среда, 13 марта 2019 г.

НИКОЛАЙ РЕРИХ - ВРАГ НАРОДА

Союз мракобесия церкви и власти - «Знамя мира Рериха объявили сатанинским символом»

За последние несколько лет чиновники успели обвинить Рерихов в экстремизме и сатанизме, отозвать имя художника у Горно-Алтайского аэропорта, уничтожить музей семьи в центре Москвы, и, наконец, почти разрушили бульдозером дом в Острове, в котором художник отдыхал летом. Почему государство ополчилось на художников-философов.

Захват ОМОНом усадьбы Лопухиных в центре Москвы в ночь с 28 на 29 апреля 2017 года, где располагался Общественный музей имени Николая Рериха, казался кульминацией негласной войны, которую Минкультуры с Владимиром Мединским объявило Международному центру Рерихов (далее МЦР). До этого чиновники добились отмены принятого тремя годами ранее судебного решения о признании МЦР наследником по завещанию Святослава Рериха, инспирировали проверки наследия Рерихов на экстремизм, а саму организацию — на осуществление запрещённой деятельности, да еще в качестве иноагента. В документальном фильме о Николае и Елене Рерихах Минкульт увидел пропаганду нацистских идей, а воссозданные исторические здания усадьбы Лопухиных подчиненные Мединского объявляли незаконным самостроем.
В 2018 году Минкультуры решило ликвидировать МЦР как юрлицо и, на всякий случай, избавиться еще и от памятников Рерихам. Здесь под раздачу попал даже 2500-летний прах Будды. Он хранился в ступе Трех Драгоценностей, которую буддийское сообщество пожертвовало музею в 2008 году. Уникальную ступу специалисты Минкульта называют могилой и всеми силами стараются вынести ее за пределы усадьбы.
«Буддисты построили эту ступу по всем канонам специально для нашего музея, потому что Николай Рерих шел по центральной Азии с экспедицией! И как напоминание о ней у нас был „Зал Центрально-азиатской экспедиции“. <…> А они требуют все убрать, это просто нечто!», — возмущается первый замдиректора Общественного музея Николая Рериха Павел Журавихин и напоминает, что все памятники там стоят по условию Святослава Рериха.
В конце 2018 года налоговая с подачи все того же Минкульта, как предполагают в МЦР, обвинила организацию в том, что та использует картины в музейной деятельности и не платит за это налоги. Ущерб инстанция оценила почти в 60 миллионов рублей.
«Меценаты купили картины за рубежом, привезли их в Россию, подарили общественной организации (имеется в виду МЦР), а Минкультуры убедил налоговую, что эти картины в музейной деятельности должны облагаться налогом <…> Но ни одна картинная галерея не платит налог за экспонирование своих фондов! — объясняет вице-президент Центра Рерихов Александр Стеценко. — Организация имеет колоссальный запас картин, но приставы еще год назад арестовали 19 полотен Рериха, стоимость которых доходит до одного миллиарда рублей. До сих пор не реализовали картины, которые они собирались выставить на торги. Создается искусственная ситуация банкротства».
Первое заседание с рассмотрением заявления налоговой о признании МЦР, стоимость имущества которого в сотни раз превышает размер задолженности, банкротом, пройдет в Московском арбитражном суде 24 января. А пока МЦР обратился к россиянам с просьбой помочь в сборе денег на покрытие долга. Пока собрали 10 миллионов рублей.
Люди невежественные
«Даже слово „культура“ по отношению к этому министерству произносить неудобно, видя их методы. И им поддержка везде, со всех каналов сообщали, что у нас чуть ли не оргии тут, — говорит Павел Журавихин. — <…> Голос общественности в такой ситуации слабо слышен, но последнее голосование об аэропортах показало, что несмотря на все ухищрения Рерих является выдающейся личностью нашей культуры».
Назвать в честь Николая Рериха аэропорт предлагалось в Горно-Алтайске. Там он победил в голосовании на конкурсе «Великие имена России», опередив на 1046 голосов другого алтайского художника Григория Чорос-Гуркина. Но в дело вмешалась РПЦ и разного рода эксперты, которые не стеснялись называть голосовавших за философа «рерихнутыми». После громких конфликтов Общественная палата отложила решение по переименованию аэропорта, «чтобы не увеличивать социальное напряжение».
«Победил Рерих, а они сняли этот город с номинации вообще, потому что некоторые невежественные люди посчитали, что Николай Константинович — религиозный деятель… Церковники начали такую кампанию… И чиновники сняли! Это что у нас, церковь получила власть в государстве? Она же отделена от него! <…> У нас раньше была идеология партии, и власть за нее держалась. Эта идеология давно рухнула, а идей для развития России нет, вот она и села на опору идей церкви», — считает Александр Стеценко.
«Чиновникам проще снести, чем разбираться»
Пока государство уводило с линии огня Горно-Алтайский аэропорт, конфликт перекинулся на город Острове Псковской области. Здесь общественники случайно увидели, как рабочие сносят здание, которое в народе называли «Домом Рериха». Уничтожался дом № 57 на улице «25-го Октября». Его первый этаж сделан из камня, второй — деревянный, с кружевными наличниками. Помещение очень похоже на дом бабушки Николая Рериха Татьяны Коркуновой-Калашниковой, который художник описывал в дневниковой памятке «Три меча». «Мы гостили у бабушки Татьяны Ивановны Коркуновой-Калашниковой. На Липенке — старинный дом с большим заросшим садом. Нижний этаж белый каменный, а верхний и чердак деревянные — охряные, со ставнями и белыми наличниками окон. Под косогором Великая, а за ней парк какого-то большого поместья с белым екатерининским домом», — рассказывал он. Маленький Коля Рерих впервые попал в Остров в 1879 году и проводил там лето, сражаясь в бабушкином саду с драконом-репейником.
В администрации Островского района Псковской области посчитали, что дом построен после Великой Отечественной войны и ни к Рерихам, ни к культурному наследию отношения не имеет. Документов, подтверждающих это мнение, на момент сноса не было. Равно как и не было материалов (помимо дневников), которые бы прямо указывали на то, что именно в этом строении гостил Николай Рерих. При этом власти официально признают памятником культурного наследия регионального значения и частью дома прадеда Николая Рериха купца Василия Калашникова (которому изначально принадлежало все имение, где летом гостил Николай) стоящее рядом одноэтажное здание. Впрочем, никакими дополнительными мерами по уходу или открытию в помещении музейной экспозиции это признание не обернулось.
Официальный памятник стоит в двух метрах от здания, которое называют «Домом Рериха». У того на ближней стене торчит металлическая скоба. Общественник Алексей Михайлов уверен, что это уключина, на которой держались дубовые ворота, соединяющие строения. «Это единый ансамбль Рериховского имения!», — настаивает Михайлов. По его мнению, одноэтажное здание раньше служило флигелем.
В двухэтажном доме с кружевными наличниками еще совсем недавно жили люди, которые просили чиновников сделать капремонт, но в 2018 году власти неожиданно признали помещение аварийным и в срочном порядке объявили конкурс на его ликвидацию. Уничтожение оценили в полмиллиона, и в техзадании сообщили, что «работы по разборке ведутся в целях ликвидации аварийного жилого фонда». При этом местные отмечают, что помимо «Дома Рериха» в Острове полно других зданий, которые находятся в куда более плачевном состоянии. Люди предполагают, что дело может быть в «земельном интересе» кого-то из бизнесменов. «Чиновникам сейчас проще снести это, чем разбираться. Для них наследие — это лишние проблемы», — сетует Алексей Михайлов.
Когда рабочие начали бульдозерами разрушать здание, то открылись арочные кирпичные своды и каменная лестница. Сотрудники местного Военно-исторического музея считают, что эти данные как раз могут свидетельствовать в пользу версии о том, что дом был построен в XIX веке. Пока чиновники объявляли дом послевоенным и подлежащим сносу, общественники Алексей Михайлов и Роман Ладыщенко добыли план уездного города Острова от 1848 года, где, по их мнению, отмечено то самое здание.
«Рерих писал, что дом был над косогором, и на плане нет другого строения, которое располагалось бы там же», — говорит Михайлов. А Роман Ладыщенко добавляет, что в пользу их предположения свидетельствует еще и тот факт, что за уже поврежденным бульдозером зданием располагается заброшенный сад, на территории которого даже есть остатки погреба. Сохранился рядом и ручей под названием Липенка.
Рабочие начали разрушать «Дом Рериха» в октябре, а к требованиям общественников «прекратить уничтожение наследства и памяти великих Рерихов» чиновники прислушались не сразу. И даже когда после обращений к губернатору глава регионального комитета по охране объектов культурного наследия Елена Яковлева объявила, что снос будет приостановлен на 90 дней до выяснения историко-культурной ценности объекта, рабочие еще какое-то время то ли по привычке, то ли по незнанию продолжали ломать дом. В декабре до здания добралась комиссия во главе с Яковлевой. «Обсуждение вопроса о том, каким в действительности был дом Татьяны Ивановны Коркуновой-Калашниковой, у которой летом гостил маленький Николай, и где именно он находился, и натурное обследование местности привели к пониманию того, что лежащие на поверхности простые и категоричные решения имеют шансы оказаться ошибочными», — заявили чиновники после осмотра. «Чтобы признать этот дом чем-либо, нужны веские основания. Архивных данных немного, почти нет», — уточнила Елена Яковлева.
Малоимущие островичи, тем временем, растаскивают дом на кирпичи, а несущие балки пилят на дрова.
Рерих как враг православия
«История в Острове отзывается в нас глубокой болью <…> Это не единственный случай, когда уничтожается наследие, связанное с именем великого русского художника Николая Константиновича Рериха. <…> Такое вот отношение, такая „любовь“ министерства культуры, которое, я считаю, создало эту жуткую атмосферу вокруг Николая Константиновича, говоря при этом, что они его любят. Ничего они не любят! Они уничтожают!», — говорит Павел Журавихин. Он считает произошедшее преступлением, которое еще раз доказывает, что государственные институты и чиновничий аппарат не способны сохранить культурное наследие. «Уверяю вас, к сохранению культуры во всех ее многообразных проявлениях должна быть причастна именно неравнодушная общественность. Она не даст ни разворовать, ни разломать», — говорит Журавихин.
«Это вопиющая ситуация. Как обычно у нас сносят, и никто не думает. Мы и организации, поддерживающие нас, выступили против этого, отправили разъясняющие письма в администрацию. Этот дом должен быть в статусе мемориального. <…> Это все одна история, очень тяжелая ситуация с культурным наследием в России. Пришедшее руководство Минкультуры уже какой год пренебрежительно относится к наследию Рерихов», — соглашается с Павлом Михайловичем и Александр Стеценко. Он считает, что поведение Минкультуры может объясняться несколькими причинами. Первая — это учение Рерихов о «Живой этике», в которой все происходящее осмыслялось в контексте связи человека с космосом и главенствующей роли культуры. «Разве чиновникам сейчас нужна этика? Разве им нужны основы нравственности? У нас очень много декларируют о необходимости, но на практике мы видим совсем другое — грабеж, воровство, обман, пилят бюджет государственный по разным направлениям», — объясняет вице-президент МЦР.
Вторая причина борьбы — усиливающаяся роль РПЦ, которая увидела в Рерихах конкурентов. «Идея православия — замечательная, но в руках невежественных людей — это оружие, это секира. С таким невежественным подходом можно любую великую идею человеческой мысли превратить во враждебную православию», — рассуждает Стеценко.
Битву с Рерихами РПЦ начала еще в конце 90-х годов, когда вышла книга диакона (на тот момент) Андрея Кураева «Сатанизм для интеллигенции». А позже назвала учение Рерихов «религиозной сектой не только не совместимой с христианством, но и прямо ему враждебной». «Они Знамя мира Рериха объявили сатанинским символом!», — говорит Журавихин.
Третья причина войны, как говорят Журавихин и Стеценко, и вовсе имеет криминальную подоплеку. «Мы опасны для Минкультуры, потому что с нашей организацией связаны неудобные вопросы: „Где картины Рерихов?“», — говорит Журавихин. В 1978 году собственник этих картин Святослав Рерих передал Минкультуры СССР на временное хранение 296 картин для проведения по стране передвижных выставок. Из них 288 картин были оставлены в Государственном музее Востока. В 1990 году Святослав Рерих включил эти картины в свое завещание, чтобы передать их созданной им общественной организации. Вместе с другой частью наследия они предназначались для общественного музея его отца. Настоятельные просьбы Рериха вернуть картины власти игнорировали. Как утверждают в МЦР, из-за того что, по данным Минкультуры, там уже не 288 картин, а только 282 картины. «Мы выяснили, что две оказались в зарубежных коллекциях, а другие — неизвестно где. Писали в полицию, но все гасится», — негодует Павел Журавихин.
В Минкультуры все обвинения МЦР называют лживыми. «Мы всю информацию сообщали и в СМИ, и в правоохранительные органы. Так называемый Центр Рерихов не является правопреемником Советского фонда Рерихов, не имеет право на наследие Рерихов, это всеми судами подтверждено. Договоры аренды здания были официально расторгнуты судами», — заявлял в 2017 году РБК на тот момент первый заместитель министра культуры Владимир Аристархов. Он также подчеркнул, что МЦР пытается перевести свою проблему в политическую плоскость, поэтому «сознательно нагнетает напряженность».
«Следующий год для Рерихов — юбилейный, но мы встречаем его с разрушенными музеями, с попытками уничтожить все, что связано с их идеями <…> После нашего музея они и дальше пойдут, и будут действовать такими же способами», — убежден Павел Журавихин.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..