четверг, 1 марта 2018 г.

ЕВРЕИ ГЕРМАНИЯ МОЛЯТ О ПОМОЩИ

А в ответ – тишина…

Власти никак не реагируют на моббинг еврейских школьников.
В начале 2017 г. в Еврейскую общину Дюссельдорфа стали один за другим обращаться дети и подростки, жаловавшиеся на участившиеся нападки и издевательства со стороны соучеников-мусульман. В частности, они рассказывали, что, по сути, стали в своих школах своего рода заложниками, на которых приверженцы ислама вымещают свое возмущение политикой Израиля.
Поскольку обращавшиеся просили о помощи, руководство общины организовало 22 мая встречу с ними, чтобы они могли озвучить свои проблемы. Выслушать их специально приехал из Берлина посланник израильского посольства Рогель Рахман. Были приглашены также представители районных властей и отдела школьного образования, которых предварительно проинформировали о сути проблемы (правда, районное руководство не сочло приглашение заслуживающим внимания). На встрече школьники рассказали о том, что слово «еврей» в их окружении все чаще употребляется в качестве ругательства. Один из учеников поведал, как арабский одноклассник заявил ему, что тому должно быть стыдно за то, что он еврей. По словам одной из школьниц, ее постоянно донимают вопросом о том, «зачем Израиль делает все это». Вспомнили и о том, что еврейским школьникам учителя порой дают провокационные темы для рефератов – например, о конфликтах с палестинцами за водные источники. Обосновывают педагоги это тем, что, мол, Израиль – родина евреев. «Только потому, что я еврей, я должен рассуждать о вещах, о которых не имею понятия», – жалуется один из участников встречи.

Беженцы усугубили проблему

Одна из школьниц пожаловалась, что в ходе дискуссии о конфликтах вокруг источников воды ее обвинили в том, что Израиль якобы отравляет палестинские колодцы. Другие участники встречи подтвердили это, подчеркнув, что ситуация еще более усугубилась в связи с притоком беженцев, который значительно повлиял на взаимоотношения со школьниками из турецких семей. В то время как один из участников дискуссии признался, что вообще перестал «спорить с арабами», другой добавил, что в силу их численного преимущества вообще предпочитает не вступать в подобные беседы: «В большинстве случаев это добром не заканчивается».
От израильского посланника дети получили совет заранее запастись ответами на критические вопросы и абсурдные обвинения в адрес Израиля, от представительницы школьного ведомства – обещание разобраться в ситуации и заверение в том, насколько ответственно чиновники подходят к вопросам межкультурных взаимоотношений. Менее оптимистично прозвучало выступление учительницы Тамары Гуггенхайм, которая позволила себе усомниться в том, что более глубокие знания о ближневосточном конфликте защитят еврейских учеников от нападок. Она рассказала, что детей в школе до сих пор спрашивают, правда ли, что евреи на Пасху забивают христианских младенцев, и обвиняют в том, что Израиль отравил воду в Иордане. «Что на это должен отвечать еврейский ребенок?» – задается риторическим вопросом учительница.

Поработала только община

После встречи общинное руководство взялось за работу. В сентябре отрылся консультационный пункт «Sabra» для жертв антисемитизма. Там заинтересованные лица могут получить не только консультации юриста, но и совет… театрального педагога о том, как правильно выстроить свое ролевое поведение в неординарных ситуациях. По словам административного директора общины Михаэля Сцентая-Хайзе, сейчас «Sabra» разрабатывает специальную ролевую игру, которую затем планируется внедрять в школах. «При этом речь не идет о том, чтобы изменить поведение тех, кто выступает источником агрессии, – поясняет Тамара Гуггенхайм. – Единственное, что меня интересует, – защита наших детей и усиление их позиции». «Я не чувствую себя ответственным за антисемитские нападки, которым внешнее окружение подвергает наших детей, – соглашается с ней Сцентай-Хайзе. – С этим должно разбираться наше нееврейское окружение».
Должно, но, увы, пока не занимается этим. Так, в декабре минувшего года в ответ на запрос нашей редакции районные власти сообщили, что им неизвестны «конкретные случаи моббинга еврейских детей мусульманскими соучениками в школах Дюссельдорфа». Не смогли чиновники вспомнить и про приглашение на встречу в Еврейскую общину Дюссельдорфа. Сама же община уверяет: по электронной почте проинформировали районное руководство о проблеме и сообщили о месте и времени проведения связанной с этим дискуссии. Плюс повторили приглашение устно. «Конечно, теперь можно сказать, что это не было официальным приглашением, – пожимает плечами Сцентай-Хайзе, – но и устное приглашение – тоже приглашение».
Что касается отдела школьного образования, то там удивлены обвинениями в бездействии после встречи со школьниками в общине. Здесь указывают на «активизацию контакта» с общиной и ее новым консультационным пунктом и напоминают о договоренности между руководством ведомства и общины о том, что со следующего года тема будет более глубоко прорабатываться в ходе повышения квалификации учителей.

«Туманный» ответ

Михаэль Сцентай-Хайзе называет подобный ответ «туманным». Упомянутая «активизация» контактов с общиной и ее консультационным пунктом была не чем иным, как рутинным представлением новой структуры, какое чиновники проводят для всех аналогичных образований. А его договоренность с руководителем ведомства об углубленной работе с учителями стала следствием вовсе не инициативы чиновников, а его настойчивости, проявленной в ходе уже упомянутой майской встречи в общине. Что же касается самих властей, то от них до сих пор не последовало ни единого приглашения к контакту. «Беседа со школьниками состоялась в мае. И с тех пор никаких сигналов от отдела школьного образования не поступало, – констатирует Сцентай-Хайзе. – Вообще-то я ожидаю от общества большинства определенной реакции на моббинг еврейских школьников. Но до сих пор я не вижу никакой реакции». Никак не проявили своей заинтересованности и христианские конфессии. «Наша реакция – единственная, которая мне известна», – с грустью констатирует представитель общины.

Еврейская гимназия – единственный выход?

Для еврейских школьников после майской встречи ничего по сути не изменилось. Они по-прежнему вынуждены сносить нападки и издевательства со стороны своих соучеников в государственных школах Дюссельдорфа. Тамара Гуггенхайм рассказывает, что все больше еврейских учеников предпочитают посещать общие уроки религии, чтобы в табеле у них присутствовал этот предмет, а не еврейская религия, «выдающая» их принадлежность к еврейскому народу. Школы, особо проблематичные для еврейских учеников, учительница знает поименно. Да и источники напастей за прошедшие месяцы не изменились: «Правых радикалов у нас очень мало, да они в этом возрасте предпочитают скрывать свои убеждения. Левых радикалов, среди которых обычно много антисемитов, в школах почти нет. Это мусульманская среда», – уверен Михаэль Сцентай-Хайзе.
Это невольно подталкивает к выводу об особом значении открытой в 2016 г. Еврейской гимназии. «Шесть лет назад мы начали планировать недавно открывшуюся гимназию, – поясняет административный директор общины. – Все эти годы мысль о том, что это заведение ко всему прочему должно служить еще и убежищем для наших детей, даже не возникала. Однако после майской беседы с учениками этот аспект приобрел особое значение». Увы, старшеклассникам появление Еврейской гимназии уже не поможет в решении проблемы, но родителям более младших школьников нынешняя ситуация в государственных школах дает основание задуматься о том, чтобы записать своего ребенка в Еврейскую гимназию.

«Так долго, как тогда, мы ждать не будем»

Но как могло случиться, что через 73 года после Шоа антисемитизм в Германии вновь поднимает голову? Ответ на этот вопрос Михаэль Сцентай-Хайзе начинает с 1967 г. и выигранной Израилем Шестидневной войны: «До тех пор левые недооценивали Израиль. Но после этого в их глазах Израиль стал сильным государством, и это все изменило. А сегодня левые насквозь пронизали германское общество – они среди учителей, журналистов и представителей прочих профессий, влияющих на общественное мнение. Мы же продолжаем считать левых своими естественными союзниками против правых радикалов…»
Это весьма непростое признание для Михаэля Сцентая-Хайзе, который с 16-летнего возраста носит в кармане партбилет члена СДПГ. «К тому же в Германии уже почти 5 млн мусульман, – добавляет он, – это усиливает тенденцию. Такова моя теория». Административный директор Еврейской общины Дюссельдорфа на мгновение замолкает, но тут же решительно сообщает: «Но так долго, как тогда, мы нынче ждать не будем. Эвакуировать 120 тыс. евреев из Германии можно за неделю». Куда именно, он не уточняет. Вместо этого предупреждает: «Но вы тогда останетесь жить с этими людьми…»
Петер ХЕММЕЛЬРАТ, «Еврейская панорама»
Перевод с немецкого. Оригинал опубликован на сайте: nrw-direkt.net
P.S.

Я сам обманываться рад

Согласно ответу правительства на запрос депутата Бундестага от Левой партии Петры Пау, в 2017 г. в стране в среднем регистрировались четыре правонарушения антисемитского характера в день. Всего было зафиксировано 1453 правонарушения, в том числе 32 случая применения насилия и 160 случаев порчи имущества. Это примерно равно показателю 2016 г. и немного выше, чем в 2015 г. В большинстве случаев (1377) правонарушения были «правоэкстремистскими или имели нечеткую правую мотивировку», лишь 33 случая полиция относит на счет абстрактных «ксенофобов», 25 считает «религиозно мотивированными», а один приписывает левым радикалам. О мусульманском антисемитизме в ответе не говорится вовсе.

1 комментарий:

  1. Наконец-то появляется больше информации об исследованиях ученых, утверждающих, что человек создавался чтобы быть Богом. Это доступно пониманию школьникам старших классов, но левые надеются, что сдерживанием развития молодежи они продлят свое существование. Хватит ли ума нашим избранникам, чтобы осознать это?

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..