воскресенье, 26 июля 2020 г.

Ю.ЛАТЫНИНА, из "Кода доступа" 25 июля.


Я бы меньше всего меньше хотела бы выглядеть как ковидиот. Это серьезное заболевание. Мои родители — в группе риска. Я дрожу над ними ровно так же, как раньше, потому что я понимаю, что будет вторая волна. И не хотела бы видеть тут перед вами как Владимир Владимирович, который заявляет, что эпидемия пошла на спад, а сам сидит в бункере. Но я о том, что этот совершенно естественный страх эпидемии был использован самыми разными людьми, в том числе, экспертами совершенно недобросовестно, и что есть, к сожалению, большая разница в нашем мире между учеными, которые, как в Институте Гамалеи или в Оксфорде, делают вакцины, и между экспертами, которые нас пугают разными, подчас не оправдывающимися обещаниями.
Раньше эти обещания и предсказания делали пророки, а теперь вот если сверху прицеплено, что это сделал эксперт, то мы все поднимаем лапки и говорим: «Ой, какой ужас!» И это одна из главных проблем современного мира. Ни теории заговора, ни истории про чипирование и вышки 5G, а, конечно, гораздо более серьезная проблема. Это профессор Фергюсон английский, который напредсказывал 500 тысяч трупов в Британии. А до этого он предсказывал в 2001 году, что, может быть, 150 тысяч англичан умрет от ящура (умерло 200 человек). В 2002 году он говорил, что, может быть, 50 тысяч умрет от коровьего бешенства (умерло 177 англичан).
И я очень боюсь, что сейчас вот эта история о том, что героическая всеобщая самоизоляция была единственным способом победы над коронавирусом — вот в The Bell прекрасно написал Виталий Козаков, я даже его процитирую — «Эта идея станет частью общепринятого восприятия реальности, оспаривать которую будет неприлично».
И я уже говорила об удивительных вещах, которые творятся с ВОЗ. Вот фантастическая история Марии Ван Керхове, известнейшего эпидемиолога, которая работает на ВОЗ. Она тут некоторое время назад сказала, что если у человека нет симптомов COVID, но он вряд ли разносит болезнь. На следующий день она говорит: «Ой, мы передумали». Вот простите, мне это не кажется наукой. Мне кажется, что доктора Мария Ван Керхове прогнулась перед ВОЗ, которая хочет больше паники.

Или напоминаю фантастическую история с хлорохином, который в качестве лекарства от COVID пробовали с самого начала, который хорошо известен, примерно, как аспирин только в Африке. Он помогает от малярии. 80 лет его едят в Африке как витамины. Хлорохин первоначально показал хорошие, обнадеживающие результаты против ковида. Потом его похвалил Трамп — и появилось огромное количество работ, которые рассказывали, что хлорохин не помогает, а некоторые даже рассказывали, что он убивает, что было странно, потому что в качестве лекарства от малярии он никого не убил.
Другое дело, что любое лекарство может убить, смотря в каких дозах его есть, даже аспирин. И все эти тексты, которые рассказывали, как хлорохин вреден, они обладали одной очень интересной особенностью: они не прошли процедуру научного рецензирования, которое, как нам рассказывают, должно быть для всякой научной работы.
И вот сейчас появились тексты, прошедшие процедуры научного рецензирования, гораздо более существенные, которые опровергают эти тексты, и которые говорят, что хлорохин все-таки, пусть не очень значимо, но полезен, если его давать на ранних стадиях. И даже Lancet — это один из крупнейших журналов медицинских — должен был просто отозвать эту статью, которая говорит о том, какой плохой хлорохин.
Но и это еще не всё, потому что мы видим американских экспертов, которые подписывают письмо, в котором совершенно реально сказано, что если вы вышли на протест против расизма, то COVID вам не передастся, а если вы выйдите на другой протест, то COVID вам передастся. То есть люди, которые называют себя экспертами, просто как Путин: собираться можно за эта, а за это — нельзя.
Еще раз: я согласна, что COVID — это серьезное заболевание. Я понимаю, что наш мир, к сожалению, не состоит из идеальных решений. Вы принимаете решение, оно максимизирует какой-то один параметр, но всегда ухудшает другой. Скажем, если вы оптимизируете транспорт под полную безопасность, то вы скажите: «Давайте машины будут ехать со скорость 10 километров в час». Да, безопасность будет, но вы потеряете в экономике огромные ресурсы. Более того, из-за этих экономических потерь вы потеряете человеческие жизни.
И я понимаю, что вначале информации было мало, и надо было делать выводы тут же, сразу на основании неполной информации, что, собственно, и является политическим процессом. Но сейчас-то вроде ее достаточно. Сейчас нам, наверное, настоящие ученые должны сказать: «Ребята дети могут ходить в школу, потому что они не распространяют вирус. А взрослые пусть сидят по домам».

Но я не вижу этих выводов до сих пор. А вместо этого я вижу то, что говорю выше, когда результаты по хлорохину определяются тем, что надо замочить Трампа; когда американские эксперты нам совершенно серьезно говорят, что на одни демонстрации можно выходить, а ну другие нельзя. Вот вирус, он такой, сенситивный.
Ни в коем случае я не хочу здесь сказать, что, дескать вот их нравы, вот типа на Западе чем они занимаются, как говорят наши штатные кремлевские пропагандисты. Нам, к сожалению, до их нравов далеко. Нам бы эти проблемы. Но я понимаю, что именно из-за того, что даже наука в публичном исполнении превратилась на Западе в свой антитезис, в политически обоснованные пророчества, и именно из-за этого в странах третьего мира, которые не дошли в своем развитии до уровня Запада, происходит вообще черт знает что и, в том числе, в нашей стране.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..