пятница, 20 мая 2022 г.

НЕПРАВИЛЬНАЯ ЭЛИТА

 

Неправильная элита

“Поэтому для эффективного ответа на царящий в нашем веке эгалитаризм необходимо продемонстрировать абсурдность, антинаучность, самопротиворечивость эгалитарной доктрины, а также катастрофические последствия эгалитарной программы. Однако, этого будет мало, поскольку такой подход упускает из виду сущностную природу эгалитарной программы: она является не более чем маской для удержания власти правящих сегодня леволиберальных интеллектуальных и медийных элит. Поскольку эти элиты являются классом, формирующим общественное мнение, от их власти нельзя избавиться, до тех пор, пока угнетенной общественности, инстинктивно противостоящей этим элитам, не будет показана истинная природа сил, которые правят ею. Выражаясь лексикой “новых левых” конца 1960-х годов, правящая элита должна быть “демистифицирована”, “делегитимирована” и “десакрализирована”. Ничто не может способствовать ее десантификации больше, чем публичное осознание истинной природы ее эгалитарных лозунгов.” – Мюррей Н. Ротбард, “Эгалитаризм и элита”.

Неправильная элита

Photo copyright: pixabay.com

Во время дискуссии на недавнем мероприятии Института Мизеса одна из участниц назвала университет Лиги плюща, в котором учится ее сын, “элитным”, хотя и сетовала на извращенные правила, навязываемые администрацией. Эти правила, кстати, в подавляющем большинстве случаев поддерживались как студентами этого конкретного колледжа, так и их родителями.

Другой участник дискуссии ответил: “Нам нужны новые элиты!” под аплодисменты аудитории.

Это очень точно. Нам отчаянно нужны новые и лучшие элиты, потому что политический класс в Америке последние сто с лишним лет разрушал образование, медицину, дипломатию (мир), деньги, банковское дело, большой бизнес, литературу, искусство и развлечения. И при этом сегодня у него хватает наглости нападать на неизбежную популистскую реакцию на его собственные удручающие неудачи!

Первый шаг в этом процессе — отказ от санкционирования нами существующих элит везде, где только можно. Это может быть просто, как выключить CNN, или сложно, как не посылать ребенка приобщаться к увядающему престижу университета Лиги Плюща. Мы должны повернуться к ним спиной. Мы должны уничтожить стимулы и институты, которые делают возможным их незаслуженный элитный статус.

Незаслуженный в данном контексте означает связанный с государством. Эта черта, как никакая другая, характеризует сегодняшние “неестественные” элиты, которые обязаны своим статусом в основном связям с государством, а не собственным заслугам. В некоторых случаях это трудно разделить: некоторые представители элиты, такие как Джефф Безос, блестяще проявили себя на рынке, но при этом поддерживают глубокие связи с худшими представителями американского государства. Amazon продает облачные услуги целому ряду преступных федеральных агентств, а сам Безос единолично владеет органом ЦРУ — газетой Washington Post.

Российские олигархи, о которых в последнее время много говорят в новостях, тоже относятся к этой категории неестественной и недостойной элиты. Хотя словарное определение слова “олигарх” довольно прямолинейно — член правящей элиты, обладающий почти абсолютной политической властью, современное его использование более широко. Это слово стало означать “иностранный миллиардер, наживший деньги нечестным путем”, и употребляется, например, применительно к Владимиру Путину и его предполагаемым миллиардным активам, накопленным со скромной зарплаты. Но не только Путин получил власть и богатство благодаря тесным связям с элитой бывшего Советского Союза, скупая по дешевке государственные активы в период кумовства в начале 1990-х годов. Неужели у всех этих людей, как у Романа Абрамовича с его акциями лондонского футбольного клуба “Челси”, теперь конфискуют имущество? Какой закон оправдывает это, какой суд выносит такое постановление, и какое полицейское ведомство осуществляет арест? Эти пустяковые вопросы о “верховенстве права” остаются без ответов; нам не до таких мелочей, ведь мы воюем с Путиным!

Но разве американские элиты не олигархи? Если мы рассмотрим связи между государством и корпорациями, мы найдем множество американских примеров, помимо вышеупомянутого Безоса. Профессор Нью-Йоркского университета Майкл Ректенвальд ввел в обиход термин “правительственные компании”, чтобы описать публично торгуемые компании, такие как Google и Amazon, которые настолько тесно связаны с федеральным правительством, что их уполномочили действовать в качестве государственных агентов. Если задуматься о том, насколько далеко простирается эта связь, сколько представителей американских элит действительно заслуживают своего статуса?

Рассмотрим Илона Маска, который недавно продал часть своих акций Tesla и приобрел 9-процентную долю в Twitter, получив при этом место в совете директоров. Его богатство частично заслуженно обусловлено его усилиями по созданию и продаже PayPal; его деловой хваткой при инвестировании доходов от PayPal; и его дальновидными, неутомимыми усилиями по созданию как Tesla, так и частной компании SpaceX. Конечно, человек с его интеллектом и предпринимательским драйвом — это естественная, достойная элита?

Может быть. Тем не менее, часть его богатства, его акций Tesla обусловлена государственными субсидиями, которые помогли создать рынок для его электромобилей, а SpaceX заключила прямой контракт с NASA. Возможно, г-н Маск и без этих субсидий был бы вполне состоятельным и успешных, но их наличие делает ответ на этот вопрос более сложным.

Являются ли Обамы олигархами? В конце концов, их чистый капитал в 70 миллионов долларов, как сообщается, полностью сформировался за счет их пребывания в Белом доме. А как насчет Джорджа Буша-младшего с его 40 миллионами долларов, учитывая, что он унаследовал деньги, а затем продал свой нефтегазовый концерн компании, принадлежащей Джорджу Соросу? Вспомните Джо Байдена, чье состояние выросло с менее чем 30 000 долларов(!) в 2009 году до почти 10 миллионов долларов сегодня. Он буквально не имел нормальной работы с 1970 года! Наверняка он олигарх, в смысле незаслуженного богатства и власти?

А как насчет Стейси Абрамс, кандидата в губернаторы штата Джорджия, которая в 2018 году заявила о чистом капитале в $109 000, а сейчас показывает чистый капитал в $3,17 млн? Что она построила или создала? Является ли она олигархом, получившим незаслуженное богатство и статус исключительно благодаря политике? А как насчет Андерсона Купера из CNN, который родился богатой семье Вандербильт, учился в элитных школах (не говоря уже об обязательной стажировке в ЦРУ), а затем получил видную платформу на главном кабельном канале? Заслуживает ли он хоть в какой-то мере своего статуса?

Российские олигархи, американские политики и миллиардеры, связанные с государством, — все они сделаны из одного теста: они не заработали или не полностью заработали свое богатство и положение в обществе. Но мы должны понимать, что так будет. Правление элит до некоторой степени, действительно неизбежно. Его можно обнаружить в каждом сообществе, в любое время и в любом месте. Демократия не решает и не меняет эту проблему, а лишь перемещает обретение статуса с заслуг перед обществом на политическую деятельность. Демократия просто создает другие, худшие элиты в виде постоянного управленческого класса, который отражает согласие управляемых не более, чем Путин отражает волю всех россиян.

Политическая и экономическая свобода, результатами которых является свобода и процветание обычных людей в любом обществе, является мерилом того, являются ли элиты естественными или неестественными, достойными или недостойными. В самых бедных и коррумпированных странах элита наполняет свои счета в швейцарских банках, паразитически высасывая из граждан их скудные ресурсы. В самых богатых и наименее коррумпированных странах элиты ведут себя гораздо более благожелательно (например, принц Ханс-Адам II в Лихтенштейне). Большинство стран Запада сегодня находится где-то посередине. Но ковидный кризис показал нам, что ситуация снова ухудшается.

Нам нужно не устранять элиты, а создавать лучшие.

В своем эссе “Естественные элиты, интеллектуалы и государство” Ханс-Германн Хоппе описывает, как современные государства узурпируют роль достойных людей в обществе, обладающих естественным авторитетом:

Такая теория была представлена Бертраном де Жувенелем. Согласно его взглядам, государства являются порождением естественных элит: естественный результат добровольных сделок между владельцами частной собственности является неэгалитарным, иерархическим и элитарным. В каждом обществе несколько человек приобретают статус элиты благодаря таланту. Благодаря высоким достижениям в богатстве, мудрости и храбрости, эти люди обладают естественным авторитетом, а их мнения и суждения пользуются всеобщим уважением. Более того, благодаря избирательному браку и законам гражданского и генетического наследования, позиции естественного авторитета, скорее всего, будут передаваться в нескольких знатных семьях. Именно к главам этих семей с давними достижениями, дальновидностью и образцовым личным поведением обращаются люди со своими конфликтами и жалобами друг на друга. Эти лидеры природной элиты выступают в роли судей и миротворцев, часто бесплатно, из чувства долга, ожидаемого от человека, наделенного властью, или из заботы о гражданском правосудии как частном “общественном благе”.

Небольшой, но решающий шаг в переходе к государству состоит именно в монополизации функции судьи и миротворца. Это произошло после того, как один член добровольно признанной естественной элиты смог настоять, несмотря на противодействие других членов элиты, на том, чтобы все конфликты на определенной территории рассматривались им. Конфликтующие стороны больше не могли выбирать другого судью или миротворца.

Как нам найти “хорошую” элиту, мудрых лидеров, благожелательные действия которых будут направлять мир в нужную сторону? Лидеров, которые заботятся о цивилизации, собственности, процветании, мире, справедливости, честности и благотворительности? Нужно начать с того, что м ы должны отвернуться от политики, СМИ, академических кругов и популярной культуры и обратиться к реальным примерам вокруг нас. В нашей семье, на работе, в социальных кругах и местных сообществах есть мужчины и женщины, которые могут заменить наших неестественных повелителей. Мужчины и женщины, которые понимают неравенство и человеческие различия как неизбежную отправную точку человеческого общества, которая, по мнению Людвига фон Мизеса, позволяет “сотрудничать более талантливым, более способным и более трудолюбивым с менее талантливыми, менее способными и менее трудолюбивыми”, что “приводит к выгоде для обоих”.

В этом и заключается проблема эгалитаризма. Прогрессисты всех политических направлений выступают против идеи естественной элиты не из-за их эгалитаризма или нелюбви к иерархии: они выступают против этой идеи, потому что она предполагает иерархию, созданную не ими. Естественность элиты также означает, что интеллект, способности, привлекательность, харизма, мудрость, благоразумие и спокойная уверенность — все эти качества очень неравномерно распределены в природе — становятся характеристиками тех, кто имеет большее влияние в обществе.

Правительство в большинстве случаев совершенно безнадежно. Нам не нужны элиты для управления; рынки выполняют эту функцию гораздо лучше и гораздо более демократично. Мы должны сосредоточиться на промежуточных институтах гражданского общества, спасая те, которые можно спасти, и создавая новые там, где нанесенный ущерб слишком велик. Мы начнем этот процесс с реальной элиты, с настоящих “взрослых в комнате”. Мы отчаянно нуждаемся в десакрализации нынешней элиты и замене ее гораздо лучшими и благородными людьми.

Джефф Дейст

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..