суббота, 16 апреля 2022 г.

Американцы не были неграмотны до введения массового государственного школьного образования

 

Американцы не были неграмотны до введения массового государственного школьного образования

Еще три месяца назад (статья написана в 2020 году,- прим.ред.) родители во всем мире не подозревали о масштабных изменениях в образовании своих детей. Закрытие школ, вызванное пандемией, привело к “массовому хоумскулингу”, о котором старший научный сотрудник FEE Керри Макдональд писал два месяца назад. Кто знает, может быть, миллионы подростков, которые не ходят теперь в государственные школы, получат такое же хорошее образование, каким оно было до вмешательства правительства.

“Что?” — воскликнете вы! “Разве до того, как правительство сделало образование обязательным и не начало субсидировать его, оно не было очень плохим, а то и вовсе отсутствовало? Так говорили мне мои школьные учителя, поэтому это должно быть правдой”, — скажете вы.

Дело в том, что, по крайней мере, в ранней Америке образование было лучше и оно было более распространено, чем думают сегодня многие. Иногда образование не было “книжным обучением”, но оно было функциональным и построенным для того мира, с которым сталкивалось большинство молодых людей в то время. Без ноутбуков и плавательных бассейнов и за малую часть тех денег, которые сегодня тратят государственные школы, американцы сделали себя удивительно образованным народом в первые сто лет своего существования.

Несколько дней назад я вспомнил о замечательных достижениях раннего американского образования, читая захватывающую книгу Стивена Мэнсфилда “Битва Линкольна с Богом: Борьба президента с верой и что это значило для Америки”. В ней прослеживается духовный путь 16-го президента Америки — от пламенного атеиста до человека, чьими последними словами, сказанными жене в тот трагический вечер в театре Форда, было обещание “посетить Святую землю и увидеть места, освященные стопами Спасителя”.

Через некоторое время я приведу показательный развернутый отрывок из книги Мэнсфилда, но сначала я хотел бы предложить несколько отличных, связанных с ней работ, которые в основном взяты из архива FEE.

В книге Роберта А. Петерсона 1983 года “Образование в колониальной Америке” были приведены некоторые потрясающие факты и цифры. “Федералистские статьи”, которые сегодня редко читают, а тем более, понимают даже в наших университетах, — говорит Петерсон, — были написаны для простых людей и читались ими. Уровень грамотности был таким же высоким или даже выше, чем сегодня”. Невероятно, но “исследование, проведенное в 1800 году компанией DuPont de Nemours, показало, что только четверо из тысячи американцев не умели читать и писать разборчиво”.

В 19 веке, пишет Сьюзен Алдер в книге “Образование в Америке”, “родители даже не думали о том, что правительство каким-либо образом несет ответственность или должно нести ответственность за образование детей”. Только в одном штате (Массачусетс) до Гражданской войны действовали законы об обязательном школьном образовании, однако уровень грамотности в целом по стране был одним из самых высоких в нашей истории.

В Великобритании наблюдались аналогичные тенденции. В 1996 году Эдвин Вест написал в книге “Образованность до введения обязательного образования в Великобритании и Америке в XIX веке”, что “когда было введено обязательное образование (в 1880 году), более 95% пятнадцатилетних подростков уже были грамотными”. Более века спустя “40 процентов 21-летних в Соединенном Королевстве признались, что испытывают трудности с письмом и правописанием”

Законы против обучения чернокожих рабов были приняты еще в 1740 году, но желание читать оказалось слишком сильным, чтобы помешать неуклонному росту образованности даже в условиях рабства. В целях религиозного воспитания нередко рабов обучали чтению, но не письму. Многие научились писать сами или с помощью других людей, готовых обойти закон. Усилия правительства по запрету образования чернокожих на Старом Юге, возможно, были не более эффективными, чем сегодняшние законы о наркотиках. Те, кому это было нужно, могли это получить.

По оценкам, уровень грамотности среди рабов накануне Гражданской войны составлял от 10 до 20 процентов. К 1880 году почти 40 процентов чернокожих на Юге были грамотными. В 1910 году, за полвека до того, как федеральное правительство вмешалось в финансирование К-12, грамотность чернокожих превышала 70 процентов и была сопоставима с грамотностью белых.

Дэниел Латтье в статье 2016 года под названием “Действительно ли государственные школы улучшили грамотность американцев?” объяснил, что государственная система школьного образования не является гарантией того, что молодые люди действительно научатся хорошо читать и писать. Он приводит шокирующие результаты исследования, проведенного Министерством образования США: “32 миллиона взрослых американцев неграмотны, 21 процент читает ниже уровня 5-го класса, а 19 процентов выпускников средних школ функционально неграмотны, что означает, что они не могут читать достаточно хорошо, чтобы вести повседневную жизнь и выполнять задачи, необходимые для многих рабочих мест”.

Обязательные государственные школы были созданы в Америке совсем не из-за того, что частное образование не справлялось со своей задачей.

Как пишет Керри Макдональд в книге “Государственные школы были созданы для индоктринации иммигрантов”, основной мотивацией для государственного школьного образования было нечто гораздо менее доброкачественное, чем страх перед неграмотностью. В ее замечательной книге 2019 года “Unschooled: Raising Curious, Well-Educated Children Outside the Conventional Classroom” рассказывается о жизнеспособных альтернативах, которые намного превосходят современное стандартизированное, основанное на тестах, дорогое и политизированное государственное школьное образование.

Если вы ищете хорошую историю о пути, который прошла Америка от грамотности к национальному кризису образования, вы можете найти ее в недавней, хорошо документированной книге Джастина Спирса и его коллег под названием “Провал: История и результаты американской школьной системы”. Подробное описание того, как правительство обделяет родителей, учителей и учеников, потрясает до глубины души.

Я обещал поделиться отрывком из книги Стивена Мэнсфилда, и теперь я рад его предоставить. Прочитайте его внимательно:

Мы должны помнить, что первые английские поселенцы в Новом Свете покинули Англию, опасаясь, что их “странствие в пустыню” превратит их в варваров. Оставшиеся дома родственники недоумевали — как люди могут пересечь океан и жить в дикой местности, не утратив при этом грамотности, образованности и веры, которые делают их людьми? Первые колонисты были полны решимости бросить вызов этим страхам. Они привезли с собой книги, печатные станки и учителей и сделали основание школ приоритетной задачей. Пуритане основали Бостон в 1630 году и через шесть лет основали Гарвардский колледж. Через десять лет они уже напечатали первую книгу в колониях — Псалтирь залива. За ней последовало множество других. Американские колонисты, вдохновляемые протестантским требованием библейской грамотности и надеждой на обращение и просвещение местных жителей создали удивительную культуру обучения.

Это было достигнуто благодаря свободному рынку образования. Колониальное общество предлагало “школы дам”, латинские грамматические школы, наемных репетиторов, то, что сегодня называется “домашними школами”, церковные школы, школы для бедных и колледжи для одаренных и обеспеченных. Эти учебные заведения действовали в рамках культуры, которая ценила знания как дополнение к благочестию. Книгами дорожили и их читали. У уважаемого священника их могли быть тысячи. Проповеди были длинными. Газеты читались от первой до последней страницы, а в тавернах и салонах бурно обсуждались разнообразные идеи. Граждане создавали собрания для “совершенствования ума” — дискуссионные общества, клубы чтения и даже кружки шитья, где читали последние книги из Англии.

Интеллектуальные достижения колониальной Америки были поразительны. Лоуренс Кремин, лидер американских историков образования, оценивает уровень грамотности того периода в 80-90%. Бенджамин Франклин выучил пять языков, и это не было чем-то особенным. Джефферсон выучил полдюжины, включая арабский. Джордж Вашингтон стыдился отсутствию формального образования, но сегодня читатели его дневников восхищаются его интеллектом и удивляются, почему он чувствовал себя неуверенно. Для мужчины — а в некоторых случаях и для женщины — было пустяком выучить алгебру, геометрию, навигацию, естественные науки, логику, грамматику и историю исключительно путем самообразования. От семинариста обычно требовалось знание греческого, иврита, латыни, французского и немецкого языков только для того, чтобы начать обучение, которое могло проходить в бревенчатом срубе на грязном полу.

Эта культура обучения перекинулась на американский фронтир. Несмотря на то, что пионеры обычно действовали за пределами досягаемости даже базового образования, как только возводились первые здания города, возникали и добровольные общества для развития интеллектуальной жизни. Помимо школ для молодежи, существовали общества дебатов, дискуссионные группы, лицеи, лекторские ассоциации, политические клубы, и повсеместно — библейские общества. Уровень образования, который поддерживали эти группы, был поразительным. Язык Шекспира и классической литературы — по крайней мере, Вергилия, Плутарха, Цицерона и Гомера — настолько пропитал письма и дневники американцев фронтира, что современному читателю трудно понять литературные метафоры того поколения. Это означало, что даже небольшое поселение на Западе могло служить своего рода неформальным университетом для начинающих. Именно это наследие и страсть к обучению сформировали молодого Авраама Линкольна в течение шести лет его жизни в Новом Салеме.

Неплохо для общества, которое на протяжении многих поколений даже не знало, что такое государственная школа, не так ли? Почему же сегодня мы должны слепо верить, что без государственных школ нам не обойтись? Не лучше ли изучать опыт прошлого, который показывает, насколько легко мы обходились без них?

Среди многочисленных способов, с помощью которых правительство обманывает нас, можно выделить один, наиболее важный. Правительство стремится убедить нас в том, насколько беспомощными мы были бы без него. Оно говорит нам, что мы не можем сделать этого, не можем сделать того, что правительство обладает магической силой, недоступной простым смертным, и что да, мы будем тупыми и нищими, если не поручим ему то или иное дело.

Когда речь идет об образовании, американцы должны выбирать сами. Возможно, одним из положительных результатов вирусной пандемии станет то, что они вновь откроют для себя, что им не так уж и нужны государственные школы. На самом деле, они никогда не были нужны.

Лоуренс Рид

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..