среда, 25 октября 2017 г.

Что опаснее: угроза коорупции или диктатура "банды закона"?

Моше Фейглин

Что опаснее: угроза коорупции или диктатура "банды закона"?

Однажды мне позвонил журналист и спросил как бы я отреагировал на намерение полиции вызвать меня на допрос по подозрению в мятеже.
- Я не слышал о том, что меня хотят допросить - сказал я журналисту.
- Разве они тебе не сообщили? - спросил он.
- Нет.
Он на миг смутился, а затем продолжил:
"Хорошо, тогда давай сделаем так: я тебе сообщу, а ты отреагируешь".
Это не шутка - этот разговор действительно имел место много лет назад, когда я организовывал демонстрации протеста "Зо арцену" против соглашений Осло - демонстрации, которые в свое время парализовали всю страну.
Тогда я был совершенным новичком в полицейских "делах", это был первый (и далеко не последний) урок, который я получил от политизированной полиции. Я полностью отделяю вопрос расследования, ведущегося против Нетаниягу от вопроса утечек информации из полиции. Для меня совершенно ясно, что и сами расследования, и утечки идут Нетаниягу только на пользу. Ведь правые действительно правы: подозрения в гораздо большей коррупции, коррупции, против которой дела Нетаниягу кажутся совершенно ничтожными, никогда так и не были расследованы. А виновные в них главы предыдущих правительств, которые либо сами были левыми, либо продвигали левую адженду так и не понесли никакого наказания.
Например, на публичный призыв Амнона Абрамовича на 2-м канале отложить все расследования против Шарона до завершения процесса "размежевания" ("Хранить Шарона как этрог в суккот") сразу же поддержали его коллеги журналисты и полиция. Тяжелейшие подозрения в отношении Эхуда Барака (включая откровенные показания бывшего премьер-министра Ольмерта, что он имел комиссионные от каждой сделки с оружием) никогда так и не были расследованы всерьез. Точно так же мы никогда не видели демонстраций перед домом юридического советника правительства с требованием расследовать странные миллионы, которые прокручивал Шимон Перес.
Так что ощущение преследования у правых совершенно оправданно, и Нетаниягу прекрасно знает как превратить его в политический капитал. Но вне всякой связи с Нетаниягу, утечки из полиции в СМИ о том, что расследование возобновляется, является серьезным нарушением. Право общественности – знать, что расследование уже было проведено, а не в том, что оно должно состояться. Полиция не имеет никакого права преждевременно очернять человека. Силы безопасности по сути берут на себя полномочия контролировать и направлять избранную власть. Я очень боюсь коррупции, я боролся с ней в Кнессете изо всех сил.
Но гораздо больше я боюсь контроля над народными избранниками никем не избираемых систем (полиции, прокуратуры, Верховного суда) и создания скрытой диктатуры под маской демократии.
* * *
Закон, защищающий действующего премьер-министра от расследований - очень важен.
Я поддерживал такой закон даже во времена суперкоррумпированного Ольмерта и, безусловно, он важен сегодня.
Я не наивен. Нетрудно понять какой силой движим Дуду Амсалем, и дела, по которым допрашивается Нетаньяху, на мой взгляд очень серьезны.
Но коррупции избранных лидеров я опасаюсь гораздо меньше, чем диктатуры банды, помешавшей в свое время Реувену Ривлину занять пост министра здравоохранения. Нынешний президент государства назвал ее тогда "бандой власти закона".
Поймите, коррумпированную верхушку я могу менять каждые 4 года, а "банду", как выразился Ривлин, - нет.
Моше Фейглин – лидер движения "Зеут"

1 комментарий:

  1. Вот-те на!
    И что же это за "банда закона" такая, можно узнать? Если не у автора, то хотя бы у А.Красильщикова?

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..