среда, 20 сентября 2017 г.

ДИНА РУБИНА О ВДОХНОВЕНИИ И РОССИИ

Сегодня свой день рождения отмечает популярный прозаик, автор десятков сборников и лауреат престижных литературных премий Дина Рубина. Корреспондент «Подмосковье сегодня» Алина Махиня узнала, как писательница относится к личному празднику, куда в России заглянула впервые, и каким должно быть произведение, чтобы стать литературной классикой.
ЧЕЛОВЕК СОЧИНЕННЫХ СУДЕБ
- День рождения – это тот праздник, который подталкивает к подведению неких итогов, размышлениям о пройденном жизненном пути.  Дина Ильинична, как вы относитесь к этому личному празднику? 
- Стараюсь по возможности не думать, ни о каких эпохальных этапах, не «размышлять о пройденном пути», и уж ни в коем случае не подводить итогов. Все эти сакральные даты чередования годов рождения ровным счетом не производят в моей ментальной епархии ни малейшего дуновения. Я человек совершенной конкретики. Я же не философ, у меня другая профессия: я - писатель, человек историй и судеб, как правило, сочиненных. Мне есть, грубо говоря, что делать с моими мыслями. К чему мне вся эта глупость с «подведением итогов»?
- Существует мнение, что слово «вдохновение» применимо только к поэтам, а проза – это каждодневный скрупулезный труд. Согласны ли вы с этим?
- Не могу себе представить идиота, у которого существует подобное мнение. Сочинение хороших стихов, как и хорошей прозы, это тяжелый психофизический процесс, выматывающий творца настолько, что к концу дня он не может шевелить конечностями. Это труд, понимаете? В том числе, и мышечный. Что касается моментов, в которые работа движется легче, чем обычно… такое бывает, но, как правило, это случается в конце пути создания книги, когда уже все ясно – с характерами, основными положениями сюжета, всей конструкцией произведения…И вдруг тебя озаряет какая-нибудь   изящная мысль добавить то-то и то-то… И вот, когда эта мысль особенно тебя тешит, и ты понимаешь, что данным диалогом, описанием встречи…пейзажем, наконец, ты украсишь то, что и без того тебе явно удалось…вот тогда работа может тебя радовать и катиться, как по рельсам.
- Весной этого года вышла ваша откровенная книга «Бабий ветер», а сейчас вы уже пишите новый роман о русской деревне. Где и каким образом насыщаете себя для создания новых героев, образов будущего произведения? 
- Понимаете, ведь работа писателя – она не линейная: закончил одну книгу вчера, а сегодня начал другую. Нет, все, что у меня в работе сегодня, собиралось годами, накапливалось в блокнотах и записных книжках, в разных файлах в компьютере. А поскольку я не могу не работать, то по окончании одной книги уже брезжит, уже теснит ее книга другая, всегда более интересная, чем та, которая вот-вот закончена, ибо она еще только в воображении, и значит – идеальна.
К ЧЕРТУ ДУХОВНОСТЬ
- Какими, по вашему мнению, признаками, характеристиками должны обладать современные произведения, чтобы стать классикой?
 - Да все теми же, что и в прошлых веках: они должны волновать ум и душу, заставлять проживать всю историю вместе с героем так сильно и ярко, как будто все это происходит с самым родным человеком. Помните, Довлатова: «Самое большое несчастье моей жизни – смерть Анны Карениной». И это не шутка.
- Какие книги вы любите читать, чье творчество приносит вам духовное удовольствие?
- Это трудный вопрос. Я много читаю, что называется, «по работе» - когда работаю. Это могут быть справочники, воспоминания, научные книги… и все они могут вполне доставлять мне удовольствие в данный момент просто потому, что я добываю из них полезные для работы факты. Еще я люблю во время серьезной работы читать английские детективы: хорошие, изящные, добросовестно переведенные детективы, на которые не уходит ни грамма серого вещества, необходимого для работы над собственной книгой. Люблю насыщенные воспоминания интересного мне человека – воспоминания, где присутствует не только его творческое «я», но и люди, эпоха, искусство…Да: и слово «духовное» - так договоримся, да? – тоже идет вслед за теми, вышеупомянутыми клише. Я вообще люблю язык простой, не канцелярский, не высокопарный, обиходный и человеческий. К черту духовность со всеми ее «скрепами» и прочим барахлом.  Я люблю профессионалов, мастеров своего дела.
ЛИТЕРАТУРА – ПРОСТО ЛИТЕРАТУРА
- Вы периодически проводите встречи с читателями как в России, так и за рубежом. Влияет ли менталитет почитателей вашего таланта на атмосферу таких встреч, или литература в этом случае объединяет, стирает границы?    
- Неважно что там объединяет или стирает литература. Литература - это всего-навсего литература: прочитанная книга (книги), которые вас задевают или вовсе не задевают, и потому вы просто не являетесь на встречу с данным писателем. Это я к тому, что на встречи со мной приходят люди задетые, заинтересованные моими книгами, и такие встречи – конечно, разные в разных аудиториях, – всегда тревожат, наполняют ожиданием. Всегда получаются весьма полезными – для меня.
- Где в Московской области вы бывали в последний раз? Какие остались впечатления? 
- Была у меня осенью большущая поездка по России - и в Туле выступала, и в Нижнем Новгороде… А дальше рванула в Сибирь, на Урал, на Алтай…Там потрясающе интересно! Вот и в Тарусе побывала впервые, и в чудесном Поленово… Много радости.
0
 
245

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..