вторник, 20 ноября 2018 г.

Виктор Шендерович: «За эту работу я ручаюсь»



Виктор Шендерович: «За эту работу я ручаюсь»


Виктор Шендерович - частый гость в нашей стране, но на этот раз нас ждут не совсем обычные гастроли знаменитого писателя. Во-первых, он порадует поклонников своими новыми текстами, премьера которых состоится именно в Израиле, а во-вторых, он предстанет в новом неожиданном амплуа драматического актера в спектакле «Какого черта?», поставленного в лондонском театре «Табернакл» по пьесе Ирины Иоаннесян и Натэллы Болтянской. В предвкушении этих событий мы поговорили с Виктором о его любви к театру и о многом другом.

- Добрый день, Виктор! Расскажите, как живется писателю-сатирику в современной России?
- Живется вполне счастливо, хотя существует одна профессиональная проблема. Она заключается в том, что нашу жизнь невозможно перешутить. Российская политическая реальность настолько монструозна, что любой гротеск меркнет перед ее лицом. Мы живем в информационном балагане. Цитаты, телевизионные синхроны, законы, которые принимаются Думой, то, что отмачивает глава государства – все это смешнее, пахучее и ярче, чем все, что можно придумать по этому поводу. Поэтому сатирику лучше отойти на какую-то дистанцию и посмотреть на пейзаж с другого ракурса, может быть, под историческим углом. Сменить точку обзора. Чем я и занят последние годы. Пишу пьесы, эссе, и если говорить именно о сатирической части моей работы, то, это скорее, осмысление с дистанции, чем попытка угнаться за злобой дня.

- Чем вы на этот раз порадуете израильскую публику?
- В Израиль я приеду с программой ТЕАТР ОДНОГО ШЕНДЕРОВИЧА. Буду читать (немного играя, разумеется) собственную драматургию. В том числе  - несколько текстов, которые еще никто не слышал. Тут мы плавно переходим от собственно политической сатиры к литературной работе. Мои пьесы – это и сатира, конечно, но и прежде всего, театр. Тот волшебный поворот рычага, который превращает спичечную коробочку в космос. Вот эта булгаковская коробочка из «Театрального романа» - главное мое писательское счастье. Когда там начинает происходить что-то, когда уже в процессе написания заявляет о себе жанр, когда персонажи начинают действовать сами и там возникает своя жизнь... Для меня только это и интересно, потому что в тысячный раз крикнуть про преступный режим – это уже банальность, тратить на это время не стоит. А вот попытаться нащупать какое-то театральное волшебство... Я человек театральный, для меня естественный способ изложения мыслей – драматургический способ. За последний год я написал две пьесы, отрывки из которых тоже прочитаю в Израиле.

- Обращение к театру, видимо, неслучайно, ведь русский театр в данный момент переживает период расцвета?
- Театр актуален по определению. Писатель может писать в стол, художник и композитор рассчитывать на то, что его увидят и услышат через столетия. У актера такой возможности нет, он обращается только к современникам   - вспомните  рассуждения Гамлета по этому поводу. Театр обречен на актуальность. А чем хуже времена, тем острее театр, тем больше в театр ходят за прямым политическим высказыванием... Во времена общественной гармонии, когда политическая и общественная жизнь в стране налажена, театр уходит в зону развлечения. А когда закона нет, правды нет, когда в воздухе копится напряжение, это напряжение потом выбрасывается сильнейшим образом в театральном зале. Мы это помним по Таганке и «Современнику». Впрочем, с греческих и римских времен театр - совершенно легитимный способ выброса общественной энергии. Чем хуже время – тем лучше для театра, разумеется.

- Расскажите о вашем актерском дебюте. Вы сразу приняли предложение сыграть в пьесе «Какого черта?».
- Сначала я сразу отказался - даже не читая пьесы. Моя юность прошла в табаковской студии и за кулисами «Современника», и я знаю, что такое хороший актер. Это, мягко говоря, не я. Я много раз отказывался играть в сериалах... Но тут поступило предложение, от которого я не смог отказаться: сыграть вместе с Адой Роговцевой, в которую я был влюблен 40 лет назад, вместе со всем советским народом! Оказаться с ней на одной сцене, да еще в Лондоне… Я решил, что должен попробовать. И это, конечно, вызов, потому что на театральную сцену я не выходил никогда. То есть я, конечно, выходил со своими текстами, но это совсем другое дело. Одно дело - эстрадное существование, а другое – немыслимая возможность сыграть главную роль в театральном спектакле в паре с Роговцевой. Я согласился, хотя, конечно,  и трусил отчаянно - в шестьдесят лет дебютировать на драматической сцене… Но все оказалось и не страшно, и интересно - и, к моему удивлению, то, что мы сделали, оказалось востребовано. Я-то был готов к тому, что все ограничится лондонской премьерой и несколькими спектаклями, что это будет просто такой опыт на память. Но оказалось, что люди по всему миру хотят увидеть наш спектакль. И я с очередным приступом страха поеду сначала в Украину, а потом в Израиль, потому что это, конечно, большая ответственность.

-  На мой взгляд, роль веселого черта вам очень идет. А как вам работалось с Адой Роговцевой?
- Отлично работалось. Она в замечательной форме - и актерской, и человеческой. Она ведь работала с партнерами, которые уступают ей в профессиональном плане. И могу себе представить, с какой интонацией могла бы репетировать та или иная «звезда», демонстрируя свое превосходство. Роговцева всех поддерживала, помогала, очень ненавязчиво и профессионально вытягивала нас, своих партнеров, наверх. И, конечно, когда она появляется на площадке, ты чувствуешь, что по проводам побежало совсем другое электричество...
Кроме того, очень важно, чтобы работа была по-человечески в радость. Известны вполне трагикомические ситуации, когда две голливудские звезды, блистательно игравшие любовь на экране, за пределами съемочной площадки видеть друг друга не могли. Их работа -  свидетельство высочайшего профессионализма, но ситуация, конечно, пиковая... Важно, чтобы хотелось просто видеть партнеров, чтобы было в радость и в перекур, в обеденный перерыв. Ада Роговцева создавала прекрасную, теплую и дружественную атмосферу. Ну и просто по-человечески она вызывает восторг: актриса, которая в 80 лет выступает в госпиталях почти на линии фронта, как положено актеру во время войны, за что и получила звание «Героя Украины», за что и наказана запретом на въезд в Россию.

- Вам жаль, что эту пьесу в России не увидят?
- Жаль, конечно: глупость страшная. Мы живем среди преступных руководящих идиотов. Какой-то безвестный номенклатурный негодяй решил наказать рублем народную артистку СССР Аду Роговцеву! Закрыл ей въезд в Россию, не дал сниматься в российских фильмах и сериалах. Заодно он наказал - и сильно - сотни тысяч россиян.

- Сейчас много талантливых людей уезжает из России. Какие на ваш взгляд перспективы у русской культуры за рубежом?
- Это продолжается уже век, ничего нового в этом нет. Огромная «запасная Россия» размазана по всему земному шару. Уезжают замечательные люди, люди русской культуры. Их дети, может быть, будут говорить по-русски, но уже с акцентом. А внуки по-русски говорить почти не будут, и надо отдавать себе в этом отчет. Это драматическая история. Для отдельных людей история отъезда, безусловно, может оказаться и счастливой, но это драматическая история для русской цивилизации, которая истекает кровью столетие напролет.

- Пьесу «Какого черта?» Болтянская и Иоаннесян тоже, кстати, написали на чужбине, в Лондоне. Расскажите немного о пьесе.
- Очень симпатичная пьеса, и мне есть, что там играть! В процессе  репетиций она претерпела некоторые изменения и стала еще динамичнее, но меня с самого начала заинтересовал поворот темы. Ведь это парафраз вечного сюжета о покупке-продаже души, и авторы нашли некоторый новый ход... Спойлерства не будет - приходите на спектакль!
От постановки пьеса выиграла - хороший молодой режиссер Алеся Маньковская поставила ее очень точно и энергично. Получился спектакль, за который совершенно не стыдно. А к израильским гастролям (интригую) в состав добавилась еще одна звезда... Приходите, за этот спектакль я ручаюсь.


*****

Заказ билетов на спектакль «Какого черта?!» (представления с 25 по 31 января)–на сайте продюсера гастролей, компании RestInternational - restinter.com



Заказ билетов на вечера «Театр одного Шендеровича – Посленовогодний вечер»(23 и 24 января) – на сайте продюсера гастролей, компании RestInternational - restinter.com


Интервью взяла Рита Крупенькова. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..