среда, 21 ноября 2018 г.

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ СТАЛИНА

Телохранитель Сталина

Александр Контракт — один из тех, кто присутствовал со Сталиным — и, соответственно, с Черчиллем и с Трумэном на Потсдамской конференции. В 1945 году Контракт был старшим лейтенантом Красной армии, обладателем двенадцати боевых орденов и медалей и личным телохранителем Сталина.
Саша Контракт – еврей, комсомолец, спортсмен – родился на Украине. В 1939 году он привлек внимание тогдашнего члена Политбюро ЦК ВКПБ Никиты Хрущева тем, что на его вопрос, кем Саша хочет стать, тот ответил: сотрудником НКВД.
Услышав ответ сына, Сашин папа, бывший раввином у себя в местечке, сказал: «Чтобы ты не смел появляться дома в этой форме».
Когда началась война, Саша Контракт попал вместе со штабом Хрущева в Сталинград и оказался там на последней линии обороны, где бойцы НКВД расстреливали тех, кто отступал.
После тяжелого ранения Саша лежал в госпитале на Урале, когда там появился Хрущев и, узнав Сашу, снова спросил его, что он хочет делать после выписки. Саша не задумываясь ответил: заменить часового в Кремле, чтобы тот смог пойти на фронт.
Хрущев так и передал Сталину, добавив от себя, что «еврейчик хочет умереть за родину».
Александр Контракт. Фото — из книги Владимира Лазариса «Среди чужих. Среди своих».
Сталин вызвал Сашу к себе, и дрожащий комсомолец не нашел ничего лучшего, чем признаться, что его отец – раввин и что он сам учился в йешиве, чтобы стать раввином. Но как раз это и понравилось Сталину, который учился в духовной семинарии, чтобы стать священником.
Сашу приняли в штат охраны, Сталин сменил ему фамилию на Контрактов и обязал его носить крест, дабы никто не заподозрил его еврейства. Саша вошел в число тех девятнадцати человек, которые были «глазами и ушами» Сталина и которых он называл «ребята с заднего двора». Они не только охраняли Сталина, но и дегустировали его еду. Сталин даже разрешил Саше не касаться любимой Вождем и Учителем свинины. А много позже несостоявшийся священник и несостоявшийся раввин вели теологические беседы, которые не раз затягивались далеко за полночь. По окончании бесед они смотрели любимые Сталиным американские ковбойские фильмы.
На глазах у Саши Берия приказал расстрелять шестерых поваров, после чего Саша временно стал поваром. Единственное, что он научился дома готовить, были «латкес» – картофельные оладья, и они так понравились Сталину, что он часто велел свежеиспеченному повару готовить это вкусное блюдо.
Судьба столкнула Сашу не только с русским вождем, но и с еврейским.
Черчилль пожелал, чтобы польские офицеры прибыли в Лондон и вошли в состав заново формируемой польской армии. А польских офицеров по приказу Сталина уже расстреляли в Катыни.
Сталину надо было любым способом избежать скандала, и он вызвал Сашу. «Возьми двух человек, поезжай в сибирские лагеря и найди мне там любых польских офицеров», – сказал Сталин.
«Когда я приехал в один из лагерей, – вспоминал бывший комсомолец Саша, – я увидел, что в списке заключенных польских офицеров значатся четверо евреев. Одного звали Менахем Бегин. Я подошел к нему и закричал: «Ты, Бегин, стой прямо, как положено польскому офицеру, когда к нему обращается советский офицер!» Точно так же я наорал и на трех остальных евреев, после чего включил всю четверку в группу из ста восьмидесяти четырех человек, и мы отправились в Ашхабад. Оттуда я перевез их в Тегеран, где ими уже занялось английское посольство. Но по дороге Бегин неожиданно исчез. Когда я услышал о нем в следующий раз, он уже воевал против англичан в Палестине».
Последним назначением, которое Саша получил от Сталина, была должность младшего прокурора на Нюрнбергском процессе. Оттуда Саша был обязан докладывать обо всем происходящем лично Сталину.
Но Саша сбежал в американскую зону, прихватив с собой кое-какие секретные документы, и предупредил американские власти, что русские собираются под видом освобождения Японии разделить ее так же, как они разделили Германию.
Двадцатичетырехлетний Саша Контрактов растворился в иммигрантской жизни.
В Нью-Йорке Саша снова стал Александром Контрактом и со временем открыл небольшую прачечную.
В 1953 году Менахем Бегин опубликовал свои лагерные мемуары «В белые ночи», где из осторожности ни словом не упомянул своего спасителя Сашу Контракта, будучи уверенным, что тот по-прежнему находится на территории Советского Союза.
«В 1954 году, – вспоминал Александр Контракт, – когда я первый раз приехал в Израиль, я сказал жене: «Я должен найти этого Бегина». Долго искать не пришлось. Бегин узнал меня с первого взгляда и сказал: «Если бы не вы, меня не было бы в живых. Но почему вы выбрали меня?» Я ответил: «В том лагере сидели четыре еврея, которым там было не место. Они не совершили никакого преступления, просто родились в Польше». Бегин подарил мне заколку для галстука, запонки, золотой перстень с эмблемой Государства Израиль и талит с серебряной вышивкой. А когда Бегин стал премьер-министром, он пригласил нас с женой на обед в кнессет, а потом – в Кемп-Дэвид, на встречу с президентом Картером».
Владимир Лазарис. Фото (иллюстрация): Википедия, Public Domain.

1 комментарий:

  1. Как всегда,каждый рассказ уважаемого мною Аркадия Красильщикова.....это прожитая жизнь ! ОГРОМНОЕ СПАСИБО !!!!

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..