четверг, 1 марта 2018 г.

АМАЛЕК И ЕЩЕ РАЗ АМАЛЕК

Александр Казарновский

Амалек и еще раз Амалек

Скоро у нас Пурим. В две тысячи очередной раз мы будем сначала благословлять праведного Мордехая и проклинать злодея Амана, а потом, основательно наклюкавшись, путать одного с другим. Но как бы наше сознание не замутили алкогольные пары, одно нам ясно, в каком бы мы состоянии ни находились — Аман не просто злодей, он потомок Амалека, народа, воплотившего собой всю силу зла, всю силу противоборства Вс-вышнему и народу Израиля.
А окончательно протрезвев, мы задаем себе тревожащий вопрос: когда и с какой частотой является в мир Аман, он же Амалек, он же Гитлер? Когда нам еще ждать от него сюрпризов и ждать ли? Поразмыслив, мы обнаруживаем, что вдогонку каждому его появлению у нас на пути происходит некое второе его пришествие.
Но сначала разберемся с регулярно повторяющимся первым приходом и да простят меня за небольшой ликбез. Итак, сказано:«Помни, что сделал тебе Амалек в пути, когда уходили вы из Египта; как застал он тебя в пути, и перебил у тебя всех ослабевших, что позади тебя, а ты был изнурен и утомлен...» (Дварим, 25:17, 18). 
Иными словами, стоило еврейскому народу потянуться в Святую землю, как Амалек преградил ему дорогу. Но произошло это после того, как на весь мир прогрохотали десять казней египетских, после того, как произошло великое чудо на Красном море. Все народы трепетали перед вырвавшемся из египетского плена народом Израиля, вернее, перед его могущественным Защитником. И лишь амалекитяне приперлись, извините за выражение, черт-те откуда, за сотни километров, чтобы… не победить, нет, на это и не рассчитывали, но хотя бы сразиться с евреями. Вот как говорит об этом мидраш: «На что это похоже? На ванну, наполненную кипятком, в которую не решалось залезть ни одно живое существо. Пришел один негодяй и прыгнул в нее; хотя и обжегся, но проложил дорогу другим. Так и здесь: когда Израиль вышел из Египта, и Святой, благословен Он, рассек перед ними море и утопил там египтян, страх напал на все народы, как сказано: “Тогда устрашились князья Эдома” (Шмот, 15:15) и далее. Но вот пришел Амалек и напал на Израиль; хотя он и был наказан за это сполна, все-таки показал народам мира, что с Израилем можно воевать».
Все это общие места. Но почему вдруг Вс-вышний требует от нас "стереть имя Амалека из поднебесной"? Почему по прибытии в землю Израиля еврейский народ обязан сначала поставить царя, затем уничтожить Амалека и только потом строить Храм? Если помните, решающие битвы с Амалеком прогремели сначала при Шауле, а потом при Давиде, никак не "по дороге", а когда мы уже обосновались в Эрец Исраэль. Рав Йона Левин из Махон Меир формулирует это так: «Амалек приходит дважды — в первый раз, когда мы на пути из изгнания в Эрец Исраэль, второй- - перед тем, как настает пора строить Храм. Что он хочет предотвратить? Постройку Храма. Знай, - говорят наши танаим в своей брайте, - что Амалек второй раз появляется на сцене еще в один переходный период — не тогда, когда ты идешь в Эрец Исраэль, а тогда когда ты уже находишься в Эрец Исраэль, но еще не построил Храм, потому что его последняя попытка — помешать построить Храм».
Есть и вторая сторона - только после уничтожения Амалека, который есть абсолютное зло, можно строить Храм, дабы впустить в мир абсолютное добро.  Как сказано в мидраше: «Все то время, что семя Амалека существует в мире, ни имя Б-жье, ни престол Б-жий не могут обрести полноту. Когда же семя Амалека будет уничтожено, имя Б-жье и престол Б-жий обретут полноту». И царь, не выполнивший первого задания, не допускается к выполнению второго. Судьба Шауля, который не сумел уничтожить Амалека и потому был заменен Давидом, — яркий тому пример.
Далее все в порядке – в книге Шмуэль об этом сказано коротко и ясно: "… Давид разгромил Амалека… "(Шмуэль кн.1 – гл.30)
После этого Шломо строит Храм. Амалек со сцены исчезает.
Увы – проходят триста шестьдесят четыре года, Храм разрушен, народ отправлен в изгнание. Но вот Вавилонская империя, по просторам которой разбросаны иудеи, падает под ударами новых завоевателей и преобразуется в Персидскую империю. Персидский царь Кир (Кореш) выпускает декларацию, в которой говорится буквально следующее: "Так говорит Кир… кто есть из Вас, из всего народа Его, - да будет Бог его с ним, и пусть он идет в Иерусалим, что в Иудее, и строит дом Господа, Бога Израилева, того Бога, который в Иерусалиме". Вот те раз? Это что же значит - Вс-вышний готов призвать верных Ему покинуть уютный галут?! Это значит - евреи могут возвращаться на свою землю и отстраивать Храм?! Ах, они такие сякие! Амалека на них нет!
Амалека, в качестве народа, действительно, уже нет, но остались потомки амалекитян с тем же запасом самоотверженной ненависти к евреям. Один из них, Аман, потомок их царя Агага, заняв пост первого министра при дворе персидского царя Ахашвероша, бросается, очертя голову, в бой с Вс-вышним. Первое, "антисионистское", и второе "антихрамовое" пришествия здесь объединены в одно – ведь и в задачах, которые Вс-вышний через Кира ставит перед евреями, возвращение в Землю Израиля совмещается во строительством Храма.
Итог нам известен. Аман и десять его прямых потомков оказываются на виселице, 75000 наиболее ярых энтузиастов амалекитянства удобряют своими телами земли Персидской империи. Пурим самеах!
И опять – увы! Когда началось строительство второго Храма, вроде бы Амалек уже не пытался помешать. А как он мог пытаться, ежели был истреблен Мордехаем?! Но, как говорится, дело его живет. И энергия его в мире осталась. Иудея попадает сначала под власть Птолемеев, затем Селевкидов, начинается эллинизация, которая приводит к восстанию Маккавеев. И вот — пожалуйста — на что направляет свое острие император Антиох Епифан? Храмовое служение прекращено, в Храме ставят идолов, в Храме приносятся в жертву свиньи... Нет, сам Храм разрушать греки не стали — не амалекитяне все-таки, эпигоны. И тем не менее, победа Маккавеев была одержана по сути над Амалеком, не над ним самим — над его делом. И еще раз увы! Победа эта оказалась временной. Римский полководец, будущий император Тит Флавий, чья духовная связь с Амалеком была очевидна нашим мыслителям от Рамбама («Йеменское послание») до современного мудреца рава Ицхака Зильбера, разрушил Храм. Второе пришествие Амалека пусть с опозданием, но все-таки состоялось, реванш за Амана был взят.
Последовали две тысячи лет изгнания, Галута. Но все когда-нибудь кончается. Забрезжил свет в ночи, свет Избавления, Геулы. Впереди замаячило возвращение евреев на родину. И вот тут-то…Когда происходит первое пришествие Амалека? Как раз в этот момент. Он просачивается в щель между Изгнанием и Избавлением, дабы не допустить последнее. Что ж, если первым признаком потомков Амалека является бескорыстная ненависть к еврейскому народу и стремление вырезать его под корень, то ребенку ясно, что Гитлер и Ко — ярчайшие представители этого народа, вернее, сохранившиеся, к несчастью, до наших дней его потомки. И действительно — пока мы две тысячи лет жили в галуте, нас унижали, грабили, ненавидели, устраивали нам жуткие погромы, но никто, даже Богдан Хмельницкий, не ставил себе целью поголовный геноцид нашего народа. Лишь в двадцатом веке, когда началось реальное движение евреев в направлении Эрец Исраэль, чудовище пробудилось. Будь они простыми антисемитами, потомки Амалека лишь утерли бы с облегчением пот со лба — пущай жиды катятся, да подальше! Будь завоевание всего мира (как об этом заявлял их вождь) задачей новых амалекитян, они не очень-то торопились бы с геноцидом — зачем отрывать силы от действующей армии, зачем снимать с фронта целые дивизии, как это, скажем, было в Венгрии? Сначала одержать глобальную победу, а потом уже не спеша, со вкусом... Но Амалек, который ждал 2000 лет и не особо волновался, вдруг не может больше терпеть ни минуты. Он высылает за границу ученых с мировым именем и тем самым лишает себя еврейских мозгов, которые начинают служить его врагам, он распыляет силы, идет на верную гибель, лишь бы успеть, лишь бы "Не позволям!" Все в точности, как было во времена Моше и во времена Мордехая. Ну, и итог такой же. Германия лежит в руинах, аманы двадцатого века занимают законное место на виселице, а у человечества вдруг на мгновение проснулась совесть, оно на мгновение содрогнулось в ужасе от того, что натворило, и устами своих представителей признало право евреев на Землю Израиля (частично) и на создание своего государства.
Казалось бы вопрос с Амалеком закрыт… И в который раз – увы!
Да, сегодня мы, наконец, дома. Там, в европейской земле, в полях Амалека, как их точно назвал Эли Люксембург, остались миллионы. Среди них — почти вся моя родня по материнской линии. Но у нас есть свое государство! В наших руках уже свыше полувека Храмовая гора. На очереди — Третий храм.
Только вот почему-то война 2000-2005 называется «интифада Аль Акса» в честь мечети на Храмовой горе. И почему-то началась она после того, как Ариэль Шарон осмелился ступить на Храмовую гору. И почему-то мусульманам разрешено убивать полицейских на Храмовой горе, но стоило нашим властям попытаться поставить там металлоискатели, какая волна грязи пошла по всему миру, Кадыров и тот свой пятачок вставил (в обоих смыслах)! Поразительно – никакое строительство в поселениях, никакие новые форпосты, все, что, на самом деле представляет собой реальную угрозу для создания (не дай Б-г!) Палестинского государства, никакие, кстати, бомбежки Газы не вызывали такую ярость у завернутых в чалмы эпигонов Третьего рейха, как каждый шаг нашего народа на пути к воздвижению Третьего Храма. А по какой бы еще причине прокатилась по всему христианско-мусульманскому миру истерика по поводу признания Трампом Иерусалима?! Даже американские ассимилированные евреи, интеллектуальные капо, которые в свое время, за неимением Гитлера, голосовали за Обаму и Клинтон, изрыгнули свою ярость. Даже глава католической церкви отметился, сностальгировав по ее средневековой юности! «Нет ничего важнее Иерусалима!» - буквально визжал в ярости Абу Мазен.. Как говорит тот же Йона Левин, «когда нарастает сопротивление строительству Третьего Храма, в этом безусловно есть что-то амалекитянское». Да, но уж больно вшивенькие эти нынешние эрзац-амалекитяне, эти псевдоамалекитяне! Ничего-то они не могут! Гитлер - капут, подельники его тоже. Нового настоящего амалекитянина пока на горизонте не видно. Замаячил было Ахмединеджад, да слился. Так что второе пришествие Амалека пока что откладывается. Дай Б- г, чтобы навсегда.
"Новости недели", 02.18

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..