воскресенье, 28 ноября 2021 г.

Раскрыта тайна высокопоставленного нациста, бежавшего от правосудия после Второй мировой войны

 

Раскрыта тайна высокопоставленного нациста, бежавшего от правосудия после Второй мировой войны

28 сентября 1946 года, примерно через полтора года после окончания Второй мировой войны, польские власти направили письмо военному губернатору США в Германии, «с просьбой об экстрадиции … Отто Вехтера, которому было предъявлено обвинение в массовых убийствах» и совершении военных преступлений в период 1942-1945 гг. в городе Лемберг (Львов на территории современной Украины), пишет журналист «Israel Hayom» Эльдад Бек.

Photo copyright: Narodowe Archiwum Cyfrowe

Вехтер был высокопоставленным членом СС и высокопоставленным функционером нацистской партии в Австрии и отвечал за изгнание чиновников-евреев после аншлюса – присоединения Австрии к нацистской Германии 12 марта 1938 года. После захвата немцами Польши в октябре 1939 года Вехтер стал губернатором Кракова и основал в городе еврейское гетто. Позже он стал губернатором Галиции и основал украинскую дивизию СС. В последние несколько месяцев войны он возглавлял Главное управление безопасности Рейха в частях Италии, оккупированных Германией. После войны он бесследно исчез, пока в 1949 году, через три года после запроса Польши об экстрадиции, стало известно о его смерти в Риме из-за болезни.

Новая книга 61-летнего британско-французского юриста Филиппа Сэндса под названием «Крысиная линия: любовь, ложь и правосудие по следу нацистского беглеца» показала, среди прочего, что США знали, что Вехтер скрывается в Риме, но не предприняли никаких усилий. чтобы привлечь его к ответственности, скорее всего, потому, что они хотели завербовать его, чтобы он присоединился к их усилиям против СССР в «холодной войне». Согласно книге, Вехтер надеялся бежать в Южную Америку через «Крысиную линию» – систему путей эвакуации для высокопоставленных нацистов, бежавших из Европы после Второй мировой войны с помощью Красного Креста, Ватикана и спецслужб США – но умер, не успев сделать это. У Сэндса есть личная связь с Лембергом, которую он подробно описал в своей книге-бестселлере «Восточно-западная улица».

Его мать Рут и ее родители Леон и Рита Бухгольц были среди немногих членов семьи, переживших Холокост. Сэндс рос в типичной ситуации молчания, характерной для семей выживших, и ничего не знал о судьбе своих родственников, убитых нацистами и их пособниками. Одиннадцать лет назад, получив приглашение прочитать лекцию в Тель-Авивском университете, он начал исследовать историю своей семьи. Работая над «Восточно-западной улицей», он познакомился с немецким журналистом Никласом Франком, который известен своей очень личной и обвинительной книгой о своем отце Гансе Франке, который был губернатором генерал-губернаторства в оккупированной нацистами Польше. Именно на территории, находящейся под его юрисдикцией, было убито большинство жертв Холокоста.

Через Франка Сэндс познакомился с четвертым сыном Отто и Шарлотты Вехтер, 82-летним Хорстом, поделившимся с британским юристом большой коллекцией личных семейных документов – переписки между родителями, дневников, записей – которые дали Сэндсу представление о жизни Вехтеров до Второй мировой войны и помогли раскрыть тайну смерти Вехтера в Риме 14 июля 1949 года. «Крысиная линия» также вызвала конфликт между Сэндсом, который описывает раскрытые масштабы преступлений Вехтера, и Хорстом Вехтером, который продолжает настаивать на том, что его отец был «хорошим нацистом», который выступал против чудовищных преступлений, совершаемых вокруг него, и делал все возможное, чтобы минимизировать число жертв. «Хорст не плохой человек, не антисемит, и он не отрицает Холокост», – заявил Сэндс «Israel Hayom». «Но он пытается создать для себя историю оправдания, создав прекрасный образ своего отца. Иногда это меня расстраивает и злит, но я стараюсь контролировать эти эмоции. После того как книга была опубликована, он отправил сообщения родственникам и друзьям, отправив мне копию, в которой утверждал, что книга ужасна, но, тем не менее, он продолжает поддерживать со мной связь».

Как отметил Сэндс, Вехтер «утверждает, что я проигнорировал самые важные документы, но их не существует. Я обращался к каждому документу и искал вещи, которые могли бы поддержать его мнение об отце, но их просто не было. Его воображение – чистое отрицание и крайний вариант фейк-ньюс. Он не обвинял меня в нечестности или неточном использовании материала, только утверждал, что я не ссылался на некоторые документы, которых не существует». По словам Сэндса, Вехтер был высокопоставленным нацистским чиновником, но его имя малоизвестно широкой публике. «Вехтер был высокопоставленным нацистом, достигшим второго по значимости звания в СС. Он был назначен губернатором Галиции лично нацистским лидером Адольфом Гитлером и находился на вершине нацистской иерархии, поэтому для меня остается загадкой, как его имя было очищено», – заявил он. «Я думаю, что это произошло в результате усилий его жены, которая потратила 35 лет после войны на очищение репутации семьи. Она уничтожила многие личные документы, которые у нее были, и каждый раз, когда в австрийской прессе публиковались материалы о Вехтере, она обращалась в газеты и следила, чтобы его имя не упоминалось в статьях. Ее работа была очень тщательным обелением имиджа Вехтера». Как рассказал Сэндс «Israel Hayom» после выхода книги он получил электронное письмо от архивариуса музея Холокоста в Вашингтоне.

«В сентябре прошлого года Хорст предложил разместить на сайте музея все переданные мне документы, что он (архивист) принял. Я не знаю, зачем Хорст это сделал, но сегодня любой может прочитать эти документы. Архивист сказал мне, что никогда раньше они не сталкивались с такими материалами, которые документируют личную жизнь пары почти полностью с момента их встречи в 1929 году до смерти Отто в 1949 году. Более того, впервые у нас есть информация о маршрутах побега нацистов, увлекательная тема для меня. Где и как прятался Отто? Как он попал в Рим? Кто там заботился о нем?

Все это было описано в шифрованных письмах, которые нужно было расшифровать, но теперь мы точно знаем, что произошло. Были люди, которые помогали Вехтеру и заботились о нем и остальных нацистах. Это была сеть, в которую входили люди из Ватикана и итальянские фашисты, но также и американцы. Через двенадцать часов после того, как Отто прибыл в Рим, американцы были проинформированы о его прибытии. Они знали, что он был там, знали вымышленное имя, которое он использовал. И ничего не предприняли для его задержания», – подчеркнул он. По мнению Сэндса такая политика велась из-за того, что британцы и американцы искали нацистов, чтобы завербовать их для борьбы с коммунистами.

По словам Сэндса, самые неприятные моменты в этой истории были связаны с реакцией Хорста Вехтера на документы. «Это было болезненно и неприятно», – заметил он. «Я показал ему документ, в котором его отец написал: «Завтра мне нужно привести 50 поляков на расстрел в лесу». И он сказал мне, что в документе не сказано: «Я хочу их застрелить». Или «Я должен их застрелить». «Более того, я думаю о том, что Вехтер изгнал 16000 евреев из всех государственных учреждений в Вене после апреля 1938 года. Вехтер нес ответственность за каждого еврея, потерявшего тогда работу, от руководящих должностей до почтальона. Кстати, двое из них были бывшими профессорами права, у которых учился Вехтер, и он уволил их и подготовил почву для их смерти. «Я должен признать, что все, что связано с рассказами о Вене, очень сложно для меня. Отсюда две мои прабабушки были депортированы на смерть с одним чемоданом. Этот образ двух пожилых женщин, невинных и беспомощных, заставляет мою кровь закипать» – заявил Сэндс.

Вехтер родился в Вене 8 июля 1901 года. Его отец Йозеф, монархист и антисемит, был генералом в австро-венгерской армии и некоторое время занимал пост министра обороны Первой Австрийской республики, созданной после Первой мировой войны. Когда Вехтеру было 7 лет, семья переехала в Триест (тогда часть Австро-Венгрии). После начала Первой мировой войны его отец находился в Галиции и командовал войсками у Лемберга. Вахтер, его мать и две сестры переехали в южную Богемию (современная Чехия). После поражения в войне, посреди послевоенного хаоса и финансовых проблем семьи Вехтер окончил среднюю школу и начал изучать право. Он был активен в националистических кругах, а в марте 1921 года даже участвовал в массовой антисемитской демонстрации в Вене, организованной политической организацией, сформированной после Первой мировой войны, которая требовала лишить евреев гражданства и конфисковать их собственность, а также изгнать всех евреев, переехавших в Австрию с начала Первой мировой войны.

В возрасте 22 лет Вехтер присоединился к нацистской партии, всего через два года после того, как Гитлер стал лидером партии в Мюнхене. В декабре 1925 года он сал адвокатом и четыре года спустя встретил свою будущую жену Шарлотту Блекманн, дочь стального магната. Они поженились два года спустя, в 1932 году. В их истории любви были свои взлеты и падения: Вехтер изменяла, а Шарлотта Вехтер дважды делала аборт: в первый раз, чтобы наказать Вехтера за измену, и во второй раз – после войны – чтобы найти время, чтобы скрыть своего мужа от союзников, несмотря на то, что он продолжал предавать ее. Шарлотта Вехтер поддерживала нацистские взгляды своего мужа и в 1931 году даже подарила ему экземпляр «Майн кампф». Внутри она написала: «В борьбе и на войне, несмотря на бурю, ради цели».

Два месяца спустя она также присоединилась к австрийской нацистской партии. К тому времени Вехтер стал высокопоставленным функционером партии, в которую входили, среди прочего, Артур Зейсс-Инкварт и Эрнст Кальтенбруннер, позже казненные в Нюрнберге за совершение военных преступлений и преступлений против человечности. В качестве юриста Вехтер оказывал юридические услуги нацистской партии и ее членам. В апреле 1932 года он вступил в СС и лично встретился с Гитлером в январе 1933 года, когда нацисты пришли к власти в Германии. Через несколько дней у него родился старший сын Отто-младший. В мае нацистская партия получила серьезный удар, когда ее деятельность была запрещена тогдашним канцлером Австрии Энгельбертом Дольфусом. Вехтер, как и многие другие австрийские нацисты, ушел в подполье. Он был арестован за запрещенную политическую деятельность, был освобожден и продолжал представлять членов нацистской партии. В то же время он часто ездил в Германию, чтобы встретиться с Гитлером, планировавшим переворот в Австрии.

25 июля 1934 года, когда Шарлотта Вехтер выздоравливала в больнице после рождения первой дочери, Вехтер принимал участие в деятельности группы, убившей Дольфуса. Канцлер был мертв, но переворот провалился, и несколько его участников были арестованы. Вехтеру удалось бежать в Германию. В 1936 году Шарлотта Вехтер и двое их детей присоединились к нему в Берлине.

К тому времени он стал высокопоставленным чиновником в службе безопасности Рейха, созданной Рейнхардом Гейдрихом по указанию главы СС Генриха Гиммлера. Вехтер работал в одном офисе с известным нацистским преступником Адольфом Эйхманном. 12 марта 1938 года немецкая армия вторглась в Австрию и присоединила ее к Рейху. «Большая мечта, от которой мы уже отказались, внезапно сбылась», – написала Шарлотта Вехтер в своем дневнике. Она также присоединилась к группе друзей, которые решили поехать из Берлина в Вену на историческое событие. В канцелярии нового австрийского канцлера она встретилась с главнокомандующим района Вены Одило Глобочником, который основал лагеря смерти Белжец, Майданек, Собибор и Треблинка. Она убедила Глобочника назначить ее мужа на руководящую должность в Австрии, и, как и во многих других ее начинаниях, ей это удалось. Новая глава началась в жизни Вехтеров, когда они переехали на виллу в Вене, конфискованную у еврейской семьи в престижном районе столицы.

Беттина Мендель, мать семьи, владевшей зданием, была талантливой наездницей, которая отказалась представлять Австрию на Олимпийских играх 1936 года в Германии и после аннексии сумела бежать в Австралию. Пока Шарлотта Вехтер наслаждалась своим новообретенным социальным статусом, ее муж взял на себя ответственность за «очищение» австрийского государственного сектора от евреев. По словам Сэндса, Вехтер был ответственен за увольнение 16237 низших и около 6000 высокопоставленных чиновников. Он даже не удержался от увольнения полукровок или людей, состоявших в браке с евреями. «Отто был недоволен своей работой, но выполнял ее с большим рвением», – написала Шарлотта Вехтер в своем дневнике.

Сэндс подчеркнул, что антисемитизм пары возник по двум разным причинам. «По мнению Отто, это произошло из-за национализма его отца и заявлений о «ноже в спину», в которых говорилось, что именно вероломные евреи привели страну к поражению. Для Шарлотты антисемитизм проистекает в основном из религии, из церкви». Спустя несколько недель после начала Второй мировой войны и вторжения Германии в Польшу Зейсс-Инкварт назначил Вехтера главой краковской администрации. Месяц спустя его повысили до губернатора округа, и в первый же день своего пребывания в должности он обязал всех евреев носить на руках специальные опознавательные ленточки. В 1941 году он лишил евреев их прав, а 3 марта приказал создать Краковское гетто и провести облаву на евреев города, пригрозив смертью любому, кто не подчинится.

20 октября 1941 года, через четыре месяца после вторжения Германии в СССР, Генерал-губернаторство провело заседание Кабинета министров в Кракове. В протоколе цитируется Вехтер, говорящий о том, что радикальное решение еврейского вопроса неизбежно. Месяц спустя все губернаторы округов Генерал-губернаторства встретились с главами СС в округах Галиция и Люблин, включая Глобочника, который к тому времени был занят созданием лагеря смерти Белжец. Ганс Франк – глава Генерал-губернаторства – проинформировал присутствующих о новой политике, которая приведет к «успешному истреблению» 3,5 миллионов евреев, которые жили на территориях, находящихся под его властью. «Мы должны истреблять евреев всякий раз, когда мы встречаемся с ними и когда можем», – заявил Франк за несколько недель до Ванзейской конференции в Берлине, в ходе которой нацистское руководство сформулировало «Окончательное решение».

Три дня спустя Гитлер назначил Вехтера, которого он считал «лучшим человеком для этой должности», губернатором Галиции. Вахтер вернулся на то же место, где его отец командовал во время Первой мировой войны, только с более высоким военным званием и большей властью. Вскоре к нему присоединилась Шарлотта Вехтер. К марту 1942 года Вехтер уже подписал приказ, обязывающий евреев выполнять принудительны работы. В течение года почти все евреи региона – около полумиллиона человек – погибли. 6 августа 1942 года высокопоставленные нацистские чиновники встретились в Лемберге, чтобы обсудить «решение еврейской проблемы в Галиции». Четыре дня спустя десятки тысяч евреев Лемберга были отправлены в лагерь смерти Белжец. В письме жене от 16 августа Вахтер писал, что очень занят, отчасти из-за «огромной еврейской акции».

Это одно из немногих письменных упоминаний Вехтера о его прямом участии в нацистских преступлениях. Возможно, он сознательно воздержался от их документирования, или, возможно, Шарлотта Вехтер уничтожила другие документы. Во всяком случае, Вехтер писал, что Гиммлер посетил Лемберг и высоко оценил его работу. Во время истребления евреев Вахтер жаловался жене на проблемы с уходом за садом в их доме в Лемберге, поскольку «там нет рабочих. Евреев все больше перемещают в другие места».

В конце 1942 года «New York Times» опубликовала список – основанный на отчетах польских изгнанников – высокопоставленных нацистских чиновников, совершавших преступления в Польше. Вехтер занял седьмое место в списке. В результате растущих военных проблем на восточном фронте, вызванных Красной армией, Вехтер в 1943 году создал добровольческую дивизию СС «Галиция», куда впервые набирали не немцев из Рейха, а украинцев и местных немцев. «Почему нужно проливать только немецкую кровь», – писал он жене. «Галичане настаивают на том, чтобы мы вербовали их. Они надежны». Но ситуация на фронте, как и на других оккупированных Германией территориях, продолжала ухудшаться. В феврале 1944 года заместитель Вехтера Отто Бауэр был убит неизвестным человеком в немецкой военной форме. Шарлотта Вехтер решила покинуть Лемберг с шестью детьми, взяв с собой самую дорогую мебель с виллы. Позже она утверждала, что ей посоветовал сделать это местный слуга, который сказал, что «коммунисты все равно уничтожат все».

Вехтер провел в Галиции два с половиной года. «Его счастье было безмерным», – написала его жена в своих мемуарах. «Наконец-то он смог реализовать свои идеи о хорошем контроле над людьми». В июле 1944 года Гиммлер решил отправить Вехтера в северную Италию, где немцы захватили власть. Шарлотта Вехтер осталась в Зальцбурге. Ближе к концу войны он исчез. После непродолжительного периода неопределенности Шарлотта Вехтер узнала, что ее муж прячется в Альпах в Австрии. Она навещала его, и эти двое постоянно поддерживали связь до конца четырех лет жизни Вехтера, которые он провел в бегах. Он даже короткое время пробыл с женой и детьми в Зальцбурге, но уехал после того, как соседи обратили на это внимание и пошли сплетни.

Вехтер решил бежать в Рим и попытаться уехать в Южную Америку, как это сделали тысячи его коллег. Хотя переписка с его женой была полна кодовых слов, призванных помешать разведке союзников определить его местонахождение, Сэндсу удалось расшифровать почти все из них. Результаты ясно показали, что США знали о Вехтере, жившем в Риме.

Единственная дочь Хорста Вахтера, Фредерика Магдалена Вехтер-Станфель (44 года), художница и новообращенная мусульманка, единственная, кто признает, что ее дедушка был военным преступником. «Книга Филиппа освобождает меня от тяжелого бремени», – заявила она «Israel Hayom». «Книга привела меня к тому, что я наконец узнал, что произошло. Еще пять-шесть лет назад я почти ничего не знал об этом. Я только знала, что мой дед был нацистом. Семья моей матери была совершенно другого происхождения. Она приехала из Швеции и была коммунистом, что создавало напряжение в семье. Но я не знала почему». Мой отец всегда говорил, что его отец был «замечательным нацистом». Что он был хорошим человеком и делал только хорошее в рамках нацистской системы. Он искренне верит в это. Он утверждал, что его отец хотел изменить нацистскую систему. Мама всегда говорила, что этого не могло быть, что нацист не мог быть хорошим. Для нее тоже эта семейная история была ужасным бременем. Я всегда знала, что хорошего нациста не бывает. Это ерунда» – отметила она. При этом, по ее словам, ее отец не является антисемитом. По словам Вехтер-Станфель, когда она получила от отца документы о деде и прочла их, ей стало плохо. «Я получила психиатрическую помощь. Многие члены моей семьи заболели, и даже те, кто вошел в семью через брак. Молчание, связанное с прошлым, вызывает болезни. Чем оно тяжелее, тем хуже становится и всем становится больно. Теперь, слава Б-гу, я чувствую себя лучше. И я чувствую, что моя миссия – говорить об этом, помимо моего стремления к искусству и социальному консультированию, которое я изучала», – рассказала она. Заметив, что в Австрии долго была «чрезвычайная тишина».

Говоря о своем обращении в ислам, она заметила, что «теоретически я тоже могла стать буддисткой, и я также чувствую связь с Иисусом, но не с историей распятия. Ислам верит во всех пророков, в том числе и в еврейских. Я нахожу это захватывающим». Она подчеркнула, что нынешняя реакция на мусульман в Австрии напоминает отношение к евреям в прошлом. «Но я чувствую, что политики заботятся о том, чтобы ветры прошлого не задули вновь», – заявила Вехтер-Станфель. По ее словам, отец исключил ее из завещания, но в основном из-за того, что она не разделял его мнения об Отто Вехтере. Вехтер-Станфель также рассказала, что вместе с мужем (также новообращенным мусульманином), несколько лет назад посетила Израиль «Мы были в Иерусалиме и в святых местах. Это был замечательный духовный опыт, организованный школой учителей, где преподает мой муж. Мы посетили древние города, библейские места и все места, общие для нас. Это было что-то особенное», – заключила она.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..