среда, 11 августа 2021 г.

Лукашенко — Путину: шесть «нет» и два предупреждения

 10 августа 2021, 18:03 

6344

Лукашенко — Путину: шесть «нет» и два предупреждения

Все уступки, которые белорусский правитель обещает Москве, — поддельные. Зато его талант создавать ей проблемы не вызывает сомнений.


Сотрудничество с Батькой стало для путинского режима ловушкой.© Фото с сайта kremlin.ru

Многочасовое шоу под названием «Большой разговор с президентом», которое Александр Лукашенко устроил в понедельник, в годовщину потрясших Белоруссию выборов, было задумано как пир победителей и адресовано в первую очередь покоренной стране. Но попутно он сформулировал принципы отношений с российским коллегой лично и с братским режимом в целом. Его уверенность, что ими и впредь можно будет легко манипулировать, так же велика, как и в самые безмятежные времена.

Вот шесть отрицательных ответов Лукашенко на постоянно задаваемые из Москвы вопросы. Разумеется, что бы он ни говорил — «да» или «нет», — это всегда означает «может быть» и «готов поторговаться». Но впечатляет, что после такого непростого года в заочном разговоре с единственным своим благодетелем Лукашенко раз за разом выбирает отказы в качестве стартовой переговорной позиции.

1. По-прежнему не признает Крым российским.

Об этом был самый скандальный пассаж во всем его выступлении, сначала принятый в Москве за согласие признать, потом расшифрованный как отказ и, наконец, удаленный из официального белорусского изложения «Большого разговора». Но из песни слова не выкинешь: «Когда последний олигарх в России признает Крым и начнет поставлять туда продукцию, за мной дело не заржавеет. Хотя многое меня связывает. Будапештская декларация — моя подпись там стоит. Я и через это переступлю. У меня руки развязаны…»

Смысл этого путаного пассажа: да, признаю Крым вашим, но только после дождичка в четверг. Солидные российские организации («олигархи»), имеющие какие-то дела с Западом, например, «Сбер» и РЖД, в Крыму работать даже не планируют, чтобы не попасть под санкции. Но режиму Лукашенко терять вроде бы уже нечего, и считалось, что его почти уломали. А он, оказывается, продолжает торговаться как ни в чем ни бывало.

2. Отвергает даже мысль о присоединении своей страны к России.

«Намеки от отдельных лиц (российских — ред.) идут, чтобы разрушить интеграцию, чтобы нас оттолкнуть от России с намеком на то, что интеграцию они понимают как вхождение Беларуси в состав России… Мы суверенные и независимые государства, наши люди очень ценят то, что спустя много веков мы стали суверенными и независимыми. И когда я слышу эти намеки, что Беларусь войдет в состав России, я думаю, а нужна ли России еще одна головная боль? Нет».

3. Настаивает, чтобы Россия платила ему за экономическую интеграцию и ничего не ждала взамен.

«Любая интеграция возможна, но без потери государственности и суверенитета… Как можно интегрироваться и делать шаги, если у вас цены на природный газ в два-три раза ниже, чем в Беларуси?.. Не так, как нам предлагали: МАЗ включайте в состав КАМАЗа. Нет, мы на это не пойдем. Должно быть порядочно. Как будто вы ведете переговоры с немцами и американцами…»

Назвал Лукашенко и конкретные суммы, выпрашиваемые по случаю прекращения западной финансовой подпитки. Но без всяких уточнений, чем он наградит за это Москву.

4. По-прежнему отказывается от российской военной базы на белорусской территории.

Обращаясь к Западу: «Вы чего паритесь, что у нас будет размещена российская база? Она здесь не нужна… Если будет нужно, тут не просто будет база. Тут все вооруженные силы Российской Федерации будут размещены. При каких условиях — в случае опасности развязывания новой мировой войны…»

Тоже очередное «нет» Путину в важном для него пункте, издевательски замаскированное под готовность принять хоть всю российскую армию разом. Но не сейчас.

5. Предупреждает, что даром от нейтралитета не откажется.

Конституцию Белоруссии лукашенковский режим готовится заменить на новую. Статья о государственном нейтралитете, когда-то давно в нее внесенная, выглядит сегодня абсолютно не соответствующей реальности. Но минский правитель даже и здесь находит почву для торговли с единственным своим покровителем и заступником.

«Нейтралитета нет фактически… Поэтому тут два варианта: или мы определяем в Конституции, что мы не нейтральны, либо вообще туда ничего не записываем…»

Намек прозрачен, как слеза: не будет платы, не будет и записи про союз с Россией.

6. Подчеркивает, что при любой перетасовке должностей сохранит всю власть в своих руках.

Это, видимо, самый важный из его отказов Путину. Считается, что глава России остро хочет заменить Лукашенко кем-нибудь более лояльным и лично, а также через доверенных людей рекомендует ему ускорить так называемый транзит.

Но незачем принимать всерьез слова: «Не надо гадать, когда уйдет Лукашенко и так далее. Очень скоро…» Ведь Лукашенко тут же опроверг это обещание, добавив, что никогда нельзя быть точным, даже называя конкретные сроки. И красочно рассказал, что главным в стране будет не следующий президент, а председатель Всебелорусского народного собрания, каковым собирается стать он сам: «Я понимал, что меня сразу же подвяжут под это Всебелорусское народное собрание. Но если в таком русле рассуждать, так молитесь богу, чтобы я согласился еще быть председателем Всебелорусского народного собрания… Я просто врос в эту страну, а она в меня. И не понимаю, как можно жить и, уйдя на пенсию, заниматься каким-то другим делом. Я это пока не представляю…»

Все эти многочисленные «нет» (тут перечислены только некоторые) Лукашенко дополняет двумя предупреждениями, одно из которых явно не понравится Путину уже сейчас, а второе — потом.

Путинская Россия, по его мысли, — заложница лукашенковской Белоруссии, и российскому режиму предстоит выпить чашу белорусского до дна: «У России больше никого нет, может, вам не нравится это, но факт есть факт… Мы остались вдвоем — Беларусь и Россия… Если бы мы во время протестов проявили слабину, началась бы новая мировая война. Россия бы никогда не отступила и не потеряла Беларусь. Началась бы заваруха, а это ядерная держава. Вот от чего мы тогда ушли…»

Понять это можно только так, что и в будущем за крупные неприятности лукашенковского режима России должна быть готова заплатить втягиванием в мировую войну.

Впрочем, это строгое предупреждение уравновешивается другим, с виду утешительным для Путина: «Мне хотелось бы надеяться, что в конце года состоится высший государственный совет Союзного государства. И он должен быть этапный, там мы должны принять очень серьезные решения. Это будет колоссальный шаг вперед…»

Такая вот конфетка для друга и благодетеля. Вообще-то, у двух вождей были уже десятки «этапных встреч». И каждый «колоссальный шаг вперед» сводился к тому, что Лукашенко получал миллиард-другой долларов, а Путин — ничего.

Сомневаюсь, что белорусский народ скажет нашей стране спасибо за это сотрудничество. Но ирония истории в том, что и для нашего режима оно стало ловушкой.

Сергей Шелин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..