД, тайно ведутся работы по развитию военного компонента иранской ядерной программы.
Почему же, находясь в Тегеране, Ю.Амано не затронул эти вопросы в беседе с президентом Х.Роухани? Вместо этого, на состоявшейся по завершении визита совместной с директором Организации по атомной энергии Ирана Али-Акбаром Салехи пресс-конференции, Ю.Амано попросил всех участников СВПД выполнять свои обязательства по венским договоренностям. Более того, уже после своего визита в Тегеран, выступая 30 октября на Международной конференции по атомной энергии в Абу-Даби, Ю.Амано, как написало иранское информагентство «Фарс», вновь заявил, что Иран верен своим обязательствам по ядерному соглашению, а инспекторы МАГАТЭ не сталкиваются ни с какими трудностями при выполнении своей миссии в ИРИ. «Это было главной темой моих переговоров в Тегеран». Можно ли после всего этого ожидать объективности в очередном докладе МАГАТЭ?
Месамед В.И.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..