четверг, 29 ноября 2018 г.

РЕМБРАНДТ В ЖЕСТАХ

Рембрандт в жестах

28 ноября 2018

Интервью с основателем школы «Языки без границ» Сергеем Кречетовым, благодаря которому в музеях Петербурга начали работать глухие и слабослышащие экскурсоводы

Если помните, одно из ключевых отличий телевидения 1990-х, помимо того что его смотрели, — наличие сурдопереводчика в кадре. Женщины, которые с невероятной скоростью переводили на язык жестов новостные сюжеты, завораживали. На них было смотреть интереснее, чем на дикторов по центру экрана. И было как-то самим собой разумеющимся помнить и знать, что помимо иностранных языков, звучащих отлично от родного, существует еще и язык жестов.
Пропав с экранов телевизоров, сурдопереводчики и, как следствие, слабослышащие и неслышащие, к которым они обращались, во всех смыслах остались за кадром. А между тем в России проживают сотни тысяч инвалидов по слуху. И, несмотря на развитие технологий и доступность информации в текстовом виде, многие сферы жизни для них остаются закрытыми. Например, музейные экскурсии. То есть 16 тысяч инвалидов по слуху, проживающих в Петербурге, максимум на что могут рассчитывать, прогуливаясь по залам Эрмитажа, — чтение брошюр или рассказ на жестовом языке учителя из образовательного учреждения для людей с нарушениями слуха, зачастую не имеющего искусствоведческого образования.
Основатель школы английского языка «Языки без границ» для людей с инвалидностью Сергей Кречетов попытался изменить ситуацию. Причем действуя сразу в двух направлениях: предоставляя кому-то из слабослышащих и неслышащих возможность освоить новую профессию, а другим — возможность посещать экскурсии в ведущие музеи Петербурга с профессиональными экскурсоводами – носителями русского жестового языка (сокращенно — РЖЯ). Проект поддержали Комитет по труду и занятости населения Санкт-Петербурга и несколько крупных компаний, среди которых был и банк ВТБ. 
В реализации программы приняли участие Государственный Эрмитаж и Русский музей, Государственный музей истории религии и Всероссийский музей А.С. Пушкина. Планировалось, что учебный процесс будет выстроен таким образом: за год студенты прослушают курс лекций в вышеупомянутых музеях, после чего смогут сами водить там экскурсии. О том, как все интереснее получилось на практике, рассказал руководитель проекта Сергей Кречетов.
— Как родилась идея проекта?
— Мы с коллегами уже много лет преподаем английский язык для людей с инвалидностью в Петербурге. И как-то сели и стали думать, что мы можем сделать еще, чтобы люди с ограниченными возможностями здоровья освоили новую профессию. Потому что язык — это, конечно, замечательно, но в большинстве случаев историй успешных трудоустройств инвалидов в крупных организациях еще не так много. И вот у нас родилась идея подготовить в самом что ни на есть туристическом центре России людей с инвалидностью по слуху к проведению экскурсий по музеям Петербурга.
— Сложно было найти людей для участия в программе?
— Совсем нет, заявок у нас было много. Во многом, конечно, все получилось благодаря одному студенту, который ходил к нам на английский: он слабослышащий. Мы как-то разговорились, и я спросил: «Как думаешь, получится реализовать идею со школой гидов?» Он поддержал, мы записали ролик-анонс, а теперь он и вовсе стал лидером нашего учебного процесса.
— Кто написал программу курса?
— Мы сами и написали. И пошли с ней в Эрмитаж и Русский музей, где ее уже корректировали методисты музеев.
— Можете описать, как проходят занятия?
— Один день музейного занятия выглядит примерно так: студенты приходят на экспозицию, их сопровождает наш сурдопереводчик. Приходит методист музея и работает с ними на экспозиции. То есть сначала они под перевод изучают материал, который им говорится. Тут же стоит слышащий человек, например я, и пишет в чат все, что рассказывает методист, слово в слово. Потом студенты могут прочесть расшифровку лекции. Параллельно они делают какие-то замечания у себя в тетрадочках. Потом по этой же теме им читают лекцию, но уже не на экспозиции, а в классе, более расширенную. Показывают слайды, идет рассказ, студенты снова делают записи. И третья часть — наш неслышащий искусствовед и педагог проводят с ними семинар на русском жестовом языке по тому материалу, который они освоили.
— Сколько человек вы взяли на этот курс?
— Мы отобрали по творческому конкурсу 16 человек. Но до финиша дошла только половина из них. В ходе занятий многие поняли, что вести экскурсию — это большой труд, и это не только и не столько пересказ изученного материала. На особом месте стоит культура жестовой речи. Мимика человека, как работает рот, как работают руки, пальцы — это очень важно. Потому что если человек статичен, как бы прекрасно он ни знал материал, он будет неинтересен, но если он эмоционален, тогда другое дело. 
Некоторым было сложно работать с терминами: масса слов, которые есть в нашем языке, отсутствует в жестовом, и самой группе приходилось создавать собственные.
— То есть во время экскурсий нужно будет вводить новые понятия?
— Да, конечно. Мы сейчас делаем словарь терминов на русском жестовом языке и планируем выложить его в открытый доступ. У нас уже набралось довольно много терминов по античности, по архитектуре, по живописи и скульптуре.
— Три занятия — по большому счету одна тема. И сколько было таких занятий?
— В месяц — обычно четыре. Два — в Эрмитаже, два — в Русском музее. Но, помимо этого, было много других лекций: мы приглашали специалистов в разных областях читать материал по смежным темам. А в конце весны к Эрмитажу и Русскому музею добавились занятия в Музее истории религии, Музее Некрасова, Музее Державина. В сумме вся программа составила больше 250 часов.
— Почему вы решили добавить новые музеи?
— К концу учебного года стало очевидно, что трудоустроить всех наших студентов в Эрмитаж и Русский музей не получится. А главная наша задача все же состояла в том, чтобы ребята получили профессию, а не просто прослушали образовательный курс лекций. Мы хотели, чтобы они обучились у нас на курсах гидов, а потом мы бы помогли им адаптироваться в культурной индустрии, открыть ИП, например, и водить экскурсии.
— Курс завершился, и каков итог? Кто-нибудь уже водит экскурсии?
— Те, кто прошли программу до конца и справились с итоговыми аттестациями, уже начали водить экскурсии на РЖЯ. А лучших выпускников мы официально приняли в свой штат. За право проведения экскурсий в музеях надо платить, что правильно. У каждого музея свои условия посещения — где-то платно, где-то идут на встречу и мы проводим что-то бесплатно. Расходов достаточно много. Это и заработная плата неслышащих экскурсоводов, это и налоги — сказать, что тут зарабатываются большие деньги, это совсем не так. Так что по факту это не самая выгодная на сегодня профессия: гиду надо очень много работать и проводить не менее десяти экскурсий в месяц, чтобы выйти к заработку в районе 20 тысяч рублей. Но, во всяком случае, мы этим курсом размыкаем круг профессий, которые обычно предлагают инвалидам по слуху: на шумных предприятиях или монотонных производствах.
Сейчас мы вышли еще на ряд музеев, которые заинтересованы в сотрудничестве с нашими выпускниками и делают большие шаги навстречу. Этой осенью мы начинаем работу с музеем Академии художеств, музеем Пушкинского дома и другими. Честно скажу, очень трудно продвигать эту идею: что такое инвалид, да еще и глухой, да и как с ним общаться, — зачастую пробуждает в людях глубинные стереотипы неприятия, особенно у тех, кто не подготовлен заранее и никогда с этим не сталкивался, и большие музеи не исключение.
— Легко ли собрать группы на такие экскурсии?
— Если экскурсия проведена качественно — конечно, ведь если людям было интересно, то информация об этом быстро распространится. А в сообществе глухих все очень тесно между собой общаются. Мы проводим бесплатные экскурсии для школьников, создаем абонемент для семейных групп с лекторием на РЖЯ, запускаем программу профессиональной ориентации неслышащих школьников совместно с Комитетом по труду и несколькими музеями города. Кстати, часть лекций и все экскурсии им будут проводить выпускники нашей школы гидов. По итогам обучения школьники смогут получить возможность попробовать свои силы в той или иной музейной профессии. Может быть, попробовать себя и в роли юных экскурсоводов.   
— У вас нет ощущения, что вы дали своим студентам очень сложный инструмент в руки?
— Ну а что обычно предлагают неслышащим людям? Спортом заниматься? Мы вот дали реальный инструмент, чтобы мотивированные люди — а таких очень много среди тех, кого называют инвалидами, — могли дальше куда-то двигаться, чему-то постоянно учиться, читать, постигать. Спрос и востребованность их уникальных навыков и знаний уже есть. Даже Эрмитаж сейчас не смог обойтись без выпускника нашей программы при запуске экскурсий для глухих на РЖЯ по эпохе Рембрандта и Вермеера.
 
— Есть ли планы реализовать такой же проект в регионах?

— Да, мы хотим, чтобы неслышащие люди к нам приезжали со всей России, и мы готовы их обучать. Есть такой «Совет бизнеса по вопросам инвалидности», и мы туда тоже входим. Участники совета проводят совершенно бесплатно тренинги для людей с ограниченными возможностями здоровья — рассказывают им, например, как писать резюме. Людей с инвалидностью обучают в течение какого-то времени очень интенсивно, потом проводят итоговый экзамен. А в финале — конкурс, где нет проигравших и есть призы. Так вот я довольно скептично смотрю на все эти призы — трудоустройство и должно быть самым главным призом. Но, чтобы трудоустроиться, нужно иметь выбор. Выбор профессий. Поэтому убежден, что необходимо проводить профориентацию людей с инвалидностью еще со школьной скамьи, когда все еще открыты для нового. Вот, собственно, к этому я и моя команда стремимся: дать кому-то путевку если не в новую жизнь, то на новый рынок труда.
Для справки
Благодаря школе «Языки без границ» в Санкт-Петербурге появилась первая годичная программа «Подготовка глухих и слабослышащих гидов для работы на русском жестовом языке в музейных пространствах Санкт-Петербурга». В 2018 году программа была реализована при поддержке банка ВТБ и других крупных коммерческих организаций. С сентября 2018 года лучшие выпускники программы проводят экскурсии для глухих и слабослышащих жителей и гостей Санкт-Петербурга всех возрастов в таких музеях, как Всероссийский музей А.С. Пушкина, Государственный музей истории религии и некоторых других.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..