воскресенье, 5 июня 2022 г.

Я перестала давать детям сахар, и вот что из этого вышло

 

Я перестала давать детям сахар, и вот что из этого вышло

80% детей ежедневно потребляют сахар в три раза больше рекомендуемой нормы. Одна многодетная мать решила перевести сыновей на новый режим питания. Что из этого вышло, читайте в материале The Telegraph.

Для школьников сахар – тема неприятная, поэтому после уроков я стараюсь давать детям печенье и шоколадки подальше от глаз других родителей. Существует много суждений относительно того, чем мы кормим наших детей; я знаю, что рисовые лепешки и хумус полезны, но небольшой перекус не принесет вреда при условии здорового ужина. Все должно быть в меру, так ведь?

Тем не менее, Университетский колледж Лондона провел исследование, согласно которому 80% детей употребляют опасное количество сахара – к семи годам его количество достигает 18 чайных ложек в день при рекомендуемом максимуме в шесть. Тут я начинаю сомневаться, не слишком ли у нас все в меру.

Цифры поистине ужасающие: уровень детского ожирения бьет все рекорды: к моменту окончания начальной школы избыточный вес имеют четверо из 10. Исследование с участием 1000 детей в возрасте от двух до восьми лет, проведенное Европейским центром по борьбе с ожирением, показало, что при наличии избыточного веса сердце начинает испытывать трудности уже к 6 годам от роду, что повышает риск сердечных заболеваний, диабета и проблем с печенью.

Между тем, наиболее распространенной причиной госпитализации детей в возрасте от пяти до девяти лет является кариес; из-за зубной боли многие пропускают школу. “Нездоровое питание убивает больше людей, чем табак. Главной причиной смерти наших детей можно назвать неправильное питание”, ˗ подтверждает мои опасения Грэм Макгрегор, председатель агитационной группы Action on Sugar.

Тщательное изучение этикеток любимых пудингов и сухих завтраков моих детей помогает понять, как быстро сахар копится в их организме: например, по пятницам, когда на завтрак мы едим шоколадные конфеты, мой шестилетний ребенок поглощает дневную норму сахара еще до того, как приходит в школу. А по субботам, если девятилетний сын убедит купить ему кока-колу, то после одной банки получит на 10 г больше дневной нормы. Их любимые хлопья Coco Pops содержат две чайные ложки сахара; к счастью, в течение недели они едят Weetabix, где его в четыре раза меньше.

Открыв простой, но познавательный калькулятор сахара NHS, я понимаю, что на прошлой неделе мои сыновья 8 и 9 лет могли съесть до 55 чайных ложек сахара, и это при том, что врачи и 42 считают избытком. С чувством вины я пытаюсь оправдать свое небрежное отношение к сахару: возможно, это потому, что мои дети не сходят от него с ума, знают меру (кроме малыша, которого в потреблении сладостей нужно сдерживать) и никогда не наедаются сахаросодержащими продуктами. Мы с мужем не большие любители сахара, но можем съесть несколько кусочков шоколада после еды или выпить бутылочку газировки после занятий спортом или в ресторане, если жарко. Не хотелось бы пополнить ряды тех лицемерных родителей, что располагают иным набором правил для детей.

Тем не менее, по словам профессора сердечно-сосудистой медицины Макгрегора, не стоит обманывать себя в том, что они едят слишком много сахара: “Когда ребенок ест рафинированный сахар, он быстро всасывается в кровь, повышая уровень гликемии, ˗ объясняет он. ˗ Чем больше съесть, тем больше хочется, но чувства насыщения это не дает, а потому и является основной причиной ожирения”.

Имея в виду данную информацию, я принимаю решение никогда больше не давать детям сахар. Я готовлюсь сообщить им эту новость, но немного смягчаюсь после обсуждения проблемы с дипломированным диетологом Джулией Вольман (Julia Wolman), которая не считает нужным сажать детей на диеты. Посмотрим, что произойдет, если исключить из их рациона рафинированный сахар (и искусственные подсластители) хотя бы на две недели.

“Что бы вы ни делали, не говорите им, что сократили потребление сахара, ˗ предупреждает Вольман. ˗ Если они узнают о запрете, то зациклятся на упущенных возможностях”.

Я наивно полагала, что это будет легко, ведь я смогу и дальше давать им продукты с натуральными сахарами: фрукты, молоко и хлеб из муки грубого помола. По выходным они едят только домашнюю пищу. Ну а без выпечки и булочек мы вполне сможем обойтись в течение этих двух недель, а соками и коктейлями вообще не увлекаемся. Согласно исследованию Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, на долю этих напитков приходится больше всего сахара в детском рационе.

Вольман объясняет, что в сравнении с цельными фруктами смузи, соки и фруктовые пюре, хоть и не содержат рафинированного сахара, вызывают резкий скачок уровня глюкозы и инсулина ввиду ускоренного прохождения через кишечник. То есть любимые фруктовые паучи и персиковые йогурты моего малыша не так полезны, как я думала.

Поскольку в понедельник утром на столе нет привычных коробок с хлопьями, даже Weetabix, а вместо этого на выбор предлагаются вареное яйцо с сыром или натуральный йогурт с фруктами, я боюсь, что мальчики заподозрят неладное, но нет. Старший рано утром отправляется в клуб, а я в это время обычно веду остальных в местное кафе, где разрешаю им съесть маленькую булочку с шоколадной крошкой (9 г сахара). К счастью, сегодня солнечно, и они с удовольствием играют на детской площадке без перекусов. Когда я прихожу домой, то отправляю учителям мальчиков электронное письмо с подробностями эксперимента – к этому времени дети уже съели утренний перекус в виде кусочка сдобной булочки (3 г сахара). Учителя обещают отучить их от пудингов, теплого паштел-де-ната (9 г сахара), который подается с дыней. Никогда прежде не чувствовала себя такой занудой.

Одним из плюсов режима без сахара является то, что после уроков я без зазрения совести открываю на детской площадке контейнер с перекусами: пита, кусочки сыра и черника. По словам Макгрегора, для детей период между окончанием уроков и ужином является “часом сахарного колдовства”, когда многие дети начинают поглощать нездоровую пищу, причем с возрастом проблема усугубляется из-за большого количества рекламы фастфуда на телевидении и в Интернете. “Это совершенно безнравственно, ˗ говорит он. ˗ Рекламодатели постоянно вербуют новых адептов культа суррогатной пищи, не имея при этом ни малейшего понятия о последствиях”. Планы правительства ввести запрет на рекламу бонусов при покупке нездоровой пищи отложили до 2023 года, а инициативу по переносу всех соответствующих роликов на вечерний час эфира и позже ˗ до 2024. Таким образом, прививать детям основы здорового питания необходимо с малых лет. У нас сложилась такая культура, при которой снэки упаковываются в блестящую, шуршащую обертку, но, как считает Вольман, настало время вернуться к тем временам, когда перекус представлял собой мини-обед в виде бутерброда и фруктов, овсяного печенья и сыра. “Питательные перекусы не требуют больших усилий, зато требуют планирования: я отдаю предпочтение мини-рулетикам с хумусом или сливочным сыром, а также пите с хумусом”, ˗ говорит она.

И все же мои дети презрительно смотрят на контейнер со здоровым перекусом. “Не хочу питу, ˗ жалуется восьмилетний. ˗ И чернику не люблю”. К содержимому никто практически не притрагивается, и я чувствую себя виноватой перед ними, однако за ужином они съедают по полноценной порции чили кон карне и по яблоку. Я довольна результатом. Перед сном шестилетний сын просит меня почитать его любимую книгу “Пончик Арни”, и я задаюсь вопросом, не страдает ли он от сахарной абстиненции, но с отходом ко сну проблем не возникает ни у кого.

К среде мальчики каким-то чудом все еще не замечают запрет на сахар, а учителя явно о нем забыли, поскольку все трое рассказали, что вместе с пудингом им давали леденцы. Я начинаю просматривать меню и вижу, что их кормили органическими леденцами со 100% натуральным фруктовым соком, однако внимательное изучение материалов по вопросам питания помогает определить, что в них содержится 11,9 г сахара. Вот как пищевая промышленность сбивает родителей с толку, говорит Макгрегор: фруктовый концентрат, который используется в так называемых здоровых перекусах, паучах с детским питанием и йогуртах, не перестает быть быстро усваиваемым сахаром. Вольман, однако, советует не зацикливаться на подсчете граммов: хотя леденцы не так полезны, как кусочки свежих фруктов, поскольку сделаны из жидкости, сахар по крайней мере поступает напрямую из фруктов, а в них содержатся антиоксиданты и витамины.

“Прежде чем изучать цифры на этикетках продуктов питания, просмотрите список ингредиентов, и, если пища содержит фрукты или молоко, сахар будет из фруктозы или лактозы, а они вызывают не такой высокий скачок уровня глюкозы в крови, ˗ объясняет она. ˗ Вы также можете замедлить его усвоение, предложив вместе с фруктовым сахаром кусочек сыра или другого белка. После школы вместе с упаковкой смузи я даю своим детям несколько хлебных палочек”.

В пятнице мой муж преисполнился уверенности в том, что дети стали лучше себя вести. Сама я большой разницы не заметила, хотя могу сказать, что самый эмоциональный ребенок ведет себя чуть спокойнее. В поиске информации о воздействии сахара на поведение я узнаю, что на самом деле не существует никаких научных исследований, которые доказывали бы его связь с детской гиперактивностью (его скорее вызывают условия окружающей среды и недосыпание), хотя Макгрегор утверждает, что проведение исследований в области питания весьма затруднительно. Многие ученые считают, что некоторые дети более других чувствительны к сахару – в частности, к быстрому повышению и снижению уровня глюкозы в крови, – и многие родители это мнение разделяют.

Несомненным является то, что режим без сахара помогает мне чувствовать себя хорошей матерью: на завтрак я не даю детям сладких хлопьев и йогуртов; пудинги они едят исключительно из свежих фруктов; после школы мы отменили все перекусы, и без них к ужину дети успевают хорошенько проголодаться.

“Зачастую всего несколько изменений в распорядке дня и режиме могут способствовать развитию более здоровых привычек в еде”, ˗ говорит Вольман.

Теперь возникла другая проблема: старший сын собирается в гости к другу, что неизбежно повлечет за собой употребление рафинированного сахара, а потом мы едем к моим родителям, которые испекли в честь нашего приезда шоколадный торт. Я иду наперекор совету Вольман и признаюсь им о двухнедельном эксперименте без сахара в надежде, что это вдохновит их продолжать и в выходные. Ничего подобного. Вместо радости по поводу достигнутого все трое начинают паниковать и протестовать. “Но ведь в следующий вторник на экскурсии нам дадут печенье “Орео”, ˗ плачет старший. ˗ А что будет, когда мы поедем к бабушке с дедушкой?” Его младший брат спрашивает: “А на следующей неделе сахара будет больше?”

Вольман о таком предупреждала. Мальчики не думали о сахаре, а теперь зациклились на том, когда в следующий раз его получат. По ее словам, это доказывает невозможность полного запрета. “Вы контролируете только то, что можете – в вашем случае это потребляемое вашими детьми дома. Если вы попытаетесь контролировать то, что они едят в других местах, неизбежны разногласия и стрессы”.

Но что делать, если ребенок страдает ожирением? Если бы у мальчиков был избыточный вес, я бы еще отчаяннее пыталась сократить потребление сахара. Тем не менее Вольман настаивает, что не стала бы запрещать детям сахар вне зависимости от ИМТ.

“Позволение наслаждаться вредностями в рамках спланированного приема пищи или перекуса делает их мнее желанными, и дети не чувствуют себя плохо из-за их употребления”, ˗ говорит она. Родители должны проявлять осторожность в формировании правильных привычек в еде, поощрять физические упражнения, спорт и сон, а также не позволять проводить много времени перед экранами гаджетов. “Чем более строгими мы становимся в отношении того, что едят наши дети, разделяя продукты на хорошие и плохие, полезные и вредные, тем больше негативных ассоциаций создаем, ˗ говорит Вольман. ˗ Мы не можем игнорировать статистику и медицинские заключения; они пугают и шокируют, и естественная реакция заключается в желании закрыть на все глаза. Но с эмоциональной и психологической точки зрения есть и другие исследования, согласно которым дети, подвергающиеся ограничениям, потребляют больше”.

Если вы считаете, что школы, няни, бабушки и дедушки регулярно дают вашим детям слишком много сахара, обговорите с ними варианты правильных перекусов и десертов, говорит она. “Нас всех накрыло разнообразием дешевых полуфабрикатов на полках супермаркетов, но теперь нужно вернуться к истокам”. Говоря с детьми о еде, мы должны придерживаться “пищевой нейтральности” и не считать продукты исключительно хорошими или плохими, просто наш организм нуждается в некоторых группах продуктов больше, чем в других.

“Родители, которые прилагают много усилий для контроля питания, часто сталкиваются с наибольшими трудностями, да и сами имеют чересчур беспорядочные отношения с едой, ˗ говорит семейный психолог доктор Холли Саймонс. ˗ Поговорите со своим ребенком о еде как о “топливе”: как она питает кишечник, а он, в свою очередь, ˗ мозг, и не поддавайтесь искушению использовать перекусы в качестве взятки или эмоциональной поддержки. Говоря что-то вроде “Если тебе грустно, съешь печенье ˗ станет лучше”, вы запускаете цикл поиска утешения в сахаре”.

Я определенно виновата в этом. И чувствую себя неудачницей, потому что Гектор зациклен на том, кому из друзей теперь отдавать печенье. Саймонс не велит быть к себе столь строгой. Очень многие родители, которые к ней обращаются, чувствуют то же самое, когда пытаются контролировать рацион своего ребенка и отказываться от всего. “Вы начинаете считать то, что едят ваши дети, показателем вашего личного успеха как родителя, а это вредит здоровью всех вовлеченных лиц”, ˗ говорит она. Работа родителей, продолжает психолог, состоит в том, чтобы обучать детей правильному питанию и предлагать им на выбор различные продукты, однако ожидать от них постоянного употребления здоровой пищи неразумно.

Учитывая вышеизложенное, я перестала упоминать об эксперименте “без сахара”. Мальчики подозревают, что я о нем забыла (как и обо всех угрозах), но я тихонько продолжаю в том же духе, пока не истекут две недели, предлагая вместо десерта фрукты, а в качестве перекуса – сыр и питу, параллельно наблюдая за тем количеством дополнительного сахара, что они получают вне зоны действия моего контроля.

Все не так плохо, как я думала. Если не считать кусочка (или трех) маминого шоколадного торта, печенья и школьных пудингов (в которых обычно содержится не более половины чайной ложки сахара), они едят на удивление мало рафинированного сахара, если, конечно, к нему нет доступа дома.

Когда они подрастут и будут самостоятельно ходить из школы домой, как я смогу быть уверена в том, что в магазине на углу они не купят что-то вредное? Если вы заложили хорошие основы, ваши дети не станут переусердствовать, говорит доктор Саймонс, хоть и признает, что недавно нашла обертку от целой пачки печенья в рюкзаке сына. “Я полагаю, что, пока это происходит не каждый день, детям полезно учиться самоконтролю и делать собственный выбор, ˗ говорит она. ˗ Ребенок, который ест все сладости, ˗ это ребенок, который не знает, когда снова их увидит”.

Я знаю, что подсчитывать не рекомендуется, но ничего не могу с собой поделать: когда по истечении двух недель я возвращаюсь к калькулятору сахара NHS, то выясняю, что за неделю старшие мальчики съели около 26 кубиков сахара (включая газировку, торт в выходные и минимум один сладкий пудинг в школе в день) – то есть почти вдвое меньше. Это представляется мне большим достижением, особенно с учетом нечастых жалоб с их стороны.

Я планирую придерживаться умеренного подхода к рафинированному сахару: не запрещать полностью, но покупать намного меньше продуктов с его содержанием. По словам Макгрегора, в течение шести-восьми недель вкусовые рецепторы восстановятся, и вкус сладостей и газированных напитков покажется им слишком приторным. Что ж, время покажет.

Анна Тизак (Anna Tyzack)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..